Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 235/57-99). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору найма



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 235/57-99). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ НАЙМА



Истец: фирма «А» (Республика Польша)

Ответчик: компания «В», общество с ограниченной ответственностью (Латвийская Республика)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору найма

Применимое право: гражданское законодательство Латвийской Республики

Состав арбитражного суда: единоличный арбитр

Дата вынесения решения: 10 февраля 2000 г.

Комментарий к решению

1. При отсутствии в гражданско-правовом договоре указания на применимое право стороны могут согласовать вопрос о применимом к их отношениям законодательстве в ходе рассмотрения спора путем предложения истца в исковом заявлении о рассмотрении спора на основе права соответствующего государства и согласия на такое применимое право ответчика, выраженное в отзыве на исковое заявление.

Совершенный таким образом выбор сторон по договору подлежащего применению права имеет обратную силу и считается действительным с момента его заключения без ущерба для прав третьих лиц.

2. В случае отсутствия в арбитражном соглашения указания о количественном составе суда истец имеет право предложить ответчику рассмотреть спор единоличным арбитром.

При согласии на данное предложение со стороны ответчика в его отзыве на исковое заявление спор подлежит рассмотрению единоличным арбитром.

3. В случае заявления истцом ходатайства о рассмотрении спора на основании письменных доказательств без участия сторон и согласия на это ответчика, выраженном в его отзыве на исковое заявление, спор рассматривается составом суда без проведения устного слушания дела, исключительно на основе представленных письменных доказательств, если состав суда придет к выводу, что имеющихся в деле доказательств достаточно для вынесения законного и обоснованного решения.

4. В случае расхождения между наименованием гражданско-правового договора и его содержанием (условиями сделки) природу договора необходимо определять исходя из его содержания (без учета наименования).

5. В случае если между сторонами совершен договор найма имущества и наймодатель передал нанимателю имущество, не соответствующее условиям договора, ответственность за недостатки сданного внаем имущества, полностью или частично препятствующего пользованию им, возлагается на наймодателя.

6. В случае устранения нанимателем обнаруженных скрытых недостатков и возникших неисправностей в имуществе, переданном внаем, и исправления нанимателем указанных недостатков за свой счет расходы, понесенные нанимателем, обязан возместить наймодатель.

7. В случае одностороннего расторжения договора найма без соблюдения предусмотренных договором сроков для его расторжения убытки, возникшие у нанимателя, подлежат возмещению наймодателем.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате в составе единоличного арбитра, рассмотрев 8 февраля 2000 г. в помещении Международного арбитражного суда (г.Минск, ул.Я.Коласа, 65, к.20) на основе одних письменных доказательств дело № 235/57-99 по иску фирмы «А» (Республика Польша) к компании «В», обществу с ограниченной ответственностью (Латвийская Республика), о взыскании 29 369 долларов США,



установил:



В исковом заявлении фирма «А» указывает, что между ним и компанией «В» был заключен договор (в дальнейшем - Договор), который вступил в силу с момента подписания, т.е. 27 апреля 1995 г. Договор регулировал отношения сторон по «совместной, на взаимовыгодных условиях эксплуатации самолета». В течение 1995, 1996 и 1997 гг. соответствующими письменными соглашениями сторон срок действия договора неоднократно продлевался.

По мнению фирмы «А», по условиям договора она должна была предоставить принадлежащий ей на праве собственности самолет в распоряжение компании «В» и обеспечивать его эксплуатацию. Ежемесячная оплата за совместную эксплуатацию самолета устанавливалась в размере не менее 40 часов гарантированного налета при ставке 180 долларов США за час (пп.5.1.1, 5.1.2 и 5.1.3). Позднее ставка за 1 час гарантированного налета была установлена в размере 200 долларов США, а за 1 час сверх гарантированного налета осталась прежней - 180 долларов США. Количество часов гарантированного налета было увеличено до 50 часов в месяц.

Ссылаясь на приложенные к исковому заявлению акты сверок и справку о количестве часов налета фирма «А» заявляет, что она предоставила компании «В» самолет и выполнила взятые на себя по договору обязательства в полном объеме. Суммарное количество часов налета в 1995, 1996 и 1997 гг. составило соответственно 669, 767 и 583 часа. В свою очередь, при проведении платежей компания «В» нарушила свои обязательства. Несмотря на то, что фирма «А» надлежащим образом напоминала ответчику об образовавшейся задолженности, последний не предпринял никаких действий, направленных на быстрое и своевременное ее погашение. Таким образом, за компанией «В» образовалась задолженность в размере 29 369 долларов США.

Письмом от 14.08.1997 фирма «А» договор расторгла и 16 августа 1997 г. имущество было изъято из владения и пользования компании «В». В связи с изложенным фирма «А» в исковом заявлении просит взыскать с компании «В» в свою пользу основной долг в размере 29 369 долларов США и арбитражные расходы.

В своем отзыве на иск компания «В», не отрицая факта заключения сделки, т.е. договора от 27.04.1995, и достижения между сторонами соглашения о его существенных условиях, уточняет предмет возникшего обязательства. Ссылаясь на ст.2112 и 2124 Гражданского закона Латвийской Республики компания «В» указывает, что между ней и фирмой «А» 27 апреля 1995 г. был заключен договор аренды или найма, в соответствии с которым одна сторона предоставляет другой за определенную арендную или наемную плату в пользование определенную вещь.

Компания «В» также указывает, что заявленное истцом требование лишено оснований. Представленные фирмой «А» акты сверок не могут рассматриваться как документы, доказывающие, во-первых, обязанность компании «В» оплатить спорную сумму, а во-вторых, право фирмы «А» требовать их уплаты. По утверждению компании «В», они были подписаны по требованию фирмы «А» только для соблюдения последним требований, установленных для бухгалтерского учета на территории Республики Польша. Их содержание в действительности не отражает все фактические обстоятельства при исполнении сторонами условий договора, поскольку зафиксированные в актах сверок суммы отражают только количество часов налета и образовавшуюся в этой связи сумму арендных платежей. При подписании актов сверок была достигнута договоренность, что при проведении расчетов фирма «А», в частности, зачтет компании «В» понесенные ею расходы, ставшие следствием неправомерных действий со стороны фирмы «А» и передачей компании «В» воздушного судна не соответствовавшего условиям договора. Компания «В» настаивает на том, что ненадлежащее исполнение фирмой «А» своих обязательств создало трудности при выполнении компанией «В» встречных обязательств. Кроме того, подав иск, фирма «А» тем самым необоснованно оспаривает свои обязанности, возникшие на основании договора. По мнению компании «В», фирма «А» должна была возместить, но не возместила произведенные компанией «В» и имеющие законные основания расходы в размере 9384,57 доллара США, а также убытки в размере 18 389,8 доллара США, ставшие следствием умышленных и виновных действий фирмы «А» по расторжению договора. Таким образом, компания «В» утверждает, что оснований для взыскания указанного в исковом заявлении долга в заявленном размере не существует.

Подсудность споров, возникающих из договора от 27.04.1995, предусмотрена в арбитражном соглашении, содержащемся в п.9.2 договора. В нем, в частности, указано, что «если спорный вопрос не будет урегулирован между сторонами в ходе переговоров, то он подлежит разрешению в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате в соответствии с Регламентом Арбитражного суда». Сомнения в подсудности дела Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате у рассматривающего дело состава суда не возникают.

Истцом в рассматриваемом споре является фирма «А» (именуемая в дальнейшем «Истец»). В соответствии с полученным свидетельством о регистрации (имеется в материалах дела) фирма «А» является юридическим лицом Республики Польша. Истец представлен своим директором, имеющим полномочия в силу Устава (имеется в материалах дела).

Компания «В», общество с ограниченной ответственностью (именуемая в дальнейшем - ответчик), является юридическим лицом, созданным в соответствии с законодательством Латвийской Республики, и представлено своим Генеральным директором.

В заключенном сторонами договоре вопрос о применимом праве разрешения не получил. В исковом заявлении истец в соответствии со ст.50 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате ходатайствовал о рассмотрении спора на основании латвийского законодательства. В своем отзыве ответчик тоже указал, что нормы действующего законодательства Латвийской Республики должны быть применены при рассмотрении спора. В такой ситуации рассматривающий дело состав суда полагает, что стороны достигли письменного соглашения о применимом праве, и считает, что подлежит применению к отношениям сторон по договору от 27.04.1995 законодательство Латвийской Республики.

Дело рассматривается единоличным арбитром. Действующая арбитражная оговорка не содержит сведений, устанавливающих количественный состав суда. В исковом заявлении истец предложил ответчику рассмотреть спор единоличным арбитром и указал его кандидатуру. Поскольку в своем отзыве ответчик согласился на рассмотрение дела единоличным арбитром, которого предложил истец, то рассматривающий дело состав суда считает, что в соответствии со ст.21 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате стороны путем письменного обмена сообщениями достигли договоренности по этому поводу и назвали конкретное лицо в качестве основного арбитра.

В исковом заявлении истец ходатайствовал о рассмотрении спора на основании письменных доказательств без участия сторон. В своем отзыве ответчик также посчитал, что представленные им и истцом документы достаточны для вынесения законного и обоснованного решения. В связи с этим единоличный арбитр в соответствии со ст.44 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате 3 февраля 2000 г. вынес постановление о рассмотрении дела на основе только письменных доказательств. В ходе рассмотрения дела состав суда также пришел к выводу, что имеющиеся письменные доказательства достаточны для вынесения законного и обоснованного решения.

Изучив представленные письменные доказательства, состав суда считает установленным следующее.

27 апреля 1995 г. стороны заключили договор. В течение 1995, 1996 и 1997 гг. соответствующими письменными соглашениями сторон (дополнение № 1 от 24.05.1995, дополнение № 2 от 27.11.1995, дополнение № 3 от 29.03.1996, дополнение № 4 от 16.04.1996, дополнение № 7 от 31.12.1996 и дополнение № 8 от 21.07.1997 имеются в материалах дела) срок действия договора неоднократно продлевался и он должен был действовать по 31 декабря 1997 г.

Рассматривая сам договор, состав суда отмечает, что содержащееся в его названии указание на то, что данный договор регулирует отношения сторон по совместной эксплуатации воздушного судна, в действительности не является указанием на вид возникшего обязательства. Предположение об отнесении данного вида договора к договору товарищества не подтверждается содержанием договора, поскольку последний не содержит существенных условий, обычных для договоров этого вида, Так, в частности, в договоре отсутствуют пункты, регулирующие размер и форму внесения сторонами вкладов, управление предприятием товарищества и ведение общих дел, распределение прибыли и убытков.

В то же время состав суда считает установленным, что при исполнении договора истец рассматривал ответчика только в качестве арендатора, на которого возлагалась обязанность своевременно уплачивать арендную плату. Это обстоятельство в достаточной степени подтверждается объяснениями истца в исковом заявлении (п.3.2), где он, в частности, пишет, что «ответчик постоянно нарушал свои обязательства по срокам оплаты и… текущие платежи засчитывались истцом не только в оплату текущего периода аренды…». Такая позиция истца не оспаривается ответчиком. Более того, ответчик в отзыве заявляет (п.Б.2), что из содержания пп.1.2, 5.1 и 5.6 рассматриваемого договора логически вытекает направленность волеизъявления истца на передачу принадлежащего ему на праве собственности воздушного судна в пользование ответчика за известную плату. Очевидно, что такое же понимание заключаемой сделки имел и ответчик и, следовательно, сами стороны рассматривали действующий договор только как договор аренды (найма).

В соответствии со ст.2112 Гражданского закона Латвийской Республики договор, по которому предоставляется или дается обещание предоставить в пользование плодоприносящую вещь с целью сбора плодов от нее, есть аренда, а любой другой договор, предоставляющий пользование, - наем. Исходя из смысла вышеупомянутой нормы, под договором найма следует понимать гражданско-правовой договор, в соответствии с которым наймодатель обязуется предоставить нанимателю определенное договором имущество во временное владение и пользование, а наймодатель обязуется уплачивать наемную плату.

На основе вышеприведенного состав суда приходит к заключению, что договор от 27.04.1995 по своему содержанию является договором найма, в соответствии с которым истец предоставил ответчику в пользование обусловленное договором имущество. Ответчик принял на себя обязательство ежемесячно производить наемную плату в размере не менее гарантированного ответчику количества часов налета (40 часов) при ставке 180 долларов США за час (пп.5.1.1, 5.1.2 и 5.1.3). Позднее ставка за 1 гарантированный час эксплуатации была установлена в размере 200 долларов США, а за 1 час сверх гарантированных осталась прежней - 180 долларов США. Гарантированное количество часов было увеличено до 50 в месяц (протокол № 7 к договору от 27.04.1995 имеется в материалах дела).

Состав суда не может согласиться с доводами истца о том, что он выполнил взятые на себя обязательства в соответствии с договором в полном объеме и предоставил ответчику воздушное судно, которое с мая 1995 г. ответчиком непосредственно эксплуатировалось. В силу ст.2134 Гражданского закона Латвийской Республики наймодатель обязан передать нанимателю вещь со всеми ее принадлежностями и в таком состоянии, чтобы последний мог извлечь из нее всю ту выгоду, какую он имел право от нее ожидать. По условиям договора (пп.2.1 и 2.3) предоставленное имущество должно было, в частности, удовлетворять всем техническим и коммерческим требованиям, которые предъявляются к воздушным перевозкам, соответствовать требованиями ИКАО в отношении годности к полетам, а также быть оснащенным полным комплектом оборудования и находиться в состоянии годности к полетам. В материалах дела находится представленный ответчиком акт, содержание которого дает составу суда основание сделать вывод, что уже 25 мая 1995 г. при эксплуатации самолета были обнаружены неисправности, выраженные в отключении правого аккумулятора от бортовой сети самолета. Неисправности самолета, в частности, комплекта прибора ответчика, запросчика самолетной дальности и других приборов, имели место и в дальнейшем (соответствующие акты от 25.08.1995 и 14.11.1995 имеются в материалах дела). Более того, в связи с простоем воздушного судна в неисправном состоянии более 3-х суток была произведена его замена на однотипный самолет (дополнения к договору № 5 и № 6 от 28.06.1996 имеются в материалах дела). Сам факт замены свидетельствует о признании истцом своей вины в передаче имущества, не удовлетворяющего техническим и коммерческим требованиям. Таким образом, состав суда констатирует, что истец передал ответчику воздушное судно, не соответствующее требованиям договора. Следовательно, истец нарушил свои договорные обязательства и по общему правилу должен отвечать за недостатки сданного внаем имущества, полностью или частично препятствующие пользованию им.

В материалах дела имеются предоставленные истцом акты сверки расчетов за период май-январь 1995 г., январь-декабрь 1996 г., январь-февраль 1997 г., справки о налетах за период с января по август 1997 г. Так как стороны не выдвигают возражений против самого факта упомянутых сверок, они вместе со справками о количестве часов налета оцениваются составом суда как доказательства, подтверждающие факт суммарного налета по договору от 27.04.1995 в 1995, 1996 и 1997 гг., который составил соответственно 669, 767 и 583 часа.

По условиям договора (пп.5.1.2 и 6.4) оплата за эксплуатацию должна была производиться независимо от простоев, за исключением простоев, вызванных невыполнением истцом своих обязательств. В силу ст.2147 Гражданского закона Латвийской Республики обязанность вносить наемную плату отпадает, и уже внесенные платежи подлежат возврату - то и другое полностью или частично, - если нанимаемая вещь осталась неиспользованной вследствие такого события, к которому не был причастен наниматель, или которое произошло не по его вине. Состав суда отмечает, что в связи с тем, что при исполнении своих обязательств истец отступил от согласованного в договоре требования к качеству передаваемого внаем имущества, при эксплуатации имущества ответчик был вынужден устранять неисправности, что, в свою очередь, влияло на выполнение им графика эксплуатации. По этой причине состав суда не может согласиться с утверждением истца, что в действиях ответчика имеются нарушения.

Суд считает доказанным, что задолженность на конец 1995 г. составляла сумму 62 012 долларов США, на конец 1996 г. сумму 57 168,80 доллара США и на конец 1997 г. сумму 29 369 долларов США, а всего 29 369 долларов США. Ответчик заявил о своем праве на удержание из суммы причитающихся истцу наемных платежей расходов в размере 9384,57 доллара США. В подтверждение размера понесенных расходов ответчик представил документы, подтверждающие, по его мнению, данный факт, и в т.ч.:

1) документы, которые подтверждают расходы по устранению собственными силами и средствами обнаруженных неисправностей в аэропорту г.Риги временного базирования воздушного судна, а именно: акты от 25.05.1995 на сумму 107,1 доллара США и от 25.08.1995 на сумму 464,1 доллара США, акт от 14.11.1995 и расчет стоимости использования ЗСД-75 на сумму 920,75 доллара США, письмо об обнаружении 8 апреля 1996 г. неисправности аккумулятора и протокол затрат авиакомпании на ее устранение в сумме 743,69 доллара США, письмо о неисправности самолетного дальномера и калькуляция стоимости его устранения в сумме 444,5 доллара США, письмо об отказе самолетного ответчика и калькуляция стоимости устранения неисправностей в сумме 322,97 доллара США;

2) документы, которые подтверждают расходы в соответствии с п.3.3 договора, связанные с перелетом воздушного судна 11-13 ноября 1996 г. и 12-14 мая 1997 г. в размере 3048 долларов США, а именно: счет № 536 в оплату пролета по территории Латвии в сумме 83,58 доллара США и оплату посадки в сумме 152,62 доллара США, счет в оплату пролета по территории Беларуси в сумме 82,18 доллара США, счет в оплату расходов взлет-посадки в аэропорту «Рига» в сумме 356 долларов США, счет в оплату топлива в аэропорту «Рига» в сумме 765,75 доллара США, счет № 193 в оплату пролета по территории Латвии в сумме 83, 58 долларов США и оплату посадки в сумме 152,62 доллара США, счет в оплату пролета по территории Беларуси в сумме 80,84 доллара США, счет в оплату расходов взлет-посадки в аэропорту «Рига» в сумме 356 долларов США, счет № 011152 в оплату топлива в аэропорту «Рига» в сумме 934,83 доллара США;

3) документы, которые подтверждают расходы по аренде другого самолета в период с 12-14 мая 1997 г. в связи с заменой воздушного судна истцом в размере 2955,82 доллара США, а именно: приложение к договору от 15.03.1997, заключенному между ответчиком и фирмой «С», и расчет дополнительных затрат ответчика в связи с технической неисправностью самолета.

Оценив представленные ответчиком документы (имеются в материалах дела), состав суда считает доказанными правомерность проведения ответчиком соответствующих работ, наличие у него в этой связи дополнительных расходов и обоснование их размера. Суд признает, что при обнаружении неисправностей ответчик не вышел за рамки обязательств, которые он мог взять на себя в обеспечение исполнения договора. Кроме того, надлежащим образом информировал истца о характере таких неисправностей и размере понесенных расходов в связи с их устранением. Требование ответчика о возмещении его расходов тем не менее не нашло своего отражения в подписанных актах сверок и, следовательно, при наличии законных оснований ответчик вправе потребовать, а истец обязан возместить не упомянутые в актах сверок расходы ответчика, дополнительно понесенные им в ходе исполнения договора.

Суд полагает, что основания, дающие ответчику право на возмещение расходов, предусмотрены ст.2135 Гражданского закона Латвийской Республики. В силу вышеупомянутой нормы, наймодатель обязан, в частности, возместить нанимателю необходимые издержки и полностью возместить ущерб, возникший у нанимателя в результате обнаружения скрытых недостатков вещи. Представленные ответчиком документы признаны судом как достаточные доказательства, обосновывающие, в частности, утверждение ответчика о передаче ему имущества, не соответствующего требованиям договора. Таким образом, составом суда установлено, что при исполнении своих обязательств истец отступил от согласованного в договоре требования к качеству передаваемого внаем имущества, а возникшие у ответчика расходы связаны с устранением обнаруженных в этой связи скрытых недостатков и возникших неисправностей. В такой ситуации состав суда считает, что ответчик вправе воспользоваться предусмотренным законом основанием для применения средств правовой защиты от нарушения договора истцом. Сумма 9384,57 доллара США должна быть учтена в расходах ответчика в связи с исполнением данного договора и удержана из суммы причитающихся истцу наемных платежей.

Ответчик также заявил о своем праве на удержание из суммы причитающихся истцу наемных платежей суммы понесенных им убытков в размере 18 389,8 доллара США, ставших следствием умышленных и виновных действий истца по расторжению договора. Ссылаясь на факт расторжения договора истцом в одностороннем порядке, ответчик утверждает, что такие действия были произведены истцом с грубым нарушением условий договора и законодательства. По этой причине ответчик был лишен возможности пользоваться всеми выгодами от предоставленного в его распоряжение имущества. Ответчик временно до изыскания нового имущества вынужден был арендовать имущество по более высокой цене и тем самым понес убытки. В подтверждение размера причиненных ему убытков ответчик представил: письмо ответчика от 14.08.1997 № Т4\101, договор аренды от 15.08.1997, заключенный с фирмой «M»; платежные поручения и извещения о перечислении арендных платежей по данному договору.

Состав суда отмечает, что в исковом заявлении истец подтвердил тот факт, что письмом от 14.08.1997 (имеется в материалах дела) договор с его стороны был расторгнут и 16 августа 1997 г. самолет был изъят из владения и пользования ответчика. В то же время состав суда согласен с утверждением ответчика об отсутствии у истца права на расторжение договора. Сами фактические действия истца по расторжению договора также не соответствовали положениям договора и закону в целом. Действительно, в силу п.5.8 договора в случае просрочки платежа на протяжении более 15 банковских дней вторая сторона приостанавливает действие договора на 5 суток, если в течение этого времени оплата не произведена, действие договора прекращается и имущество возвращается на базу. Однако состав суда считает установленным, что причины, вызывавшие задержки по срокам оплаты явились следствием неправомерных действий со стороны истца. Кроме того, в исковом заявлении (п.2.1) истец указал, что в течение 1995, 1996 и 1997 гг. соответствующими письменными соглашениями сторон срок действия договора неоднократно продлевался. В такой ситуации состав суда полагает, что истец никогда действие договора не приостанавливал.

В соответствии с п.10.5 договора в случае выхода одной из сторон из договора она обязуется предупредить вторую сторону письменно не позднее 15 дней до даты прекращения срока договора. Поскольку письмом № 06-32-848 (имеется в материалах дела) от 14 августа 1997 г. истец известил ответчика о прекращении договора и уже 16 августа, т.е. через 2 дня самолет был изъят у него из владения и пользования, состав суда считает, что тем самым истец грубо нарушил предусмотренные договором порядок и сроки расторжения договора.

В силу ст.2173 Гражданского закона Латвийской Республики во всех таких случаях, когда одна из сторон обладает правом отступить от договора, она должна уведомить о своем намерении другую, чтобы дать необходимое время нанимателю для возврата вещи. Но ни в коем случае наймодатель не может, хотя бы такое право и было обусловлено договором, самовольно устранять нанимателя из договора. Причем виновный в несоблюдении этих правил обязан возместить все убытки.

Анализ материалов дела дает суду основание утверждать, что неправомерное расторжение договора истцом в одностороннем порядке и несоблюдение им предусмотренных для расторжения договора сроков лишило ответчика возможности пользоваться всеми выгодами от предоставленного в его пользование имущества. По этой причине ответчик был вынужден в течение 15 дней, т.е. с 16 по 30 августа 1997 г., арендовать имущество по более высокой цене (договор от 15.08.1997 имеется в материалах дела). Следовательно, правомерность обязанности истца возместить ответчику убытки не вызывает сомнений.

При этом состав суда полагает, что убытки ответчика составляют разницу между суммой арендных платежей, возникших в связи с эксплуатацией имущества по договору аренды от 15.08.1997 за период с 16 августа 1997 г. по 30 августа 1997 г. и суммой наемных платежей за тот же период, которые должен был уплатить ответчик при исполнении договора от 27.04.1995. Кроме того, подлежат учету и все дополнительные расходы, которые понес ответчик в связи с более обременительными для него условиями эксплуатации имущества по договору аренды от 15.08.1997 по сравнению с договором от 27.04.1995.

Оценив представленные ответчиком доказательства размера понесенных убытков, состав суда считает, что их размер является обоснованным. По договору от 27.04.1995 ответчик принял на себя обязательство ежемесячно производить наемную плату в размере не менее гарантированного налета в количестве 50 летных часов при ставке за 1 час гарантированного налета в размере 200 долларов США, а за 1 час налета сверх гарантированных часов 180 долларов США (протокол № 7 к договору от 27.04.1995 имеется в материалах дела). В соответствии с приложением 1 к договору аренды от 15.08.1997 (имеется в материалах дела) ответчик обязан был оплачивать арендные платежи по ставке 500 долларов США за фактический почасовой налет при гарантийном оплачиваемом налете за календарный месяц в количестве 60 часов. Согласно справке о количестве часов за период с 16 августа 1997 г. по 30 августа 1997 г. (имеется в материалах дела) на основании данных по учету ресурсов составляет 60 часов 28 минут. Таким образом, сумма убытков составляет 18 289,6 доллара США, т.е. разницу между арендными платежами по договору аренды от 15.08.1997 в размере 30 140 долларов США (60,28 часов x 500 долларов США) и наемными платежами по договору от 27.04.1995 (50 часов x 200 долларов США + 10,28 часов x 180 долларов США).

Ответчик произвел фактическую оплату арендных платежей (платежные поручения и извещения о перечислении арендных платежей по договору аренды от 15.08.1997 находятся в материалах дела). Таким образом, в связи с неправомерным расторжением договора истцом, ответчик понес убытки в размере 18 289,6 доллара США, которые должны быть удержаны из суммы причитающихся истцу наемных платежей. Требования о взыскании дополнительных расходов ответчиком не заявлялись.

На основании изложенного и руководствуясь ст.2112, 2124, 2134, 2135, 2147 и 2173 Гражданского закона Латвийской Республики, а также ст.3, 5, 21, 49-50, 70 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, состав суда



решил:



Иск удовлетворить частично. Взыскать с компании «В», общества с ограниченной ответственностью (Латвийская Республика), в пользу фирмы «А» (Республика Польша) 1694,83 доллара США, а также 91,23 доллара США в возврат расходов по уплате арбитражного сбора, а всего - 1786,06 (одну тысячу семьсот восемьдесят шесть и шесть сотых) доллара США.

В остальной части иска отказать.