Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 266/31-00). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 266/31-00). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ (МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ)



Истец: унитарное предприятие «А» (Республика Беларусь)

Ответчик: внешнеторговое предприятие «В» (Республика Польша)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь

Состав арбитражного суда: единоличный арбитр

Дата вынесения решения: 18 мая 2001 г.

Комментарий к решению

1. В случае частичной оплаты поставленного по договору международной купли-продажи товара покупатель обязан погасить образовавшуюся задолженность.

2. Если стороны внешнеэкономического договора согласовали применимое к сделке право, к условиям этой сделки подлежит применению право, согласованное сторонами.

3. Уклонение ответчика от представления письменных возражений против иска, а также его неявка без уважительных причин в судебное заседание, о котором он был надлежащим образом извещен, не препятствует рассмотрению спора и разрешению его по существу.

4. Ходатайство сторон о переносе места рассмотрения спора из г.Минска в другой город может быть удовлетворено лишь при условии согласия на это второй стороны и состава суда (если в арбитражной оговорке не согласовано иное, по сравнению с г.Минском, место рассмотрения спора), так как в соответствии с Регламентом Международного арбитражного суда при БелТПП местом рассмотрения спора является г.Минск.

5. При наличии в договоре условия о неустойке за несвоевременную оплату поставленного товара с покупателя подлежит взысканию данная неустойка.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате (в дальнейшем - МАС при БелТПП), рассмотрев в помещении суда (г.Минск, пр-т Машерова, 23, корп.1, комн.706) в ходе заседаний, которые состоялись 10 января, 7 февраля и 4 апреля 2001 г., дело № 266/31-00 по иску унитарного предприятия «А» (Республика Беларусь) к внешнеторговому предприятию «В» (Республика Польша) о взыскании 303 694 доллара США,


установил:

Требования сторон

Унитарное предприятие «А» (далее - истец) утверждает в исковом заявлении, что между ним и польским внешнеторговым предприятием «В» (далее - ответчик) 7 апреля 1999 г. был заключен договор о сотрудничестве (в дальнейшем - договор) и 3 дополнительных соглашения к нему. В соответствии с этими договором и соглашениями истец поставил в адрес ответчика продукцию на общую сумму 236 627 долларов США, которая оплачена лишь частично. После вычета предоплаты в размере 48 780 долларов США и оплаты ответчиком уже поставленной продукции в размере 50 000 долларов США основной долг ответчика истцу составляет 137 847 (236 627 - 98 780) долларов США. Истец утверждает также, что ответчик обязан уплатить ему 165 847 долларов США штрафных санкций за задержку платежа и 4996 долларов США в возврат арбитражного сбора.

Ответчик в ответе на исковое заявление просил в иске полностью отказать и взыскать с истца в его (ответчика) пользу расходы по делу в размере 7500 долларов США.

Компетенция и применимое право

Компетенция МАС при БелТПП относительно рассмотрения данного дела прямо обусловлена п.5.1 заключенного сторонами договора. В соответствии с этим пунктом любой спор, разногласие или требование, возникающее из договора или касающееся его или его нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в МАС при БелТПП. Решение этого арбитражного суда является окончательным и обязательным для сторон. Место арбитража - Республика Беларусь, г.Минск. Язык судебного разбирательства - русский, а применимое право - белорусское. Дело должно быть рассмотрено единоличным арбитром.

Компетенция МАС при БелТПП в ходе производства по делу не оспаривалась, отвод единоличному арбитру не заявлялся.

Рассмотрение дела

Истец был зарегистрирован как предприятие «А» (решение от 31 декабря 1996 г.). Однако во исполнение Декрета Президента Республики Беларусь от 16.03.1999 № 11 «Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования», предприятие «А» во время производства по данному делу решением Брестского областного исполнительного комитета от 18 сентября 2000 г. было зарегистрировано как унитарное предприятие «А». В соответствии с п.1.1 устава унитарного предприятия «А» оно является «правопреемником всех прав и обязанностей предприятия «А» (выписка из устава завода в материалах дела).

Будучи универсальным правопреемником предприятия «А» УП «А» заявило о поддержании исковых требований по данному делу (заявление в материалах дела). Суд принял это заявление к сведению.

Истец уполномочил представлять свои интересы в данном деле юрисконсульта (доверенность от 29 ноября 2000 г.), заместителя начальника УП «А» (доверенность от 9 января 2001 г.) и советника-консультанта по внешней экономической безопасности (доверенность от 9 января 2001 г.).

Ответчик зарегистрирован в Торговом реестре районного суда в Гдыне как предприятие внешней торговли «В», акционерное общество. Копия документа о регистрации имеется в материалах дела.

Представительство его интересов по делу № 266/31-00 ответчик поручил канцелярии юрисконсульта Р. (доверенность от 24.10.2000).

По делу состоялось три заседания: 10 января, 7 февраля и 4 апреля 2001 г.

В судебном заседании 10 января 2001 г. интересы истца представляли: юрисконсульт истца, заместитель начальника и советник-консультант по внешней экономической безопасности.

Ответчик в судебное заседание не явился.

В ответе на исковое заявление от 26 сентября 2000 г. ответчик просил состав суда предоставить ему трехмесячный срок для принятия мер к заключению мирового соглашения и выехать в Польшу для допроса трех свидетелей по месту их жительства. Будучи извещенным об этом, истец письмом от 11 декабря 2000 г. сообщил о своем несогласии на предоставление трехмесячного срока для примирения и настаивал на рассмотрении дела в ранее назначенный срок, то есть 10 января 2001 г. В связи с этим состав суда факсограммой от 29 декабря 2000 г. известил ответчика о позиции истца и подтвердил 10 января 2001 г. как дату проведения первого судебного заседания.

Неявку для участия в первом судебном заседании представитель ответчика Р. объяснил своей болезнью (с приложением ксерокопии медицинской справки) и просил назначить второе заседание после его (Р.) выздоровления и проведения допросов свидетелей по месту их жительства в Гданьске, Гдыне и Варшаве.

Признав болезнь представителя ответчика уважительной причиной неявки его в суд, состав суда с согласия истца назначил второе заседание на 7 февраля 2001 г. Одновременно единоличный арбитр сообщил ответчику, что не имеет возможности выехать в Польшу для допроса указанных им (ответчиком) свидетелей и предложил немедленно уведомить суд по факсимильной связи, для установления каких фактов необходимо допросить каждого из указанных ответчиком свидетелей, а также выслать их адреса для вызова в судебное заседание на 7 февраля 2001 г.

В судебном заседании 7 февраля 2001 г. интересы истца представлял юрисконсульт истца.

Представитель ответчика в судебное заседание не явился. Однако по факсимильной связи от него поступило еще одно заявление, в котором он:

протестовал против отказа единоличного арбитра выехать в Польшу для допроса указанных ответчиком свидетелей;

просил перенести место заседания арбитражного суда в Варшаву, Прагу или Будапешт в связи с тем, что председатель правления фирмы «В» по неназванным причинам не может явиться на заседания суда в г.Минск;

ходатайствовал об отсрочке разбирательства в связи с болезнью упомянутого председателя правления фирмы «В»;

не соглашался с таким сроком пересылки ему процессуальных документов (ответа истца на возражения итветчика против исковых требований), который делает невозможной своевременную подготовку к опровержению содержащихся в этом документе сведений;

ходатайствовал о предоставлении ответчику дополнительного 30-дневного срока для подготовки к защите против возражений истца, содержащихся в процессуальном документе, о котором сказано в п.4, и о назначении третьей даты рассмотрения дела после того, как ответчик вручит суду свой новый процессуальный документ.

Рассмотрев заявленные ответчиком письменные возражения и ходатайства (просьбы), а также выслушав пояснения представителя истца, данные в судебном заседании, состав суда констатировал следующее.

1. В соответствии с п.2 ст.34 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП «в случае необходимости получения и фиксирования доказательств вне места судебного заседания состав суда может поручить совершение упомянутых действий одному из своих арбитров». При единоличном составе суда действия, о которых идет речь в п.2 ст.34 Регламента, может совершить сам единоличный арбитр. Следовательно, рассматриваемая правовая норма говорит не об обязанности, а о праве единоличного арбитра «в случае необходимости» выехать для допроса свидетелей в другую местность. Необходимость же в этом возникает, если 1) без показаний соответствующего свидетеля (свидетелей) обойтись невозможно и 2) сами свидетели явиться в суд не могут.

В связи с изложенным единоличный арбитр попросил ответчика уведомить арбитражный суд, что именно названные им (ответчиком) свидетели могут сообщить для установления фактов, имеющих значение для вынесения по делу законного и обоснованного решения. Однако ответчик и его представитель ответа на эту просьбу не дали. От ответчика не поступила также информация о том, в силу каких причин упомянутые свидетели не могут лично прибыть в суд для дачи показаний в Минске, не поступило и ответа на предложение ходатайствовать о вызове свидетелей в суд. Все это дает суду право отказать ответчику в выезде суда в Польшу для допроса свидетелей по месту их жительства. Вместе с тем суд разъяснил, что ответчик может приехать в судебное заседание вместе со свидетелями, которые являются его (ответчика) работниками. Что же касается связанных с этим расходов, то приезд в Минск даже трех свидетелей вряд ли потребует больших расходов, чем поездка в Польшу арбитра и секретаря судебного заседания.

2. Состав суда не может также удовлетворить ходатайство ответчика о переносе места заседания арбитражного суда в Варшаву, Прагу, Братиславу или Будапешт. Минск как место проведения арбитража указан в п.5.1 заключенного сторонами «договора о сотрудничестве» от 7 апреля 1999 г. Для изменения места проведения арбитража стороны должны внести в этот пункт договора соответствующее изменение (в установленном законом порядке). Истец против переноса места судебного заседания решительно протестует. Следовательно, суд по требованию одной стороны это сделать не имеет права. Суд обращает внимание также на тот факт, что представитель ответчика не назвал причину, в силу которой председатель правления фирмы «В» способен выехать на заседание суда из Гданьска, например, в Будапешт, но не может совершить поездку для этой цели в Минск. Однако даже если причина действительно является уважительной, заседание суда в Минске в любом случае может успешно состояться и без участия председателя правления фирмы «В». У ответчика (упомянутой фирмы) имеется действующий от ее имени представитель - адвокат Р.

3. Состав суда готов согласиться с тем, что до второго судебного заседания у ответчика не было достаточно времени для подготовки к опровержению положений, содержащихся в ответе истца на возражения ответчика против иска. Но с 7 февраля 2001 г. (когда ответчик прислал свое последнее заявление) прошло более месяца, и это утверждение утратило актуальность. В связи с истечением указанного времени перестали быть актуальными и просьба ответчика о предоставлении дополнительного 30-дневного срока для подготовки к защите против возражений истца, а также об отсрочке разбирательства в связи с болезнью руководителя фирмы «В».

На основании изложенного состав Международного арбитражного суда 19 марта 2001 г. определил:

1. Ходатайства ответчика о выезде состава суда по делу № 266/31-00 в Гданьск или Варшаву для допроса свидетелей, а также о переносе места заседания в Варшаву, Прагу, Братиславу или Будапешт оставить без удовлетворения.

2. Третье заседание суда по упомянутому делу назначить на 4 апреля 2001 г. в 15.00 по адресу: пр-т Машерова, 23/1, комн.706, 220004, г.Минск, Республика Беларусь.

3. Предупредить ответчика, что в случае очередной неявки его представителя в судебное заседание состав суда поставит вопрос о рассмотрении дела без него.

4. Копии настоящего определения направить сторонам.

4 апреля 2001 г. состоялось третье судебное заседание, в которое явились юрисконсульт истца и заместитель начальника предприятия-истца.

Представитель ответчика не явился и на это судебное заседание. Он снова прислал факсимильное сообщение, в котором протестовал против определения суда от 19 марта 2001 г., опять просил рассмотреть ранее заявленные и отклоненные судом ходатайства ответчика, а также просил перенести слушание дела на новый (четвертый) срок.

Представитель истца отметил, что по его глубокому убеждению представитель ответчика по поручению своего доверителя с самого начала заявляет многочисленные ходатайства с единственной целью - затянуть процесс. Об этом, по его мнению, свидетельствует, в частности, тот факт, что представитель ответчика еще до первого заседания суда ходатайствовал об отложении рассмотрения дела на три месяца для заключения мирового соглашения, но никаких реальных мер даже для вступления в переговоры о заключении такого соглашения не принял.

Далее представитель истца заявил ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие неявившегося ответчика.

В соответствии со ст.33 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде» от 9 июля 1999 г. и п.1 ст.32 Регламента МАС при БелТПП неявка в судебное заседание без уважительных причин любой стороны или ее представителя, если они были надлежащим образом извещены или считаются извещенными о времени и месте разбирательства дела, не препятствует рассмотрению спора и разрешению его по существу.

Учитывая изложенное и тот факт, что ответчик три раза надлежаще извещался о времени и месте рассмотрения дела, но ни разу не явился, состав суда определил: ходатайство представителя истца удовлетворить, дело рассмотреть в отсутствие неявившегося ответчика.

Выслушав представителя истца, который исковые требования поддержал в полном объеме, а также изучив поступившие от сторон письменные доказательства, состав суда считает установленным следующее.

Обоснование решения

Истец просит взыскать с ответчика:

137 847 долларов США основного долга за полученную в соответствии с договором, но неоплаченную продукцию;

165 847 долларов США штрафных санкций за задержку платежей;

4996 долларов США в возврат арбитражного сбора.

Из материалов дела действительно следует, что стороны 7 февраля 1999 г. заключили договор «О сотрудничестве». Позже (в сентябре и ноябре 1999 г.) стороны заключили также дополнительные соглашения (далее - ДС) № 1, 2 и 3 к этому договору. В дальнейшем истец поставил ответчику продукцию в соответствии с ДС № 1 на сумму 13 900 долларов США, по ДС № 2 на 195 497 долларов США и по ДС № 3 на 27 230 долларов США. Следовательно, всего истец поставил ответчику продукцию на 236 627 (13 900 + 195 497 + 27 230) долларов США. Поскольку ответчик в порядке предоплаты перечислил на счет истца за эту продукцию только 48 780 долларов США, его основной долг составляет 187 847 (236 627 - 48 780) долларов США.

Поставка по ДС № 1 и 2 подтверждена копией счета от 22 декабря 1999 г. № 70 на сумму 209 397 (13 900 + 195 497) долларов США с отметкой таможни, а также CMR-накладной от 24 декабря 1999 г. № 057688 на ту же сумму. После вычета предоплаты подтвержденный достоверными доказательствами долг ответчика по ДС № 1 и 2 составляет 160 617 долларов США.

Поставка по ДС № 3 подтверждена копией счета от 24 апреля 2000 г. № 35ф на сумму 27 230 долларов США и CMR-накладной от 24 апреля 2000 г. № 800846 на ту же сумму.

Следовательно, долг ответчика за вычетом предоплаты документально подтвержден истцом на общую сумму 187 847 (160 617 + 27 230) долларов США.

Получение ответчиком поставленной истцом продукции на указанные выше суммы в соответствии с ДС № 1 и ДС № 2 подтверждает также подписанный представителями сторон приемо-сдаточный акт от 29 декабря 1999 г. Правда, ответчик заявил в ответе на иск, что названный приемо-сдаточный акт не может считаться принятым, поскольку Яцек П., подписавший упомянутый акт от имени ответчика, никогда не обладал необходимой доверенностью. Но в данном случае подлежит применению часть первая ст.183 ГК Республики Беларусь, в силу которой «полномочие может явствовать из обстановки, в которой действует представитель». Ведь Яцек П. является сотрудником ответчика, а приемка продукции производилась в данном случае по месту нахождения ответчика, оформление же акта сдачи-приемки происходило в офисе ответчика, подпись Яцека П. скреплена его (ответчика) печатью.

Суд не может принять во внимание и ссылку ответчика на предварительный характер акта сдачи-приемки. Этот акт окончательно подтвердил приемку поставленной продукции по количеству и наименованиям. Каких-либо претензий в связи с недостачей поставленной продукции ответчик не предъявлял.

Приемка поставленной продукции по качеству действительно не производилась. Но она не предусмотрена связывающим стороны договором, а также дополнительными соглашениями. Каких-либо надлежаще оформленных актов о несоответствии поставленной продукции требованиям договора ответчик не представил.

Состав суда не принимает во внимание и ссылку ответчика на то, что в связи с недостатками поставленной истцом продукции на него были наложены штрафные санкции Министерством народной обороны Республики Польша. Суд рассматривает данное дело в рамках отношений между сторонами и отношений ответчика с его контрагентами по другим договорам касаться не может.

Обращаясь к требованиям истца о взыскании штрафных санкций за просрочку платежей, состав суда прежде всего констатирует противоречивость возражений ответчика. Заявив в начале ответа на исковое заявление требование о полном отказе в иске, в обосновании этого требования он не соглашается лишь «с размером притязания, в частности, с размером начисленных истцом штрафных санкций». При этом ответчик не указал, в какой части он не признает размер упомянутых санкций.

Основанием требования об уплате штрафных санкций являются п.8.5 дополнительных соглашений № 1, 2 и 3 к договору от 7 апреля 1999 г. № 32/99. Они являются идентичными и содержат следующий текст: «Поставщик за задержку перевода Заказчиком на счет Поставщика валютной суммы, указанной в счете, с целью материальной компенсации выставляет Заказчику штрафные санкции в размере 0,15% от суммы, указанной в счете, за каждый календарный день задержки перевода, а после истечения 59-ти календарных дней с момента выставления счета Заказчику выставляются штрафные санкции в размере 5% в день от суммы, указанной в счете, но не более 100% стоимости имущества».

Поскольку просрочка платежей по ДС № 1 и ДС № 2 превысила 120 календарных дней, штрафные санкции истец исчислял в обоих случаях в размере 100% от стоимости поставленных товаров, то есть в размере 13 900 долларов США по ДС № 1 и 149 497 долларов США по ДС № 2 соответственно. По ДС № 3 истец просит взыскать санкции только за 60 дней просрочки (с 04.06.2000 по 04.08.2000). Поэтому штрафные санкции здесь составили 2450 (27 230 x 0,15% x 60 дней) долларов США. А в связи с тем, что после предъявления к нему претензии ответчик уплатил 50 000 долларов США, которые должны быть засчитаны именно в покрытие штрафных санкций (ст.300 ГК Республики Беларусь), общая сумма таковых составляет 115 847 (13 900 + 149 497 + 2450 - 50 000) долларов США.

Ответчик этот расчет размера санкций не оспаривает, но в общей форме заявляет о его завышенности в связи с тем, что якобы сам истец допустил существенную задержку поставки продукции по сравнению с согласованными сроками.

Истец факт задержки признает, но утверждает, что первоначально просрочка в поставке произошла по вине ответчика. Поскольку ответчик не оплатил уже полученную продукцию, он не имел права требовать новые поставки. В связи с этим стороны заключили дополнение № 1 к ДС № 1 и дополнения № 1 и № 2 к ДС № 2, которыми внесли изменения в согласованные сроки поставок. А поскольку новые согласованные сторонами сроки истец не нарушил, нет оснований говорить о нарушении им сроков поставок вообще.

Понимая это, ответчик в ответе на исковое заявление пытается убедить суд в том, что упомянутые выше дополнения «были подписаны только по факсимильной связи и никогда не были подписаны и переданы другой стороне в письменной форме, требуемой законом». Однако в соответствии с п.2 ст.404 ГК Республики Беларусь «договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору».

Следовательно, заключение договора или дополнения к нему с помощью факсимильной связи прямо предусмотрено законом. Этот способ заключения договоров широко применяется также на практике. Более того, во всех дополнениях к ДС особо подчеркивается, что «данное дополнение, переданное по факсимильной связи, имеет юридическую силу».

Подлежит удовлетворению также требование истца о возврате уплаченного им арбитражного сбора.

Требование ответчика о взыскании с истца расходов по делу, включая расходы по защите против иска в размере 7500 долларов США, рассмотрению не подлежит, поскольку оно не было, в частности, заявлено в предусмотренной законом форме, не оплачено арбитражным сбором. Суд констатирует также, что упомянутое требование не подлежало бы удовлетворению и при надлежащем оформлении в связи с необоснованностью возражений ответчика против иска.


На основании изложенного и в соответствии со ст.314, 424 ГК Республики Беларусь, утвержденного Законом Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. № 218-З, а также ст.3, 5, 39, 40 и 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда


решил:


Иск удовлетворить. Взыскать со внешнеторгового предприятия «В» (Республика Польша) в пользу унитарного предприятия «А» (Республика Беларусь) 187 847 долларов США основного долга, 115 847 долларов США штрафных санкций и 4996 долларов США в возмещение расходов по уплате арбитражного сбора, а всего 308 690 (триста восемь тысяч шестьсот девяносто) долларов США.