Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 234/56-99). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору подряда на проведение капитального ремонта и внутренней отделки здания



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 234/56-99). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОДРЯДА НА ПРОВЕДЕНИЕ КАПИТАЛЬНОГО РЕМОНТА И ВНУТРЕННЕЙ ОТДЕЛКИ ЗДАНИЯ



Истец: фирма «А» (Чехия)

Ответчик: комбинат общественного питания «Б» (Республика Беларусь)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору подряда на проведение капитального ремонта и внутренней отделки здания

Применимое право: гражданское законодательство Чешской Республики

Состав арбитражного суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)

Дата вынесения решения: 28 ноября 2000 г.

Комментарий к решению

1. Неточность наименования институционального арбитражного органа в Республике Беларусь не влияет на подсудность спора Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате, так как в Республике Беларусь существует только один такой орган - Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате.

2. В случае неточного наименования истца в исковом заявлении и последующего уточнения истцом своего наименования посредством предоставления соответствующих доказательств состав суда считает такого истца надлежащим.

3. В случае заключения сторонами договора подряда на выполнение строительно-монтажных работ и неоплаты заказанных работ, выполненных подрядчиком, с заказчика подлежит взысканию стоимость указанных работ.

4. По внешнеэкономической сделке, к которой применяются нормы Гражданского кодекса РБ 1964 г., в случае несогласования сторонами права, которое применяется к их сделке, применению подлежит закон места совершения сделки.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда на заседаниях, которые состоялись 1 марта, 4 мая, 9 июня и 6 июля 2000 г. (по адресу: г.Минск, ул.Я.Коласа, 65, к.18), и на заседаниях, которые состоялись 8 сентября, 29 сентября и 12 октября 2000 г. (по адресу: г.Минск, пр-т Машерова, 23/1, к.706) дело № 234/56-99 по иску фирмы «А» (Чехия) к комбинату общественного питания «Б» (Республика Беларусь) о взыскании 75 500 долларов США,



установил:



В исковом заявлении, подписанном директором фирмы «А», указывается, что фирма «А» (в дальнейшем - истец) заключила 15 апреля 1994 г. договор с комбинатом общественного питания «Б» (в дальнейшем - ответчик) на проведение капитального ремонта и внутренней отделки здания комбината на сумму 2 100 000 долларов США. По условиям договора поставка оборудования и материалов возлагались на исполнителя - фирму «А», а срок окончания работ определен 31 декабря 1996 г. (п.4.2 договора). Истец утверждал, что уже к 15 сентября 1994 г. был выполнен и принят ответчиком без претензии по качеству объем работ на сумму 920 000 долларов США. Однако к 31 декабря 1996 г. за ответчиком образовалась задолженность по оплате выполненных работ в сумме 2 265 118 крон, что на тот период составляло 75 500 долларов США. Несмотря на признание ответчиком задолженности в письмах директора за 1996 г. и в ответе на претензию в 1998 г., свои обязательства ответчик не выполнил.

Истец так же утверждал, что имеет убытки по вине ответчика, но просит состав суда взыскать с ответчика лишь основной долг в размере 75 500 долларов США и в возврат арбитражного сбора 2765 долларов США.

Истец обосновал подсудность дела Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате ссылкой на п.11.1 контракта от 15.04.1994, который гласит: «Все споры, могущие возникнуть из настоящего контракта или в связи с ним, предлежат рассмотрению в Арбитражном порядке, во Внешнеторговой Арбитражной комиссии при торгово-промышленной палате Республики Беларусь в соответствии с правилами о производстве дел в этой комиссии, решения которой излагаются окончательными и обязательными для обеих сторон». Хотя наименование международного арбитражного суда при этом указано неточно, но содержание арбитражной оговорки не вызывает сомнений, что стороны имели в виду Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, так как другого третейского суда при названной палате не существует. Кроме того, стороны в исковом заявлении и ответе на исковое заявление письменно подтвердили компетенцию МАС при БелТПП на рассмотрение спора и реализовали свое право на избрание арбитров.

В отзыве на исковое заявление, подписанном и.о. директора комбината общественного питания «Б», обращается внимание на то, что в исковом заявлении в качестве истца упоминается фирма «А.Trading», тогда как стороной контракта является фирма «А» и документы, подтверждающие правомерность перемены стороны по контракту, не приложены. Кроме того, ответчик в своем отзыве указал на то, что истец не подтвердил объем работ (п.2 контракта) по спецификации (приложение 1 к контракту), а представленный истцом в качестве приложения акт выполненных работ не признал таковым, так как он составлен в одностороннем порядке директором ответчика в противоречии с п.7.1 контракта. Учитывая нарушение п.4 (непредоставление графиков выполнения работ), п.5.1 (непредоставление согласованной документации по выполнению работ), п.7.1 (непредоставление совместного акта приема-сдачи работ), п.7.2 (непредоставление документов, подтверждающих поставку оборудования и материалов) ответчик считал требования истца необоснованными и просил состав суда в иске отказать.

Стороны надлежащим образом извещались о времени и месте рассмотрения спора, что подтверждается имеющимися в деле документами, тем фактом, что от сторон в суд поступили как возражение на исковые требования, так и дополнительные объяснения по иску, а также явкой сторон в судебные заседания.

В судебные заседания 1 марта, 6 июля, 8 сентября, 29 сентября и 12 октября 2000 г. являлся представитель истца адвокат К. (доверенность от 01.06.1999 в материалах дела), а представитель ответчика (доверенность от 17.02.2000 в материалах дела) присутствовала во всех судебных заседаниях.

По ходатайствам сторон судебные заседания откладывались 6 раз в связи с необходимостью и желанием сторон представить дополнительные доказательства, а также по другим причинам.

Представитель истца во всех судебных заседаниях поддерживал исковые требования в полном объеме. В обоснование своих требований он дополнительно представил устав фирмы «А», выписку из торгового реестра окружного торгового суда в Праге от 01.07.1996 о регистрации 26 февраля 1991 г., счета-фактуры, составленные при исполнении договора от 15.04.1994 и подписанные сторонами, таможенные документы, подтверждающие поставку материалов по договору, договор на гарантийное и постгарантийное обеспечение установленной противопожарной сигнализации «Тесле» от 01.07.1997, акт о приемке установки в эксплуатацию от 21 декабря 1994 г., переписку с адвокатом бывшего директора ответчика.

Представитель ответчика во всех судебных заседаниях возражала против иска. В обоснование своих возражений она представила копию приговора от 19.10.1999 в отношении бывшего директора комбината общественного питания «Б», ответ на запрос адвоката директора фирмы «А», акты ревизии финансово-хозяйственной деятельности ответчика, претензию чешской фирмы «З» об оплате выполненных работ в комбинате общественного питания «Б», а также работ, выполненных согласно счету-фактуре от 03.03.1998, и устав ответчика.

Изучив представленные сторонами письменные доказательства и пояснения, а также выслушав устные объяснения представителей сторон, данные в судебных заседаниях, состав суда считает установленным следующее.

Истец в ходе разбирательства уточнил первоначально ошибочно указанное свое наименование и подтвердил уставными документами, что им является фирма «А».

Стороны, фирма «А», являющаяся обществом с ограниченной ответственностью по законодательству Чехии с 26 февраля 1991 г., и комбинат общественного питания «Б» - юридическое лицо по законодательству Республики Беларусь, действительно заключили 15 апреля 1994 г. в г.Праге контракт о проведении капитального ремонта и внутренней отделке здания комбината общественного питания «Б» (п.1.1) на сумму 2 100 000 долларов США (п.2.3). Цены на проведение работ устанавливались в долларах США и принимались на условиях франко-склад «Заказчика», включая стоимость работ (п.2.1). Сроки выполнения и стоимость работ по этапу № 1 указаны в приложении 1 (п.2.4). В контракте также оговорено, что сдача-приемка работ производится на основании согласованной документации по совместному акту приема-сдачи работ (п.7.1), а сдача-приемка оборудования и материалов по количеству и качеству в соответствии с товарно-транспортными накладными и иной документацией.

Ответчик, зарегистрированный в 1992 г. как комбинат общественного питания «Б», переименован в государственное дочернее предприятие «Б».

Акты приема-сдачи работ (все) сторонами составу суда не представлены. Однако в приговоре по делу директора ответчика они исследовались и были объектом судебно-строительной экспертизы, которая признала невозможным дать заключение по вопросу о стоимости и объеме выполненных работ в связи с отсутствием проектной документации на капитальный ремонт здания. Представленный истцом «Акт выполнения работ. Приложение 1 к контракту от 15 апреля 1994 года» суд не может рассматривать как акт приема-сдачи работ. Он подписан лишь директором ответчика. В соответствии с его наименованием (приложение 1) и, несмотря на его недостатки в части оформления, состав суда считает, что в нем первоначально определялись виды и стоимость работ по этапу № 1. Исходя из условий п.3.1 о том, что платежи должны были производиться по частям в течение 10 дней по факту поступления оборудования, выполнения ремонтно-монтажных работ, и акта ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ответчика с 1 октября 1993 г. по 31 декабря 1996 г., проводившейся в ходе расследования уголовного дела, состав суда установил, что платежи ответчиком производились согласно таможенным декларациям и счетам-фактурам, а всего их было произведено на сумму 858 606,21 доллара США (в период с 28 сентября 1994 г. по 31 мая 1995 г.). Эта сумма признана сторонами.

Согласно представленным истцом 4 счетам-фактурам за 1994 г. по договору от 15.04.1994 общая сумма составляет 860 000 долларов США:

250 000 долларов США - работы по разделу V приложения 1 (счет-фактура от 30.08.1994 № 86)

240 000 долларов США - работы по разделу VI приложения 1 (счет-фактура от 05.09.1994 № 93)

210 000 долларов США - работы по разделу I и II приложения 1 (счет-фактура от 15.09.1994 № 104)

160 000 долларов США - работы по разделу III и IV приложения 1 (счет-фактура от 27.09.1994 № 117)

Однако составом суда установлено, что эта сумма завышена изначально в приложении 1 на 73 937 долларов США, так как стоимость работ по разделу V (ресторан) и разделу VI (диско-клуб) неверно перенесена в раздел резюме из соответствующих разделов приложения 1 и, кроме того, это подтверждается тем, что не все работы, в частности, по диско-залу были выполнены в 1994 г., так как световое оборудование поставлялось лишь в 1995 г. (таможенная декларация от 21.12.1995).

Составом суда установлено, что работы по контракту выполнялись и после составления 4 указанных счетов-фактур в 1994 г. (акт о приемке автоматической пожарной сигнализации от 21.12.1994), а поставка оборудования и материалов производились согласно таможенным документам вплоть до 12 декабря 1995 г. Их стоимость подтверждается счетом-фактурой без номера от 29.12.1995 на сумму 91 000 долларов США с обозначением «ремонтные работы комбината общественного питания «Б».

Утверждение ответчика об отсутствии задолженности по контракту суд считает не полностью обоснованным. В частности, факт задолженности относительно этапа № 1 признавался директором ответчика (письмо 1996 г. субподрядчику с просьбой об отсрочке).

Однако состав суда не считает достаточным и достоверным письменное признание размера долга директором ответчика. Во-первых, директор истца в своих объяснениях представителям Интерпола назвал значительно меньшую сумму задолженности, чем признала директор ответчика. Во-вторых, истец не подтвердил другими доказательствами стоимость работ и их завершение в 1996 г. Наоборот, он сообщил об их прекращении из-за отсутствия финансирования. А в-третьих, состав суда не может игнорировать тот факт, что директор ответчика приговором суда признана виновной в завладении имуществом путем злоупотребления служебным положением, совершенным повторно, по предварительному сговору с группой лиц в особо крупных размерах и осуждена к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать материально ответственные должности на 5 лет. Данное преступление связано с исполнением заключенного сторонами договора от 15.04.1994.

В связи с изложенным состав суда считает иск обоснованным лишь частично на сумму 18 456,79 доллара США, исходя из следующего расчета: (860 000 долларов США (стоимость работ по счетам-фактурам за 1994 г.) - 73 937 долларов США (изначально завышенная стоимость работ) + 91 000 долларов США (стоимость работ по счету-фактуре за 1995 г.) - 858 606,21 доллара США (стоимость оплаченных работ)).

При этом состав суда принимает во внимание заявление представителя истца, что в стоимость работ включалась стоимость оборудования и материалов, что соответствует п.2.1 контракта от 15.04.1994.

Истцом уплачено при возбуждении дела 2765 долларов США арбитражного сбора. Следовательно, в силу ст.59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате при частичном удовлетворении иска истец имеет право получить с ответчика пропорционально удовлетворенным требованиям 676,04 доллара США в возмещение понесенных им необходимых судебных расходов.

Стороны в контракте от 15.04.1994 не определили применимое право. В силу ст.561 действовавшего во время заключения контракта Гражданского кодекса РБ 1964 г., если стороны не договорились об ином, применяется закон места совершения сделки. Контракт между сторонами был заключен в Праге. Следовательно, подлежит применению законодательство Чешской Республики.

В силу § 397 Торгового кодекса Чешской Республики общий срок исковой давности составляет 4 года, а согласно § 407 течение срока исковой давности начинается заново после письменного признания долга должником. Учитывая наличие письменного признания долга суд считает, что срок исковой давности истцом не пропущен.


На основании изложенного и в соответствии со ст.561 Гражданского кодекса РБ 1964 г., § 366, 379 и 407 Торгового кодекса Чешской Республики, а также ст.2, 4, 5, 7, 37, 38, 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда



решил:



Иск удовлетворить частично. Взыскать с государственного дочернего предприятия комбинат общественного питания «Б» (Республика Беларусь) в пользу фирмы «А» (Чешская Республика) 18 456,79 доллара США основного долга и 676,04 доллара США в возврат арбитражного сбора, а всего 19 132,83 (девятнадцать тысяч сто тридцать два целых и восемьдесят три сотых) доллара США.

В остальной части иска отказать.