Разъяснение Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 26 января 2007 г. № 03-30/135
О применении норм статей 167, 366 ГК

РАЗЪЯСНЕНИЕ ВЫСШЕГО ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
26 января 2007 г. № 03-30/135



О ПРИМЕНЕНИИ НОРМ СТАТЕЙ 167, 366 ГК



Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь, рассмотрев Ваш запрос от 24 ноября 2006 года № 01-08/2912, сообщает следующее.

1. В соответствии с пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК) требования об установлении факта ничтожности сделки и о применении последствий ее недействительности могут быть предъявлены любым заинтересованным лицом. Суд вправе установить факт ничтожности сделки и по своей инициативе. В этом случае суд применяет последствия недействительности ничтожной сделки.

Исходя из изложенного следует, что статья 167 ГК приводит два самостоятельных случая установления факта ничтожности сделки и применения последствий ее недействительности: по инициативе любого заинтересованного лица или по инициативе суда. Так, обязанность применять последствия недействительности ничтожной сделки вменяется хозяйственному суду в случае установления им по своей инициативе в ходе рассмотрения спора обстоятельств, свидетельствующих о ничтожности сделки.

При заявлении требования об установлении факта ничтожности сделки вести речь о возможности установления факта ничтожности сделки по инициативе хозяйственного суда нет оснований, соответственно полагаем, что приведенная норма статьи 167 ГК об обязанности применения судом последствий недействительности ничтожной сделки на данный случай не распространяется.

Таким образом, хозяйственный суд применяет последствия недействительности ничтожной сделки, если в ходе рассмотрения спора, предметом которого не является установление факта ничтожности сделки, самостоятельно приходит к выводу, что сделка является ничтожной. В других случаях применение последствий недействительности ничтожной сделки является правом хозяйственного суда.

2. В соответствии с пунктом 1 статьи 298 ГК денежные обязательства должны быть выражены в белорусских рублях (статья 141 ГК).

В денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в белорусских рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (ЭКЮ, «специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая оплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законодательством или соглашением сторон.

Согласно части третьей пункта 1 статьи 366 ГК в случае, если денежное обязательство в соответствии с законодательством подлежит оплате в белорусских рублях в размере, эквивалентном определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах, проценты начисляются на подлежащую оплате сумму в белорусских рублях, определенную по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день исполнения денежного обязательства либо его соответствующей части, а в случае взыскания долга в судебном порядке - на день вынесения решения судом.

Таким образом, полагаем, что, применив механизм, установленный статьей 366 ГК для расчета процентов по обязательствам, подлежащим оплате в белорусских рублях в размере, эквивалентном определенной сумме в иностранной валюте или условных денежных единицах, для начисления неустойки, хозяйственный суд соблюдет общие принципы гражданского права в части привлечении субъектов предпринимательской деятельности к гражданско-правовой ответственности за ненадлежащее выполнение ими своих обязательств.

Вместе с тем обращаем внимание, что проценты за пользование чужими денежными средствами и неустойка выступают различными видами ответственности сторон в случае просрочки исполнения обязательств, соответственно вести речь о схожести данных правовых институтов не является обоснованным.



Заместитель Председателя Л.Г.Козырева