Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 255/20-00). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 255/20-00). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ (МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ)



Истец: акционерное общество «А» (Бельгия)

Ответчик: общество с ограниченной ответственностью «В» (Российская Федерация)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)

Применимое право: Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.)

Состав арбитражного суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)

Дата вынесения решения: 12 марта 2001 г.

Комментарий к решению

1. В случае заключения договора уступки права требования арбитражная оговорка, содержащаяся в договоре между первоначальным кредитором и должником, сохраняется во взаимоотношениях между новым кредитором и должником при условии, если внешнеэкономический договор заключен без участия белорусских субъектов хозяйствования.

2. Неточность наименования институционального арбитражного органа в Республике Беларусь не влияет на подсудность спора Международному арбитражному суду при БелТПП, так как в Республике Беларусь существует только один такой орган - Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате.

3. Если коммерческие предприятия истца и ответчика находятся в государствах, являвшихся на момент заключения контракта участниками Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), отношения сторон регулируются Венской конвенцией и ее предписания применимы для разрешения спора.

4. В случае частичной оплаты поставленного по договору поставки (международной купли-продажи) товара покупатель обязан погасить образовавшуюся задолженность.

5. Уклонение ответчика от представления письменных возражений против иска, а также его неявка без уважительных причин в судебное заседание, о котором он был надлежащим образом извещен, не препятствует рассмотрению спора и разрешению его по существу.

6. В случае отсутствия доказательств наличия убытков в виде расходов по оплате юридических услуг, связанных с представлением интересов истца в Международном арбитражном суде при БелТПП, состав суда отказывает в удовлетворении требования о взыскании таких убытков.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда (пр-т Машерова, 23, к.1, комната 706) на заседании, которое состоялось 24 октября 2000 г., дело № 255/0-00 по иску акционерного общества «А» (Бельгия) к обществу с ограниченной ответственностью «В» (Российская Федерация) о взыскании 10 362,9 доллара США и 37 145,5 немецкой марки


установил:


В исковом заявлении истец, акционерное общество «А» (Бельгия), указало, что 1 октября 1997 г. компания «P» (Республика Польша), являющаяся дочерней компанией истца, заключила контракт на поставку стеклопродукции с ответчиком, обществом с ограниченной ответственностью «В» (Российская Федерация). Контракт заключался путем обмена факсовыми сообщениями: компания «P» выслала подписанный экземпляр российскому партнеру, а последний акцептовал его. О наличии акцепта, по мнению истца, свидетельствуют дальнейшие действия ответчика: приемка товара, наличие ссылки на данный контракт в отгрузочных документах, таможенное оформление, оплата одной из трех партий товара, дальнейшая переписка сторон.

Далее истец указал, что во исполнение вышеназванного контракта ответчику была поставлена стеклопродукция на основании счет-фактуры от 16.02.1998 № 90007137 на сумму 21 751,62 немецкой марки, а также на основании счет-фактуры от 26.03.1998 № 90008385 на сумму 15 393,88 немецкой марки. В качестве доказательств ее получения истец ссылается на CMR-накладные № 511378 и 270865, снабженные печатью Калининградской таможни и печатью ООО «В».

По утверждению истца, ответчик неоднократно ссылался на финансовые трудности и обращался с просьбами о переносе срока оплаты полученной стеклопродукции. 1 декабря 1998 г. сторонами было подписано приложение 5 к контракту от 1 октября 1997 г., согласно которому срок для оплаты поставленного товара по ранее упомянутым инвойсам был продлен до 31 марта 1999 г. Кроме того, ответчик в данном документе гарантировал оплатить задолженность до 31 марта 1999 г.

Далее истец указал в исковом заявлении, что 15 января 1997 г. другая компания «V» из группы компаний «А» (Германия), заключила контракт № 20996 с ООО «В» на поставку зеркал и стекла. Данный контракт также заключался посредством обмена факсовыми сообщениями: компания «V» выслала подписанный экземпляр российскому партнеру, а последний акцептовал его. О наличии акцепта, по мнению истца, свидетельствует частичная оплата товара, дальнейшая переписка сторон.

Сумма непогашенной задолженности по контракту от 15 января 1997 г. № 20996 в размере 9762,9 доллара США зафиксирована в подписанном обеими сторонами 1 декабря 1998 г. дополнении 6 к данному контракту, согласно которому срок оплаты продлен до 31 марта 1999 г. Кроме того, ответчик в данном документе гарантировал оплату задолженности на сумму 9762,90 доллара США до 31 марта 1999 г.

23 декабря 1999 г. между компанией «P» (Республика Польша) и акционерным обществом «А» (Бельгия), а также компанией «V» и акционерным обществом «А» (Бельгия) был заключен договор уступки требования, в силу которого права требования по контрактам от 1 октября 1997 г. и 15 января 1997 г. перешли к акционерному обществу «А».

Поскольку ответчик не выполнил принятые на себя договорные обязательства, истец просит состав суда взыскать с ООО «В» сумму задолженности по контракту от 1 октября 1997 г. в размере 37 145,5 немецкой марки.

В связи с тем, что ответчик не выполнил принятые на себя договорные обязательства, истец просит состав суда также взыскать с ООО «В» сумму задолженности по контракту от 15 января 1997 г. в размере 9762,90 доллара США.

Помимо вышеуказанных сумм основного долга в отношении контракта от 1 октября 1997 г. и контракта от 15 января 1997 г. истец настаивает на взыскании с ООО «В» убытков в сумме 600,00 доллара США, представляющих собой стоимость юридических услуг, оказанных истцу юридической фирмой в связи с рассмотрением дела в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате. Кроме того, истец просит отнести на ответчика расходы по уплате арбитражного сбора в сумме 1779,93 доллара США.

Истец в исковом заявлении просил состав суда объединить исковые требования в отношении контрактов от 1 октября 1997 г. и от 15 января 1997 г. № 20996 в одном производстве, поскольку арбитражное соглашение является идентичным, стороны совпадают, переписка и досудебное урегулирование споров в досудебном порядке велось параллельно.

Компетенция Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате по рассмотрению спора, возникшего из заключенного 1 октября 1997 г. между компанией «P» (Республика Польша) и ООО «В» (Российская Федерация) контракта на поставку стеклопродукции, вытекает из его приложения 5. Пункт 3 данного приложения гласит, что «все споры и разногласия, которые могут возникнуть из настоящего контракта или в связи с ним, будут по возможности решаться путем переговоров между сторонами. В случае если стороны не придут к соглашению, то все споры будут решаться Международным арбитражным судом при торгово-промышленной палате Республики Беларусь в соответствии с его регламентом».

Компетенция Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате по рассмотрению спора, возникшего из заключенного между «V» (Германия) и ООО «В» 15 января 1997 г. контракта, вытекает из его приложения 6. Пункт 3 данного приложения гласит, что «все споры и разногласия, которые могут возникнуть из настоящего контракта или в связи с ним, должны по возможности разрешаться путем переговоров между сторонами. В случае, если стороны не придут к соглашению, все споры будут переданы на рассмотрение Международному арбитражному суду при Торговой палате в г.Минске в соответствии с его регламентом». Неточность в наименовании арбитражного органа не имеет существенного значения для определения подсудности спора, поскольку в г.Минске существует единственная торговая палата (Белорусская торгово-промышленная палата), при которой действует единственный Международный арбитражный суд.

Вместе с тем состав суда не может согласиться с утверждением истца о том, что, поскольку АО «А» (Бельгия) является стороной приложения 5 к контракту от 1 октября 1997 г. и дополнения 6 к контракту от 15 января 1997 г. № 20996, действие содержащихся в названных документах арбитражных соглашений распространяется на него и ответчика, ООО «В».

Состав суда исходит из того, что сторонами контракта от 1 октября 1997 г. являются компания «P» (Республика Польша) и ООО «В» (Российская Федерация), поскольку истец не представил составу суда для изучения договор, характеризующий его взаимоотношения с компанией «P» в качестве агента-делькредере.

По аналогичной причине состав суда считает сторонами контракта от 15 января 1997 г. № 20996 соответственно «V» и ООО «В».

Вместе с тем, проанализировав договор уступки требования, заключенный 23 декабря 1999 г. между компанией «P» (Республика Польша), «V» (Германия) и акционерным обществом «А» (Бельгия), а также принимая во внимание отсутствие возражений со стороны ответчика, состав суда пришел к выводу о том, что уступка прав по контрактам от 1 октября 1997 г. и 15 января 1997 г. АО «А» (Бельгия) соответственно означает переход всех прав, связанных с указанными договорами, в том числе и права на обращение в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате в случае возникновения спора. В силу этого арбитражная оговорка, установленная контрактами от 1 октября 1997 г. и 15 января 1997 г., продолжает свое действие и в отношении АО «А» и ООО «В».

Поскольку стороны не определили применимое к существу спора право, состав суда в соответствии с частью второй ст.36 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде» считает необходимым применять право, определенное на основании коллизионных норм международного частного права государства, в котором происходит заседание суда (lex loci arbitri), т.е. Республики Беларусь.

Но прежде всего состав суда считает необходимым руководствоваться положениями Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., поскольку в соответствии с ее ст.1 данная конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в различных договаривающихся государствах. Как Российская Федерация, так и Республика Польша и Германия являются участниками Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров.

Кроме того, в соответствии с частью второй ст.7 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров, если вопросы, относящиеся к предмету ее регулирования, прямо в ней не разрешены, применяются общие принципы, на которых основана данная конвенция, а при отсутствии таких принципов применяется право, определяемое в силу норм международного частного права.

Состав суда считает, что положения Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров в полном объеме регулируют отношения сторон.

В судебном заседании 24 октября 2000 г. интересы истца, юридического лица по законодательству Бельгии, зарегистрированного в Торговом реестре г.Брюсселя с 28.09.1962, представлял сотрудник юридической фирмы (г.Минск), действующий на основании доверенности от 17 ноября 1999 г.

В своих объяснениях по делу представитель истца поддержал исковые требования в полном размере.

Представитель ответчика в судебное заседание 24 октября 2000 г. не явился. В судебном заседании было установлено, что исковое заявление и приложенные к нему материалы, а также уведомление о времени и месте проведения судебного заседания своевременно получены ответчиком. Эти обстоятельства подтверждены имеющимися в деле извещениями почтового ведомства № 34/ и № 373/1.

Ответчик не уведомил суд о причинах неявки и не представил письменных объяснений по существу заявленных к нему требований.

Представитель истца ходатайствовал о рассмотрении дела в отсутствие неявившегося ответчика.

Руководствуясь ст.33 Закона «О Международном арбитражном (третейском) суде» и ст.32 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП, в соответствии с которыми неявка стороны или ее представителя без уважительных причин, если они были надлежащим образом извещены о времени и месте разбирательства дела, не препятствует рассмотрению дела по существу, состав суда определил рассмотреть дело в отсутствие неявившегося ответчика на основании имеющихся и представленных истцом в судебном заседании доказательств.

Изучив представленные по делу письменные доказательства и выслушав объяснения представителя истца, суд считает установленным следующее.

Подписав приложение 5 к заключенному 10 октября 1997 г. с компанией «P» контракту на поставку стеклопродукции, ответчик принял на себя обязательство произвести оплату по ранее не оплаченным инвойсам от 16.02.1998 № 7137 и от 26.03.1998 № 8385 до 31 марта 1999 г. Инвойс от 16.02.1998 № 90007137 выставлен на сумму 21 751,62 немецкой марки, инвойс от 26.03.1998 № 90008385 - на сумму 15 393,88 немецкой марки. Таким образом, общая сумма признанной ответчиком задолженности составляет 37 145,5 немецкой марки.

Поскольку ООО «В» не представило доказательств уплаты признанной суммы задолженности, а также доказательств отсутствия вины в неисполнении принятых на себя обязательств, состав суда считает обоснованной и подлежащей взысканию с ответчика сумму задолженности по договору от 1 октября 1997 г. на поставку стеклопродукции в размере 37 145,5 немецкой марки.

Подписав приложение 6 к заключенному 15 января 1997 г. с фирмой «V» контракту № 20996 на поставку зеркал и стекла, ответчик принял на себя обязательство погасить задолженность в размере 9762,90 доллара США до 31 марта 1999 г.

Поскольку ООО «В» не представило доказательств уплаты признанной суммы задолженности, а также доказательств отсутствия вины в невыполнении принятых на себя обязательств, состав суда считает обоснованной и подлежащей взысканию с ответчика сумму задолженности по договору от 15 января 1997 г. № 20996 в размере 9762,90 доллара США.

23 декабря 1999 г. компания «P» (Республика Польша) и АО «А» (Бельгия), а также компания «V» (Германия) и АО «А» (Бельгия) подписали договор уступки права требования.

Согласно п.1 данного договора компания «P» уступила право требования АО «А» по контракту, заключенному с ООО «В» 1 октября 1997 г., на сумму 37 145,50 немецкой марки.

Согласно п.2 договора от 23 декабря 1999 г. компания «V» уступила свое право требования АО «А» по контракту № 20996, заключенному 15 января 1997 г. с обществом с ограниченной ответственностью «В», на сумму 9762,90 доллара США.

В данной связи требование истца, АО «А», о взыскании с ответчика 37 145,50 немецкой марки задолженности по контракту на поставку стеклопродукции от 1 октября 1997 г. и 9762,90 доллара США по контракту от 15 января 1997 г. является обоснованным и подлежит удовлетворению в полном размере в соответствии со ст.53 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.

Вместе с тем состав суда считает, что требование истца о взыскании с ответчика 600,00 доллара США убытков, составляющих стоимость юридических услуг, оказанных ему в связи с рассмотрением дела в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате, не подлежит удовлетворению, поскольку представитель истца не представил доказательств понесенных расходов.

В соответствии со ст.15 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде» и частью первой ст.59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате расходы, понесенные истцом по уплате арбитражного сбора, подлежат взысканию с ответчика пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Руководствуясь ст.3 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде», а также ст.13 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП, состав суда обеспечил сторонам равные возможности для защиты своих прав. Однако ответчик не воспользовался этой возможностью, не явился в судебное заседание и не представил своих объяснений по существу заявленного требования.


На основании изложенного и в соответствии со ст.53 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., ст.3, 30, 33 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде», а также ст.2, 4, 13, 20, 32, 37, 38, 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда


решил:


Иск удовлетворить частично.

Взыскать с ООО «В» (Российская Федерация) в пользу АО «А» (Бельгия) 37 145,50 немецкой марки, 9762,90 доллара США основного долга и 1755,92 доллара США в возмещение расходов по уплате арбитражного сбора, а всего 37 145,50 (тридцать семь тысяч сто сорок пять и пятьдесят сотых) немецкой марки и 11 518,82 (одиннадцать тысяч пятьсот восемнадцать и восемьдесят две сотых) доллара США.

В остальной части иска отказать.