Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 268/33-00). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору об организации перевозок



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 268/33-00). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПЕРЕВОЗОК



Истец: фирма «А» (Республика Беларусь)

Ответчик: компания «В» (Швейцария)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору об организации перевозок

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь

Состав арбитражного суда: единоличный арбитр

Дата вынесения решения: 7 июля 2001 г.

По данному делу был предъявлен и рассмотрен встречный иск.

Комментарий к решению

1. В случае если в рамках договора об организации перевозок железнодорожным транспортом перевозчик надлежащим образом осуществил перевозки, а грузоотправитель их оплатил не полностью, с последнего подлежит взысканию недоплаченная сумма.

2. В случае отсутствия противоправного поведения лица, с которого требуют возмещения убытков, указанные убытки не подлежит взысканию в связи с отсутствием необходимых условий для их возмещения.

3. Право изменять и дополнять договор, а также его расторгать принадлежит лицу, которое полномочно на подписание подобных договоров. Если сторона вправе расторгнуть договор в целом, то она может сделать это и в отношении отдельного пункта.

4. Если стороны внешнеэкономического договора согласовали применимое к сделке право, к условиям этой сделки подлежит применению право, согласованное сторонами.

5. Ответчик по делу имеет право в качестве средства защиты против первоначального иска предъявить встречный иск. Встречный иск может быть предъявлен не позже первого выступления ответчика по делу в ходе судебного разбирательства.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в помещении суда (г.Минск, пр-т Машерова, 23, кор.1, к.706, зал судебных заседаний) на заседаниях, которые состоялись 15, 28 и 30 марта, а также 4 мая 2001 г., дело № 268/33-00 по иску фирмы «А» (Республика Беларусь) к компании «В» (Швейцария) о взыскании 401 039,65 доллара США и по встречному иску компании «В» к фирме «А» о взыскании 484 562,57 доллара США,



установил:

Позиции сторон

Фирма «А» (далее - Истец) в исковом заявлении указала, что между ней и компанией «В» (далее - Ответчик) 28 декабря 1999 г. был заключен договор (в дальнейшем - Договор) об организации перевозок экспедируемых Ответчиком транзитных грузов.

В исковом заявлении Истец утверждает, что свои обязательства по Договору он исполнил полностью. Ответчик же, начиная с марта 2000 г., систематически недоплачивал причитающиеся Истцу платежи за оказанные по Договору услуги, в связи с чем подлежащая взысканию задолженность Ответчика (вместе со штрафными санкциями) составила 296 694,57 доллара США. Ходатайством от 28 марта 2001 г. Истец увеличил искомую сумму до 401 039,65 доллара США.

Ответчик в ответе на исковое заявление с требованиями Истца не согласился, а затем предъявил встречный иск. Во встречном иске компания «В» признала, что удерживает у себя подлежащие передаче фирме «А» денежные средства в сумме 380 576,66 швейцарского франка и одновременно просит взыскать в ее пользу 348 546,57 доллара США убытков, которые она, по ее мнению, понесла по вине фирмы «А». В дальнейшем, 5 апреля 2001 г. компания »В» подала в суд заявление об изменении исковых требований и увеличении их суммы. Этим заявлением сумма встречного иска была увеличена до 484 562,57 доллара США. Компания «В» просила также (в случае удовлетворения встречного иска) обратить взыскание присужденной в ее пользу денежной суммы на удерживаемые ею денежные средства фирмы «А».

Компетенция суда и применимое право

Компетенция Международного арбитражного суда при БелТПП не вызывает сомнений. В тексте заключенного сторонами Договора имеется арбитражная оговорка (п.6.2) следующего содержания: «В случае неразрешения споров посредством переговоров все споры или разногласия, возникшие из настоящего договора или в связи с ним, подлежат разрешению в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате в соответствии с регламентом арбитражного суда. Число арбитров - один. Применимое право - законодательство Республики Беларусь. Решение Арбитража является окончательным и обязательным для обеих сторон». Компания «В» наличие и действительность этой арбитражной оговорки подтвердила в ответе на исковое заявление.

В силу ст.1138 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1998 г. упомянутый кодекс применяется к отношениям, возникшим после 1 июля 1999 г. Заключенный сторонами Договор подписан 28 декабря 1999 г. Следовательно, применимыми для разрешения данного спора являются нормы ГК Республики Беларусь 1998 г.

Кроме того, п.7.1 Договора установлено, что по вопросам, которые не предусмотрены Договором, стороны будут руководствоваться Уставом железнодорожного транспорта общего пользования (утвержден постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 2 августа 1999 г. № 1196), Соглашением о международном железнодорожном грузовом сообщении - СМГС (введено в действие с 1 ноября 1951 г.) и иными правовыми актами.

Производство по делу

Всего по делу состоялось четыре заседания: 15 марта, 28 марта, 30 марта и 4 мая 2001 г.

Интересы фирмы «А» на основании доверенности от 05.01.2001 представлял юрисконсульт отдела договорной и правовой работы. К участию дела в качестве специалистов по ходатайству юрисконсульта были допущены следующие сотрудники истца: начальник отдела финансовой службы, заместитель начальника службы грузовой работы и внешнеэкономической деятельности, заместитель начальника финансовой службы, ведущий экономист службы грузовой работы и внешнеэкономической деятельности и начальник сектора по отработке валютных поступлений.

Интересы компании «В» представляли юристы на основании доверенностей от 15.03.2001.

В судебном заседании, состоявшемся 15 марта 2001 г., представители компании «В» заявили ходатайство о предоставлении им 15-дневного срока для надлежащего оформления и оплаты встречного иска. Выслушав мнение представителя фирмы «А», единоличный арбитр определил данное ходатайство удовлетворить и отложить рассмотрение дела на 28 марта 2001 г.

В судебном заседании, состоявшемся 28 марта 2001 г., единоличный арбитр установил, что Международный арбитражный суд при БелТПП не располагает информацией о поступлении на свой счет суммы арбитражного сбора по встречному иску. В данной связи рассмотрение дела было вновь отложено на два дня, то есть на 30 марта 2001 г.

В судебном заседании от 30 марта 2001 г. представители сторон изложили свои позиции по существу первоначального и встречного исков. Вместе с тем они согласились с предложением единоличного арбитра провести еще одно судебное заседание с целью уточнения своих позиций и представления дополнительных доказательственных материалов.

В судебном заседании, состоявшемся 4 мая 2001 г., рассмотрение спора по существу было закончено.

Обоснование решения

Заслушав объяснения представителей сторон, а также изучив имеющиеся в деле письменные заявления и доказательства, состав суда считает установленным следующее.

По первоначальному иску

Фирма «А» и компания «В» признают факт заключения между собой договора от 28 декабря 1999 г. об организации перевозок экспедируемых компанией «В» транзитных грузов (имеется в материалах дела).

В соответствии с п.3.3 Договора расчеты осуществлялись через предприятие »Б», входящее в структуру фирмы «А» и выполняющее функции расчетного центра по расчетам с компанией »В».

В соответствии с п.3.2 Договора (в редакции дополнительного соглашения от 2 марта 2000 г.) компания «В» приняла на себя обязательство ежемесячно перечислять фирме «А» предоплату в размере 50% от среднемесячной суммы начисленных платежей за последние три месяца, не включая отчетного. Предоплату (аванс) следовало вносить не позднее 5-го числа месяца перевозки на основании счета-фактуры, выписанного предприятием «Б» и переданного компании «В» по факсу не позднее 25-го числа месяца, предшествующего перевозке. Оставшуюся часть суммы, причитающейся фирме «А» за выполненный объем перевозок, за минусом предоплаты компания «В» обязалась оплачивать не позднее 19-го числа месяца, следующего за отчетным.

В качестве валюты платежей п.3.5 Договора предусмотрел доллар США.

В случае несоблюдения сроков и условий оплаты, установленных пп.3.2 и 3.3 Договора на компанию «В» возлагалась уплата пени в размере 0,2% от несвоевременно уплаченных сумм за каждый день просрочки (п.4.1 Договора). При невыполнении компанией «В» условий Договора фирма «А» имела также право прекратить прием к перевозке экспедируемых компанией «В» грузов с момента уведомления об этом (п.4.5 Договора).

В связи с тем, что со времени предъявления иска истек значительный период времени, был произведен перерасчет по состоянию на 28 марта 2001 г. размера пени, подлежащей взысканию с компании «В» по просроченным платежам. В результате этого перерасчета исковые требования к компании «В» по пене увеличились на 104 345,08 доллара США и окончательная сумма первоначального иска составила 401 039,65 доллара США. Сумма основного долга осталась прежней.

В целом составляющие суммы иска по состоянию на 28 марта 2001 г. истец по первоначальному иску представляет следующим образом.

В марте 2000 г. перевозки экспедируемых компанией «В» грузов осуществлялись по 384 дорожным ведомостям (имеются в материалах дела). Сумма провозной платы составила 102 900,55 доллара США, а сумма дополнительных сборов - 1136,64 доллара США. Всего начислено к оплате 104 037,19 доллара США. Поскольку компания «В» внесла в этом месяце только авансовый платеж на сумму 32 975,00 доллара США, основной долг за март 2000 г. составил 71 062,19 (104 037,19 - 32 975,00) доллара США.

По состоянию на 28 марта 2001 г. просрочка оплаты названной суммы составила 343 дня. А поскольку пеня в размере 0,2% (п.4.1 Договора) от 71 062,19 доллара США равна 141,12 доллара США, за 343 дня сумма пени составила 48 748,66 доллара США.

Следовательно, за март месяц 2000 г. подлежат взысканию с компании «В» в пользу фирмы «А» 119 810,85 (71 062,19 + 48 748,66) доллара США.

В апреле 2000 г. фирма «А» осуществила перевозки грузов для компании «В» на сумму 74 609,50 доллара США, что подтверждено копиями дорожных ведомостей. Компания «В» внесла в этом месяце авансовый платеж в размере 35 000,00 доллара США. Для полного расчета за апрельские перевозки следовало уплатить еще 39 609,50 (74 609,50 - 35 000,00) доллара США. На эту сумму и была выставлена счет-фактура от 12 мая 2000 г. № 486 (имеется в материалах дела). Однако банковская распечатка свидетельствует, что на счет предприятия »Б» 24 мая поступило от ответчика по первоначальному иску 39 589,50 доллара США, то есть на 20 долларов меньше. Следовательно, сумма недоплаты за апрель 2000 г. составила 20 долларов США. Пеня на эту сумму не начислялась.

За май 2000 г. фирма «А» осуществила перевозки грузов для компании «В» по 312 дорожным ведомостям (имеются в материалах дела). Сумма провозной платы составила 129 338,16 доллара США, а сумма дополнительных сборов - 6422,13 доллара США. Всего начислено к оплате 135 760,29 доллара США. Поскольку компания «В» внесла в этом месяце только авансовый платеж на сумму 35 225,86 доллара США, ее основной долг за май 2000 г. составил 100 534,43 (135 760,29 - 35 225,88) доллара США.

По состоянию на 28 марта 2001 г. просрочка оплаты названной суммы составила 282 дня. А поскольку пеня в размере 0,2% от 100 534,43 доллара США за один день равна 201,0689 доллара США, за 282 дня сумма пени по основному долгу составляет 56 701,42 доллара США.

В целом основной долг за май с учетом пени составляет 157 235,85 (100 534,43 + 56 701,42) доллара США.

Договором предусмотрена также пеня за несвоевременную оплату авансовых платежей. Расчетная сумма авансового платежа в данном случае составляет, по мнению истца по первоначальному иску, 40 000,00 доллара США. Эта сумма и была указана в счете-фактуре от 19 апреля 2000 г. № 421. Однако компания «В» фактически уплатила лишь 35 225,86 доллара США, и, таким образом, недоплата по авансовому платежу составила 4774,14 (40 000,00 - 35 225,86) доллара США.

Пеня за несвоевременную уплату авансового платежа состоит из двух частей. Во-первых, это пеня за задержку уплаты майской предоплаты в целом (40 000,00 доллара США), которая продолжалась 33 дня. Поскольку 0,2% от 40 000,00 доллара США составляют 80 долларов США, сумма пени в данном случае равна 2640,00 (80 x 33) доллара США. Во-вторых, это пеня за просрочку уплаты недоплаченной суммы (40 000,00 - 35 225,86 долларов США), которая равна 4774,14 доллара США и продолжалась 296 дней. Поскольку 0,2% от 4774,14 доллара США составляет 9,5483 доллара США, сумма пени по данному платежу составляет 2826,29 (9,5483 x 296) доллара США. Обе части пени за несвоевременную уплату и неуплату авансовых платежей составляют 5466,29 (2640,00 + 2826,29) доллара США.

А всего за услуги, оказанные в мае месяце 2000 г., с компании «В» следует взыскать в пользу фирмы «А» 162 702,14 (157 235,85 + 5466,29) доллара США.

В июне 2000 г. перевозка экспедируемых ответчиком по первоначальному иску транзитных грузов осуществлялась истцом по первоначальному иску в соответствии с 219 дорожными ведомостями (имеются в материалах дела). Сумма провозной платы - 119 038,15 доллара США; сумма дополнительных сборов - 1434,60 доллара США. Всего за июнь начислено к оплате 120 472,75 доллара США. Поскольку от компании «В» в этом месяце поступил только один авансовый платеж на сумму 43 000,00 доллара США, ее основной долг составил 77 472,75 (120 472,75 - 43 000,00) доллара США.

По состоянию на 28 марта 2001 г. просрочка оплаты основного долга за этот месяц составляет 252 дня. А поскольку пеня в размере 0,2% от 77 472,75 доллара США за один день составляет 154,9455 доллара США, за 252 дня сумма пени равна 39 046,27 доллара США.

172,00 доллара США составляет пеня за двухдневную задержку уплаты 43 000,00 доллара США авансового платежа.

Всего за июнь 2000 г. с компании «В» в пользу фирмы «А» следует взыскать 116 691,02 (77 472,75 + 39 046,27 + 172,00) долларов США.

Перечень отправок компанией «В» транзитных грузов за июль месяц 2000 г. содержит шесть позиций. Факт каждой отправки подтвержден соответствующей дорожной ведомостью. Сумма провозной платы - 1241,35 доллара США; сумма дополнительных сборов - 17,76 доллара США. Всего за июль начислено к оплате 1259,11 доллара США. Авансовые платежи за этот месяц не поступали. Следовательно, основной долг компании «В» за июль 2000 г. составляет 1259,11 доллара США.

По состоянию на 28 марта 2001 г. оплата названной суммы просрочена на 221 день. А поскольку пеня в размере 0,2% от 1259,11 доллара США за один день составляет 2,51822 доллара США, за 221 день сумма пени по основному долгу равна 556,53 доллара США.

Всего за июль 2000 г. подлежат взысканию с компании «В» 1815,64 (1259,11 + 556,53) доллара США.

Таковы расчеты и доказательства, представленные истцом по первоначальному иску в обоснование окончательной версии первоначального иска ее к компании »В» о взыскании 401 039,65 доллара США.

Компания «В», ответчик по первоначальному иску, резюмировала свои возражения против этого иска в ответе на ходатайство фирмы «А» от 28 марта 2001 г. (ответ назван «Дополнения и возражения», без номера и даты).

В ответе компания «В» констатирует, что требуемые фирмой «А» 401 039,65 доллара США включают в себя 250 348,48 доллара США основного долга, 5638,29 доллара США пени за просрочку авансовых платежей (предоплаты), а также 145 052,88 доллара США пени за просрочку платежей по окончательным расчетам за каждый месяц. При этом компания «В» считает, что первая из этих сумм подлежит уменьшению в связи с неполной обоснованностью на 25 425,69 доллара США, вторая - на 3777,19 доллара США, а третья - на 48 544,41 доллара США. Следовательно, по мнению компании «В», необоснованными являются требования фирмы «А» лишь на 77 747,29 (25 425,69 + 3777,19 + 48 544,41) доллара США. И, таким образом, компания «В» признает обоснованным первоначальный иск на сумму 323 292,36 (401 039,65 - 77 747,29) доллара США.

Вместе с тем суд считает, что мнение компании «В» о необоснованности остальной части исковых требований не подкреплено достаточными доказательствами и аргументами.

Компания «В» не согласна с тем, что перевозки, осуществленные в марте 2000 г. на сумму 104 037,19 доллара США, оплачены лишь авансовым платежом в сумме 32 975,00 доллара США. Компания «В» указывает, что в соответствии с дополнительным соглашением между сторонами от 21 апреля 2000 г. она оплатила счет от 14.04.2000 № 365, в результате чего фирме «А» было переведено 130 000,00 швейцарского франка, в том числе 108 029,36 швейцарского франка (эквивалент 71 118,69 доллара США), которые полностью обеспечили оплату мартовских перевозок 2000 г. Поэтому просрочка в оплате экспедируемых компанией «В» грузов в этом месяце составила только два дня. Но и взыскание пени за упомянутых два дня, по мнению компании «В», является неправомерным, поскольку дни с 22.04.2000 по 24.04.2000 официально считаются нерабочими в банках всех стран, празднующих пасху по грегорианскому календарю. В связи с этим точное соблюдение срока перевода денежных средств было невозможным, что, считает компания «В», освобождает ее от ответственности.

Стороны действительно заключили 21 апреля 2000 г. дополнительное соглашение, которым ст.3 Договора дополнили п.3.10. В силу этого пункта компания «В» получила право оплачивать причитающиеся платежи «в швейцарских франках при условии одновременной оплаты суммы не менее 130 000 швейцарских франков». Однако имеющаяся в материалах дела распечатка АСБ «Л» от 2 мая 2000 г. свидетельствует о поступлении от нее на счет предприятия «Б» (расчетного центра истца по первоначальному иску) 129 993,00 швейцарского франка. При оценке этого факта следует учитывать, что в силу п.3.5 Договора плата за все банковские операции, включая расходы инобанков, при переводе валютных средств на банковские счета производятся за счет компании «В».

Компания «В» оправдывает нарушение дополнительного соглашения от 21 апреля 2000 г. тем, что, во-первых, платежное поручение на перевод 130 000 швейцарских франков содержало указание обслуживающему банку списывать все банковские комиссии со счета плательщика, а во-вторых, ссылкой на отметку Unibank A/S о действительном списании комиссии в размере 250 датских крон (Unibank является датским банком). Ответчик по первоначальному иску указывает также, что истец по первоначальному иску в переписке и во время переговоров признавал получение именно 130 000 швейцарских франков.

Истец в свою очередь утверждает, что первоначально признал уплату 130 000 швейцарских франков, поскольку был введен в заблуждение поступившей от компании «В» копией платежного поручения на эту сумму. С учетом сказанного суд считает достоверным имеющееся в деле и не оспариваемое компанией «В» документальное подтверждение перевода на счет фирмы «А» 129 993,00 швейцарского франка.

Что же касается отсутствия вины компании «В» в нарушении дополнительного соглашения от 21 апреля 2000 г., то оно не нашло убедительного подтверждения. В частности, суд не обнаружил в материалах дела такого документа, который содержал бы отметку Unibank A/S о действительном списании с плательщика комиссии в размере 250 датских крон. Суд принимает во внимание также тот факт, что компания «В» не восполнила недоплату после ее обнаружения. Более того, она приняла обратно ненадлежащий платеж в швейцарских франках и оплатила оказанные ей услуги в долларах США. Утверждения компании «В» о том, что она заново оплатила перевозки в долларах США и приняла обратно 130 000 швейцарских франков вследствие противоправного принуждения, суд считает несостоятельными. Истец действительно требовал, чтобы компания «В» произвела надлежащие платежи и предупреждала о прекращении приема грузов к перевозке. Во-первых, законным было само требование о надлежащей оплате оказанных услуг. А во-вторых, истец действовал в соответствии с п.4.5 Договора, в силу которого «в случае невыполнения компанией «В» условий этого договора истец имеет право прекратить прием к перевозке» экспедируемых компанией «В» грузов с момента уведомления ее об этом. Законность требования фирмы «А» становится особенно ясной, если принять во внимание размер задолженности компании «В».

Суд не может признать обоснованным и требование компании «В» об освобождении от уплаты пени за два дня, которые совпали с нерабочими днями в банках стран, празднующих пасху по грегорианскому календарю. Пеня в случае нарушения сроков и условий оплаты установлена сторонами в размере 0,2% от несвоевременно оплаченных сумм за «каждый день просрочки» (п.4.1 Договора) и не зависит от того, является ли соответствующий день рабочим или нерабочим в банках данной страны.

Следовательно, утверждения компании «В» о частичной необоснованности требований к ней по первоначальному иску за март 2000 г. лишены оснований.

Суд не может признать обоснованным и мнение компании «В» о полном расчете с фирмой «А» за апрель 2000 г. Компания «В» утверждает, что 24.05.2000 ею была перечислена для окончательного расчета требуемая для этого сумма - 39 609,5 доллара США. Однако, как уже было упомянуто выше, банковская распечатка свидетельствует, что на счет фирмы «А» 24 мая 2000 г. поступило на 20 долларов меньше. Эта сумма была удержана банком. В соответствии с Договором (п.3.5) все банковские расходы несет компания «В». Следовательно, вопреки мнению компании «В», ее недоплата фирме «А» за оказанные услуги в апреле 2000 г. действительно составляет 20 долларов США.

Компания «В» считает, что в результате начисления фирмой «А» «неустойки на неустойку» ее долг за май 2000 г. был необоснованно увеличен на 80,22 доллара США. Это мнение также является ошибочным, поскольку фирма »А» упомянутую сумму вообще не требует.

Нельзя согласиться и с тем, что фирма «А» неправомерно начислила пеню за май 2000 г. в размере 3777,19 доллара США. Компания «В» обосновывает это утверждение ссылкой на платеж от 21.04.2000 в размере 130 000 швейцарских франков, часть которого (21 900,64 швейцарского франка, что эквивалентно 14 407,62 доллара США) якобы была уплачена по счету от 19.04.2000 № 421. Как было показано выше, платеж в сумме 130 000 швейцарских франков являлся ненадлежащим. Фирма «А» полностью возвратила его компании «В».

И последнее. По мнению компании «В», с общей суммы первоначального иска следует вычесть и не взыскивать с нее также 25 425,69 доллара США, то есть разницу между общей стоимостью оказанных услуг в швейцарских франках и их стоимостью, пересчитанной сначала в долларах США по курсу 1,52, а затем пересчитанной еще раз исходя из кросс-курса 1,6918 на дату подачи искового заявления.

Суд считает, что это мнение тоже лишено правового основания.

В соответствии с п.3.1 Договора компания «В» приняла на себя обязательство оплачивать провозные платежи и дополнительные сборы в соответствии с тарифными ставками и договорными ставками, которые устанавливает фирма «А». Следовательно, компания «В» в принципе согласилась оплачивать услуги по таким ставкам, размер которых устанавливается без ее участия. Ставки на 2000 г. в соответствии с Международным железнодорожным транзитным тарифом, Единым транзитным тарифом и СМГС установлены в швейцарских франках. Но швейцарский франк является прежде всего расчетной валютой, то есть такой валютой, на базе которой рассчитываются ставки провозных платежей и дополнительных сборов.

Вместе с тем п.3.5 Договора было установлено, что компания «В» оплачивает причитающиеся фирме «А» суммы «за перевозки, оказанные услуги и другие платежи в долларах США». Пересчет швейцарских франков в доллары США определяется исходя из среднего соотношения швейцарского франка к доллару США. Курс пересчета объявляется централизованно Управлением делами тарифной политики - Российскими железными дорогами два раза в течение фрахтового года: на 1 января и на 1 июля.

Письмом от 2 декабря 1999 г. фирма «А» уведомила компанию «В» об установлении на первое полугодие 2000 г. коэффициента пересчета швейцарского франка к доллару США в размере 1,52.

Как уже было отмечено выше, дополнительным соглашением от 21 апреля 2000 г. стороны дополнили Договор п.3.10, который предоставил компании «В» право производить оплату за услуги непосредственно в швейцарских франках «при условии одновременной оплаты суммы не менее 130 000 швейцарских франков».

Компания «В» предприняла две попытки оплатить услуги фирме «А» в швейцарских франках. Но, поскольку сумма ни одной из них не достигла 130 000 швейцарских франков, все расчеты между сторонами в конечном итоге производились только в долларах США, что полностью соответствует Договору, в частности, относительно коэффициента пересчета.

Изложенное свидетельствует, что ни Договор, ни подлежащие в данном случае применению нормативные акты каких-либо оснований для пересчета платежей и освобождения компании «В» от части долга не предусматривают.

Первоначальный иск о взыскании 401 039,65 доллара США подлежит полному удовлетворению.

По встречному иску

Встречный иск компании «В» к фирме «А» о взыскании 348 546,54 доллара США поступил в суд 15 марта 2001 г. Однако окончательный вид требования по встречному иску приобрели в «Заявлении об изменении исковых требований и увеличении их суммы» (без номера и даты). Компания «В» увеличила по состоянию на 3 апреля 2001 г. сумму встречного иска до 484 562,57 доллара США.

По мнению истца по встречному иску, эта сумма состоит из 1) реального ущерба в размере 108 742 долларов США, понесенных в связи с выплатой по вине фирмы «А» неустойки ее (компании «В») клиентам; 2) реального ущерба в размере 7682,00 доллара США, причиненного заменой ранее оплаченных 130 000 швейцарских франков долларовым эквивалентом по курсу 1,52; 3) упущенной выгоды в размере 368 138,57 доллара США, которую компания «В» получила бы, если бы действия фирмы «А» не вынудили ее расторгнуть договоры с ее клиентами.

Одним из необходимых условий возмещения убытков (реального ущерба и упущенной выгоды) является, в частности, противоправность поведения причинителя. Компания «В» утверждает, что фирма «А» не имела права в одностороннем порядке расторгать дополнительное соглашение от 21 апреля 2000 г., в соответствии с которым компания «В» получила право производить оплату причитающихся фирме «А» платежей в швейцарских франках при одновременной оплате суммы не менее 130 000 швейцарских франков. Но это утверждение не соответствует действительности.

В соответствии с п.7.3 Договора каждая из сторон может досрочно расторгнуть его, проинформировав в письменном виде другую сторону за 30 дней до фактической даты его расторжения.

В силу п.7.4 Договора все дополнения и изменения в него вносятся уполномоченными лицами в письменном виде, что удостоверяется подписями, после чего они становятся неотъемлемыми частями Договора. Письменное уведомление об отмене действия п.3.10 Договора 15 мая 2000 г. подписало уполномоченное лицо. Следовательно, отмена п.3.10 Договора наступила в результате юридически правильных действий уполномоченного лица. Если каждая сторона может расторгнуть Договор в целом, она может это сделать и в отношении отдельного его пункта.

Других противоправных действий также не совершено. Все действия по Договору находятся в полном соответствии с его содержанием и нормативными актами.

Суд признает, что в результате отмены п.3.10 Договора для компании «В» могли наступить невыгодные последствия. Но совершение действий, повлекших такие последствия, само по себе не может рассматриваться как противоправное причинение вреда. В силу ст.9 ГК Республики Беларусь не допускаются лишь такие правомерные действия граждан и юридических лиц, которые осуществляются с единственным намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. В данном же случае фирма «А» не вышла за пределы осуществления своих прав.

При таких обстоятельствах встречный иск компании «В» к фирме «А» подлежит отклонению как необоснованный.


На основании изложенного и руководствуясь ст.9, 288, 311 Гражданского кодекса Республики Беларусь, ст.62 Устава железнодорожного транспорта общего пользования 1999 г., а также ст.2, 4, 37-40 и 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, состав суда



решил:



Взыскать с компании «В» (Швейцария) в пользу фирмы «А» (Республика Беларусь) 401 039,65 доллара США долга и 5677,28 доллара США в возмещение расходов по уплате арбитражного сбора, а всего 406 716,93 (четыреста шесть тысяч семьсот шестнадцать и девяносто три сотых) доллара США.

Во встречном иске компании «В» к фирме «А» о взыскании 484 562,54 (четырехсот восьмидесяти четырех тысяч пятисот шестидесяти двух и пятидесяти четырех сотых) доллара США отказать.