Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 243/08-00). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору транспортного агентирования



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 243/08-00). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ТРАНСПОРТНОГО АГЕНТИРОВАНИЯ



Истец: общество с ограниченной ответственностью «А» (Кипр)

Ответчик: общество с ограниченной ответственностью «В» (Республика Польша)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору транспортного агентирования

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь

Состав арбитражного суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)

Дата вынесения решения: 31 января 2001 г.

Комментарий к решению

1. По внешнеэкономической сделке, к которой применяются нормы Гражданского кодекса РБ 1964 г., в случае несогласования сторонами применимого права применению подлежит закон места совершения сделки.

2. Уклонение ответчика от представления ответа на исковое заявление, его неявка в судебное заседание, о времени и месте проведения которого он был извещен надлежащим образом, не препятствуют проведению арбитражного разбирательства и разрешению спора по существу в отсутствие данного ответчика.

3. В случае если в рамках договора транспортной экспедиции поручения на осуществление транспортно-экспедиционных услуг выдавались в устной форме, однако их выдача подтверждается иными доказательствами, а кроме того, право Республики Беларусь, которое применяется к данной сделке, допускает в случае необходимости исполнения срочного задания принятие поручений на экспедирование устно или по телефону, данные поручения признаются действительными, а выполненные в соответствии с ними работы (услуги) подлежат оплате.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда на заседаниях, которые состоялись 31 мая 2000 г. по адресу: ул.Я.Коласа, 65, комн.18 и 25 августа 2000 г. по адресу: пр-т Машерова, 23, корп.1, комн.706, дело № 243/08-00 по иску общества с ограниченной ответственностью «А» (Кипр) к обществу с ограниченной ответственностью «В» (Республика Польша) о взыскании 22 071,3 долл. США



установил:



В исковом заявлении общество с ограниченной ответственностью «А» (Кипр), именуемое в дальнейшем - истец, указывает, что 27 января 1999 г. между ним и обществом с ограниченной ответственностью «В» (Республика Польша), именуемым в дальнейшем - ответчик, был заключен договор, регулирующий взаимоотношения сторон по транспортно-экспедиционному обслуживанию экспортно-импортных и транзитных грузов.

Условия транспортно-экспедиционного обслуживания по каждой отдельной перевозке согласно п.1.2 вышеназванного договора от 27.01.1999 определяются протоколами. Однако, учитывая наличие деловых отношений, существовавших между сторонами с 1997 г., и принимая во внимание срочность перевозок, истец (Экспедитор) в течение января-февраля 1999 г. оказал ответчику (Заказчику) услуги по организации перевозок 10 вагонов с пустыми стеклянными бутылками по маршруту станция Брузги (Республика Беларусь) - станция Майлин (Казахстан) и одного вагона с кондитерскими изделиями по маршруту станция Брузги (Республика Беларусь) - станция Аламедин (Кыргызстан) без предварительного подписания протоколов - на основании устной заявки ответчика.

В дополнение к исковому заявлению истец указал, что протоколы № 1 от 21.01.1999, № 2 от 02.02.1999 и № 3 от 07.02.1999, инвойсы № 323/99 от 29.01.1999, № 327/99 от 10.02.1999 и № 331/99 от 15.02.1999, а также акты приема-передачи оказанных услуг были высланы в адрес ответчика 19 февраля 1999 г. Оригиналы названных документов возвращены истцу не были, и никаких возражений от фирмы не поступало.

По мнению истца, факт выполнения им договорных обязательств подтверждается поступившими от заказчика отгрузочной информацией, инструкциями по заполнению реквизитов CMГС-накладных, копиями СМГС-накладных.

Истец полагал также, что принятие ответчиком оказанных ему в соответствии с договором от 27.01.1999 услуг подтверждается осуществлением частичной оплаты на основании вышеназванных инвойсов № 323/99 от 29.01.1999, № 327/99 от 10.02.1999 и № 331/99 от 15.02.1999 на общую сумму 19 200,00 долл. США, что подтверждается тремя платежными документами: от 11.02.1999 на сумму 4190,24 долл. США, от 23.02.1999 на сумму 9990,46 долл. США и от 23.02.1999 на сумму 4990,46 долл. США.

Далее истец в своем исковом заявлении указал, что поскольку сумма оказанных им услуг составляет 30 235,65 долл. США, сумма основного долга ответчика равна 11 035,65 долл. США.

Помимо названной суммы основного долга истец в исковом заявлении просил взыскать с ответчика штрафные санкции, ссылаясь в качестве обоснования своего требования на п.5.6 договора, который гласит, что в случае просрочки оплаты предъявленных счетов заказчик оплачивает экспедитору пеню в размере 0,15% в день от суммы задолженности за каждый день просрочки, начиная с 5-го дня от получения счета и 5% от суммы задолженности за каждый день просрочки, начиная с 60-го дня с момента предъявления счета. По расчетам истца сумма штрафных санкций составляет 99 320,85 долл. США, однако истец просил о взыскании меньшей суммы, равной сумме основного долга, т.е. 11 035,65 долл. США.

В конечном итоге заявленные истцом исковые требования составили 22 071,3 (11 035,65 + 11 035,65) долл. США, и, кроме того, истец ходатайствовал об отнесении на ответчика понесенных расходов по оплате арбитражного сбора в размере 1483,00 долл. США.

Ответчик отзыв на исковое заявление не представил.

Подсудность данного спора Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате сомнений не вызывает. Согласно п.7.2 договора от 27.01.1999 «в случае невозможности достичь соглашения путем переговоров, возникшие споры подлежат разрешению в Международном Арбитражном Суде при Белорусской торгово-промышленной палате, г.Минск».

Стороны в п.5.1 данного договора определили законодательство Республики Беларусь в качестве подлежащего применению права лишь в отношении ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение сторонами своих обязательств.

Подлежащее применению по поводу отношений сторон право за исключением вопросов ответственности состав суда определил на основании части второй ст.36 Закона РБ «О международном арбитражном (третейском) суде» в соответствии с коллизионными нормами, которые он счел применимыми. Состав суда пришел к выводу о необходимости руководствоваться в данном отношении системой международного частного права страны, в которой происходит заседание суда (lex loci arbitri), т.е. Республики Беларусь.

В соответствии со ст.1138 Гражданского кодекса РБ 1998 г., вступившего в силу с 1 июля 1999 г., настоящий кодекс применяется к отношениям, возникшим после 1 июля 1999 г. По гражданским правоотношениям, возникшим до 1 июля 1999 г., данный кодекс применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после вступления его в силу.

Поскольку договор между сторонами, при исполнении которого возник спор, заключен 27 января 1999 г., определенные в нем услуги были оказаны истцом в течение января-февраля 1999 г. и взаимные права и обязанности сторон возникли до 1 июля 1999 г., к правоотношениям сторон по договору применяется ранее действовавшее материальное законодательство Республики Беларусь - Гражданский кодекс РБ 1964 г.

В соответствии со ст.561 Гражданского кодекса РБ 1964 г. «права и обязанности сторон по внешнеторговой сделке определяются по законодательству места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторон».

В тексте договора от 27.01.1999 не указано место его заключения. Согласно части третьей ст.561 Гражданского кодекса РБ 1964 г. место совершения сделки определяется по законодательству Республики Беларусь. Поскольку сделка считается заключенной в момент получения стороной, направившей оферту, акцепта, а на основании объяснений представителя истца и соответствующих пояснений, содержащихся в исковом заявлении, установлено, что вышеназванный договор был заключен с использованием факсимильной связи, и его последняя страница, снабженная печатью и подписью ответчика, поступила в адрес представительства истца, находящегося на территории Республики Беларусь, правом, применимым к отношениям сторон по данному договору, является право государства места заключения договора, т.е. материальное право Республики Беларусь.

В судебном заседании 31 мая 2000 г. интересы истца представлял глава представительства истца на территории Республики Беларусь (доверенность от 1 января 2000 г. находится в материалах дела). В своих объяснениях представитель истца поддержал заявленные исковые требования в полном объеме.

Ответчик явку представителей в заседание суда не обеспечил, ответ на исковое заявление не представил, каким-либо иным образом требования истца, изложенные в исковом заявлении, не оспорил.

В судебном заседании было установлено, что исковое заявление с приложенными к нему материалами ответчиком получены, что подтверждается имеющимся в материалах дела почтовым уведомлением № 365/5. О времени и месте проведения судебного заседания ответчику также было известно заблаговременно, о получении соответствующего судебного извещения свидетельствует почтовое уведомление № 20/1.

Состав суда отложил рассмотрение дела в связи с заявленным представителем истца ходатайством, основывавшемся на необходимости собирания дополнительного доказательственного материала.

На втором судебном заседании, состоявшемся 25 августа 2000 г., интересы истца снова представлял глава представительства истца на территории Республики Беларусь (доверенность от 01.01.2000 находится в материалах дела).

Представитель ответчика во второе судебное заседание не явился.

Состав суда установил, что уведомление о времени и месте проведения судебного заседания было им получено, что подтверждается почтовым уведомлением № 61/1.

Представитель истца ходатайствовал о рассмотрении дела в отсутствие ответчика.

Руководствуясь ст.33 Закона РБ «О международном арбитражном (третейском) суде» и ст.32 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, в соответствии с которыми неявка стороны или ее представителя без уважительных причин, если они были надлежащим образом извещены о времени и месте разбирательства дела, не препятствует рассмотрению дела по существу, суд определил рассмотреть дело в отсутствие не явившегося ответчика на основании имеющихся и представленных истцом в судебном заседании материалов дела.

По просьбе представителя истца к материалам дела были приобщены почтовое уведомление № 391, свидетельствующее о получении ответчиком протоколов и актов приема-передачи оказанных услуг к договору от 27.01.1999, а также присланное по факсу письмо ответчика от 07.07.2000, в котором содержится обращенная к фирме просьба об отправке оригинала выставленного истцом инвойса № 327/99 от 10.02.1999 на сумму 13 152,15 долл. США.

Изучив представленные по делу письменные доказательства и выслушав объяснения представителя истца, суд считает установленным следующее.

27 января 1999 г. между обществом с ограниченной ответственностью «А» (Кипр), в лице директора, с одной стороны, и обществом с ограниченной ответственностью «В» (Республика Польша), в лице директора, с другой стороны, был заключен договор, в соответствии с которым экспедитор (истец) принял на себя обязательство за вознаграждение и за счет заказчика (ответчика) организовать выполнение услуг, связанных с транспортно-экспедиционным обслуживанием экспортно-импортных и транзитных грузов.

Экспедиционные услуги осуществлялись зарегистрированным на территории Республики Беларусь в г.Гродно представительством истца (в материалах дела имеется копия разрешения Министра Внешних экономических связей от 12.08.1997 на открытие представительства) на основании выданной истцу Министерством транспорта и коммуникаций РБ лицензии на осуществление транспортно-экспедиционной деятельности от 19.01.2000 (копия имеется в материалах дела).

Состав суда констатирует, что во исполнение п.3.5 заключенного сторонами договора истец представлял ответчику информацию по заполнению товарно-транспортных документов для беспрепятственного пропуска грузов, принятых экспедитором для транспортно-экспедиционного обслуживания на участках экспедирования. В частности, в двух письмах истца от 28.01.1999 содержатся инструкции по заполнению СМГС-накладных для перевозки 6 крытых вагонов со стеклянными бутылками по маршруту Брузги-Осиновка/Красное-Тоболь.

Оговоренные договором от 27.01.1999 услуги экспедитор (истец) осуществлял на основании выдаваемого заказчиком (ответчиком) поручения.

Состав суда полагает, что факт выдачи поручения на осуществление транспортно-экспедиционных услуг фирмой в устной форме, во-первых, не противоречит условиям договора от 27.01.1999, а именно его п.2.1, как не содержащего требование о соблюдении письменной формы поручения, а, во-вторых, п.2 Правил транспортно-экспедиционной деятельности в Республике Беларусь, утвержденных постановлением Кабинета Министров РБ от 09.02.1996 № 86, которые в случае необходимости исполнения срочного задания предусматривают возможность принятия поручения на экспедирование устно или по телефону.

Условия же транспортно-экспедиционного обслуживания по каждой отдельной перевозке должны были согласовываться сторонами посредством составления протоколов, являющихся неотъемлемой частью вышеназванного договора.

Суд считает установленным, что истец 19 февраля 1999 г. направлял протоколы № 1 от 21.01.1999, № 2 от 02.02.1999 и № 3 от 07.02.1999, а также инвойсы № 323/99 от 29.01.1999, № 327/99 от 10.02.1999 и № 331/99 от 15.02.1999 и акты приема-передачи оказанных услуг в адрес ответчика. Факт отправки данных документов подтверждается реестром заказных писем и копией почтовой квитанции от 19.02.1999 № 715. Однако истец не представил доказательств получения их ответчиком.

Вместе с тем факт получения фирмой повторно направленных в ее адрес протоколов и актов приема-передачи оказанных услуг подтверждается имеющимся в материалах дела почтовым извещением № 61/1, снабженным печатью ответчика.

Состав суда констатирует, что истец не представил подписанных обеими сторонами протоколов и не доказал факт их подписания.

Вместе с тем состав суда, принимая во внимание доказанность получения ответчиком актов выполненных работ, считает возможным применить п.2.7 заключенного сторонами договора, который гласит, что «невозврат Заказчиком направленного ему для подписания Акта выполненных работ и непредставление возражений по нему трактуется сторонами, как подписание Акта без возражений».

В данной связи состав суда полагает возможным считать, что содержащиеся в вышеназванных актах выполненных работ условия организации перевозок, а именно наименование груза, тип и характеристика транспортного средства, их количество, маршрут перевозки, перечень услуг, тариф оплаты и срок оплаты, условия платежа согласованы сторонами. Согласно трем актам приема-передачи оказанных услуг от 27.01.1999 экспедитор (истец) оказал заказчику (ответчику) следующие услуги по организации перевозки:

5 вагонов стеклянных бутылок по маршруту Брузги-Майлин на общую сумму 13 029,00 долл. США;

5 вагонов стеклянных бутылок по маршруту Брузги-Майлин на общую сумму 13 152,15 долл. США;

1 вагона кондитерских изделий по маршруту Брузги-Аламедин на общую сумму 4054,50 долл. США.

Факт перевозки 1 вагона кондитерских изделий в феврале 1999 г. по маршруту Брузги-Аламедин подтверждается представленной истцом копией СМГС-накладной № 25398 и 10 вагонов стеклотары в течение января-февраля 1999 г. по маршруту Брузги-Майлин подтверждается копиями имеющихся в материалах дела СМГС-накладных № 25348-25350, № 25679, № 25380, № 25236, № 25195, № 25194, № 25237.

Факт принятия ответчиком оказанных истцом во исполнение договора от 27.01.1999 услуг подтверждается частичной оплатой на основании выставленных истцом инвойсов. В частности, на основании выставленного истцом инвойса от 29.01.1999 № 323/99 на общую сумму 13 029,00 долл. США на его счет 11.02.1999 поступило 4190,24 долл. США, на основании инвойсов от 10.02.1999 № 327/99 на сумму 13 152,15 долл. США и от 15.02.1999 № 331/99 на сумму 4054,50 долл. США - 23.02.1999 поступила сумма в размере 4990,16 долл. США, и в тот же день ответчик перечислил 9990,46 долл. США со ссылкой на вышеуказанные инвойсы № 323/99 и № 327/99. Всего ответчик перечислил на счет истца 19 170,84 долл. США.

Состав суда считает обоснованным и подлежащим удовлетворению требование истца о взыскании с ответчика 11 035,65 долл. США штрафных санкций, предусмотренных п.5.6 заключенного сторонами договора от 27.01.1999.

Руководствуясь ст.3 Закона РБ «О международном арбитражном (третейском) суде», а также ст.13 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, состав суда обеспечил сторонам равные возможности для защиты их прав.

Однако ответчик не воспользовался этой возможностью, не явился в судебное заседание по делу и не представил ни своих объяснений по существу заявленного требования, ни каких-либо иных доказательств.

Таким образом, разрешая спор на основе имеющихся в деле доказательств, суд считает подтвержденным материалами дела заявленное истцом требование о взыскании 22 071,3 (11 035,65 + 11 035,65) долл. США. Подлежат взысканию с ответчика также понесенные истцом расходы по уплате арбитражного сбора.


На основании изложенного и в соответствии со ст.6, 193, 561 Гражданского кодекса РБ, утвержденного Законом от 11.06.1964, а также ст.3, 33, частью второй ст.36 Закона РБ «О международном арбитражном (третейском) суде», ст.2, 3, 32, 37-40, 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда



решил:



Иск удовлетворить. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «В» (Республика Польша) в пользу общества с ограниченной ответственностью «А» (Кипр) 11 035,65 долл. США основного долга, 11 035,65 долл. США штрафных санкций и 1483,00 долл. США в возмещение расходов по уплате арбитражного сбора, а всего 23 554,3 (двадцать три тысячи пятьсот пятьдесят четыре и три десятых) долл. США.