Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 251/16-00). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 251/16-00). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ (МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ)



Истец: дочернее предприятие «А» (Украина)

Ответчик: компания «В» (Великобритания)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договорам поставки (международной купли-продажи товаров)

Применимое право: гражданское законодательство Украины

Состав арбитражного суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)

Дата вынесения решения: 26 декабря 2000 г.

Комментарий к решению

1. В случае 100%-й предоплаты стоимости товара и недопоставки товара на указанную сумму (частичной недопоставки) покупатель вправе либо требовать допоставку товара (исполнение обязательства в натуре), либо взыскать убытки в размере стоимости недопоставленного товара.

2. Уклонение ответчика от представления ответа на исковое заявление, его неявка в судебное заседание, о времени и месте проведения которого он был извещен надлежащим образом, не препятствуют проведению арбитражного разбирательства и разрешению спора по существу в отсутствие данного ответчика.

3. В случае если в валютном законодательстве государства, субъектом права которого является одна из сторон, предусматривается взыскание налоговыми органами данного государства экономических санкций за несвоевременную по вине другой стороны поставку товара при его полной оплате, состав суда взыскивает со второй стороны в пользу первой суммы наложенных на нее санкций, рассматривая их как прямые убытки покупателя при условии подтверждения факта их уплаты в государственный бюджет.

4. При наличии в арбитражной оговорке положения о том, что спор между сторонами должен быть рассмотрен в институциональном постоянно действующем арбитражном органе третьей страны, то есть в арбитражном органе государства, субъектами права которой не являются ни истец, ни ответчик (Украина и Великобритания), Международный арбитражный суд при БелТПП признает себя компетентным рассматривать данный спор.

5. По внешнеэкономической сделке, к которой применяются нормы Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г., в случае несогласования сторонами права, которое применяется к их сделке, применению подлежит закон места совершения сделки.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда (пр-т Машерова, 23/1, к.706) в заседании, состоявшемся 26 декабря 2000 г., дело № 251/16-00 по иску дочернего предприятия «А» (Украина) к компании «B» (Великобритания) о взыскании 79 951,55 долл. США,


установил:


ДП «А» (истец) в своем исковом заявлении указало, что с целью осуществления внешнеторговой операции 30 мая 1997 г. между истцом и компанией «B» (ответчик) были заключены 4 контракта (контракты № 1, № 2, № 3, № 4) о поставке ответчиком истцу строительных и отделочных материалов на общую сумму 684 245,10 долл. США: 52 195,40 долл. США - по контракту № 1; 32 496,70 долл. США - по контракту № 2; 525 805,00 долл. США - по контракту № 3; 73 748,00 долл. США - по контракту № 4.

По утверждению истца, в соответствии со ст.3 «Условия оплаты» названных контрактов, предусматривающей 100%-ю предоплату стоимости товара, он 22 августа 1997 г. полностью перечислил на расчетный счет ответчика общую сумму по подписанным контрактам - 684 245,10 долл. США. Однако по контракту № 1 в связи с непоставкой товаров ответчик полностью возвратил 52 195,40 долл. США; по контракту № 2 ответчик возвратил 32 469,70 долл. США и имеет задолженность 27,00 долл. США. По контракту № 3 ответчиком были осуществлены поставки товаров на общую сумму 543 657,08 долл. США, в связи с чем имеется задолженность истца в размере 17 825,08 долл. США. По контракту № 4 ответчиком осуществлены поставки товаров на общую сумму 34 777,31 долл. США и имеется задолженность на сумму 38 970,69 долл. США. По расчетам истца задолженность ответчика составила по названным контрактам 21 145,61 долл. США (684 245,10 - 663 099,49).

Кроме того, истец просил суд в качестве убытков, обусловленных недопоставкой товара, взыскать с ответчика на основании Закона Украины «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте» сумму пени в размере 58 805,94 долл. США, которую истец должен уплатить в бюджет за неполучение на протяжении 90 дней с момента перечисления денежных средств за границу оплаченного товара. Истец рассчитал размер пени за период с 1 ноября 1997 г. по 15 мая 2000 г. исходя из 0,3% за каждый день просрочки.

В связи с тем что ответ на рекламации от 03.11.1999 г. о возврате стоимости недопоставленного товара и возмещении убытков от ответчика не получен, истец просил взыскать с ответчика 21 145,61 долл. США - стоимость недопоставленной продукции и 58 805,94 долл. США пени за просрочку возвращения валютных средств, а всего 79 951,55 долл. США.

Истец также просил рассмотреть спор третейским судом в составе трех арбитров и ходатайствовал о ведении производства на русском языке, что соответствует Регламенту МАС при БелТПП, избрал основного и запасного арбитра и просил о применении на основании ст.561 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г. к рассмотрению спора права Украины, поскольку контракты заключены в г.Киеве.

В обоснование компетенции арбитражного суда истец сослался на положения ст.5 «Арбитраж» контрактов, которые гласят: «Все споры и разногласия, которые могут возникнуть в связи с настоящим контрактом, должны решаться в Международной арбитражной организации в третьей стране в соответствии с правилами и процедурами вышеуказанной организации, решение которой окончательно и обязательно для обеих сторон». При этом истец истолковал закрепленное в арбитражном соглашении положение как предоставление истцу при подаче иска, связанного с контрактами, права выбора международного арбитражного суда любой третьей страны, кроме Украины и Великобритании, в которых находятся стороны, и подал исковое заявление в МАС при БелТПП.

Состав суда полагает, что истец правомерно воспользовался правом выбора Международной арбитражной организации, так как она находится в третьей стране - Беларуси. Ответчик компетенцию МАС при БелТПП не оспорил.

В дополнении к исковому заявлению истец увеличил сумму требования о взыскании убытков до 60 391,86 долл. США и просил всего взыскать с ответчика 81 537,47 долл. США.

Стороны были надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения спора, что подтверждается имеющимися в деле уведомлениями о вручении извещений о возбуждении дела и об отказе в получении извещения о судебном заседании.

В судебное заседание 26 декабря 2000 г. явилась представитель истца (доверенность от 15.05.2000 г. в материалах дела).

Представитель ответчика в судебное заседание не явился. От ответчика также не поступил отзыв на иск. Состав суда удовлетворил ходатайство истца о рассмотрении дела в отсутствие неявившегося ответчика, так как ст.32 Регламента МАС при БелТПП гласит, что неявка ответчика, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного разбирательства, не препятствует рассмотрению спора судом на основе имеющихся доказательств.

Изучив представленные истцом письменные доказательства, выслушав пояснения представителя истца, данные в судебном заседании, состав суда считает установленным следующее.

Стороны - дочернее предприятие «А», являющееся юридическим лицом по законодательству Украины, и компания «B» (Великобритания) - действительно 30 мая 1997 г. заключили 4 контракта на поставку строительных и отделочных материалов на общую сумму 684 245,10 долл. США.

Все контракты от 30.05.1997 г. между истцом и ответчиком содержат тождественную арбитражную оговорку и тождественные условия поставки строительных и отделочных материалов: поставку ответчиком на условиях CIP Киев, Украина, по ценам, согласованным в приложениях к каждому контракту и не подлежащим изменению без соглашения сторон (ст.2), условие 100%-й предоплаты стоимости товара (ст.3), срок поставки в течение 2-3 недель после получения «Подтверждения «Продавцом» о готовности покупателя» принять партию товара (п.4).

Истец действительно перечислил ответчику 22.08.1997 г. общую сумму 4 контрактов - 684 245,10 долл. США согласно представленному суду заявлению на перевод с отметкой банка об исполнении.

На основании представленных истцом счетов-фактур, таможенных деклараций (УАД) судом установлено, что по контракту № 1 поставки не осуществлялись, а ответчик 20 октября 1997 г. полностью возвратил сумму контракта 52 195,40 долл. США. По контракту № 2 также был осуществлен возврат предоплаты, но частично - в размере 32 469,70 долл. США, и задолженность ответчика составила 27 долл. США. По контракту № 3 согласно грузовым таможенным декларациям от 15.07.1997 г. были поставлены стекло и алюминиевые конструкции на общую сумму 543 637,08 долл. США, что превышало стоимость контракта на 17 825,08 долл. США. По контракту № 4 были частично осуществлены поставки по таможенным декларациям от 18.09.1997 г. на общую сумму 24 784 долл. США, по таможенным декларациям от 03.10.1997 г. - на сумму 1294,90 долл. США и по таможенным декларациям от 23.12.1997 г. - на сумму 8698,41 долл. США, а всего на общую сумму 34 777,31 долл. США. Задолженность ответчика по этому контракту составила 38 970,69 долл. США.

В исковом заявлении истцом проведен зачет своей задолженности по третьему контракту против задолженности ответчика по четвертому контракту. С учетом названных обстоятельств суд считает обоснованным требование истца о возврате задолженности по контрактам от 30.05.1997 г. на сумму 21 145,61 долл. США, исходя из следующего расчета: 684 245,10 предоплаты - 52 195,40 возврат по первому контракту - 32 469,70 возврат по второму контракту - 543 637,08 поставки по третьему контракту - 34 777,31 поставки по четвертому контракту.

В контрактах не определено применимое право. Исходя из закона места арбитража, действовавшего на момент их заключения (30.05.1997 г.), т.е. согласно ст.561 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г., подлежит применению, если иное не установлено соглашением сторон, закон места заключения внешнеторговой сделки, т.е. право Украины.

Действительно, Закон Украины «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте» (ст.4) предусматривает взыскание с истца за неполучение на протяжении 90 дней с момента перечисления денежных средств за границу оплаченного товара пени за каждый день просрочки в размере 0,3% от таможенной стоимости поставленной продукции. Однако исчисленную истцом пеню в размере 60 391,86 долл. США за период с 1 ноября 1997 г. по 9 июля 2000 г. состав суда не может рассматривать как убытки. Согласно ст.203 Гражданского кодекса Украины в случае неисполнения обязательства должником он обязан возместить кредитору убытки, под которыми понимаются расходы, произведенные кредитором, утрата или повреждение его имущества, а также не полученные кредитором доходы.

На основании изложенного суд считает требование о взыскании пени в качестве убытков необоснованным.

Истец при возбуждении дела уплатил 2947,55 долл. США арбитражного сбора, и пропорционально удовлетворенным требованиям ему подлежит к присуждению 764,40 долл. США в возврат арбитражного сбора.


На основании изложенного и в соответствии со ст.561 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г., ст.161, 162, 203 Гражданского кодекса Украины 1964 г., ст.2, 4, 5, 11, 15, 32, 38-40, 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда


решил:


Иск удовлетворить частично.

Взыскать с компании «B» (Великобритания) в пользу дочернего предприятия «А» (Украина) 21 145,61 долл. США стоимости непоставленного товара, 764,40 долл. США в возврат арбитражного сбора, а всего 21 910,01 (двадцать одну тысячу девятьсот десять и одну сотую) долл. США.

В остальной части иска отказать.