Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 211/33-99). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 211/33-99). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ (МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ)



Истец: государственное предприятие «А» (Республика Беларусь)

Ответчик: фирма «В» (Франция)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь

Состав арбитражного суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)

Дата вынесения решения: 29 февраля 2000 г.

Комментарий к решению

1. В случае частичной оплаты поставленного по договору поставки (международной купли-продажи) товара покупатель обязан оплатить полную стоимость поставленного ему товара.

2. В соответствии с частью первой ст.50 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны сами назвали в качестве подлежащих применению к существу дела.

3. В случае заключения внешнеэкономического договора до 1 июля 1999 г. к правам и обязанностям сторон, которые возникают из данного договора, подлежит применению Гражданский кодекс 1964 г., несмотря на то, что он утратил силу в связи с введением в действие Гражданского кодекса 1998 г.

Решение

Международный арбитражный суд при БелТПП, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда (ул.Я.Коласа, 65, к.18) на заседании, которое состоялось 22 ноября 1999 г., дело № 211/33-99 по иску ГП «А» (Республика Беларусь) к фирме «В» (Франция) о взыскании 56 566,57 немецкой марки,


установил:


В исковом заявлении и объяснениях в судебном заседании ГП «А» указывает, что, действуя по поручению группы субъектов хозяйствования Республики Беларусь, 24 марта 1999 г. оно заключило с ответчиком (фирмой «В») контракт купли-продажи.

В соответствии с этим контрактом истец продал, а ответчик купил цилиндрические и виноградные колья из сосны, а также пиломатериалы необрезные из сосны и ели в ассортименте. В ходе реализации названного контракта в адрес ответчика согласно отгрузочным документам истец поставил 920,88 куб.м лесоматериалов на общую сумму 89 344,03 немецкой марки. В качестве оплаты за поставленную продукцию ответчик перечислил в общей сложности только 37 892,74 немецкой марки. Следовательно, сумма основного долга ответчика составляет 51 451,29 (89 344,03 - 37 892,74) немецкой марки.

Пункт 9.4 контракта предусматривает в случае задержки оплаты полученной продукции взыскание пени в размере 0,1% от неуплаченной суммы за каждый день просрочки, но не более 10% от стоимости партии товара. По данному основанию истец сначала просил взыскать с ответчика 3178,68 немецкой марки, а затем увеличил названную сумму до 5115,28 немецкой марки.

Всего истец просит взыскать 56 566,57 (51 451,29 + 5115,28) немецкой марки и расходы по уплате арбитражного сбора.

Ответчик прислал в суд краткий ответ на исковое заявление, в котором не оспаривал получения от истца продукции, но утверждает, что все полученные им грузы оплачены.

Подсудность данного спора Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате сомнений не вызывает. Пункт 11 контракта от 24.03.1999, в частности, гласит: «В случае если стороны не придут к соглашению, все споры и разногласия, вытекающие из данного контракта, с исключением подсудности местным судам, рассматриваются в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате в соответствии с действующим в этом арбитраже регламентом…».

Пункт 11 названного контракта предусматривает также в качестве применимого к данному спору законодательство Республики Беларусь.

В судебном заседании интересы истца представляла его юрисконсульт (доверенность от 27.12.1999 в материалах дела).

Представитель ответчика в судебное заседание не прибыл.

Представитель истца заявила ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие ответчика.

Исковое заявление с приложенными к нему материалами, уведомление о возбуждении дела, а также регламент суда и рекомендательный список арбитров были получены ответчиком 30 сентября 1999 г., о чем свидетельствует почтовое уведомление (в материалах дела). Получение ответчиком исковых материалов подтверждает и тот факт, что суд получил от фирмы «В» письмо с кратким изложением ее позиции в споре. Уведомление о времени и месте проведения судебного заседания также было своевременно выслано в адрес ответчика, однако вернулось в нераспечатанном виде, а в качестве причины возврата указан отказ адресата от получения.

С учетом изложенного и на основании ст.43 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда определил ходатайство представителя истца удовлетворить, дело рассмотреть в отсутствие неявившегося ответчика.

Заслушав представителя истца, которая поддержала заявленные исковые требования и просила увеличить сумму пени до 5115,28 немецкой марки, а также изучив письменные материалы, состав суда считает установленным следующее.

Поскольку в силу контракта от 24.03.1999 применимым к спору является законодательство Республики Беларусь, необходимо прежде всего определить, какие конкретные белорусские нормативные акты подлежат применению. Состав суда считает, что применимым в данном случае является Гражданский кодекс 1964 г., а также постановление Совета Министров РБ от 01.12.1998 № 1846 «О дополнительных мерах по упорядочению экспорта лесоматериалов» и принятое во исполнение данного постановления Положение об экспорте мелкотоварной древесины и лесоматериалов от 28.12.1998 (утверждено Минлесхозом РБ, вступило в силу 29 декабря 1998 г.). Гражданский кодекс 1964 г. подлежит применению по той причине, что новый Гражданский кодекс РБ вступил в силу с 1 июля 1999 г., т.е. после возникновения спорных правоотношений.

Предметом контракта купли-продажи от 24.03.1999 являлись лесоматериалы, изготовленные группой субъектов хозяйствования Республики Беларусь, названных в приложении 1 к контракту в качестве «предприятий-грузоотправителей». Вместе с тем эти субъекты хозяйствования в начале контракта от 24.03.1999 названы «продавцом». С другой стороны, ГП «А» в начале контракта названо «действующим на основании договора поручения», но подписало названный контракт как «продавец». В связи с этим возникают вопросы, действительно ли предъявившее иск ГП «А» является стороной в контракте и может ли оно быть надлежащим истцом по делу.

Отвечая на данные вопросы, прежде всего следует констатировать, что ГП «А» несомненно действовало в интересах субъектов хозяйствования (лесхозов), с которыми у него были заключены договоры, названные договорами поручения (копии имеются в материалах дела). Известно, однако, что по договору поручения одна сторона (поверенный), совершая от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия (ст.394 Гражданского кодекса 1964 г.), создает права и обязанности не для себя, а для доверителя (т.е. лесхозов), каковые в таком случае и были бы надлежащими истцами по делу.

Однако в действительности ГП «А» представляло интересы лесхозов на основании договора комиссии. Согласно данному договору одна сторона (комиссионер) по поручению другой стороны (комитента) совершает для последнего сделку с третьим лицом от своего имени (ст.402 Гражданского кодекса 1964 г.). В таком случае по сделке, совершенной комиссионером (ГП »А») с третьим лицом (фирмой «В»), права и обязанности приобретает комиссионер (ГП «А»), несмотря на то что комитент (лесхозы) и был назван в контракте или вступил с третьи лицом (фирмой «В») в непосредственные отношения по исполнению этого контракта (ст.404 Гражданского кодекса 1964 г.). Правда, комитент (лесхозы), будучи извещенным о нарушении третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером, был вправе потребовать передачи ему требований комиссионера к этому лицу по указанной сделке (часть четвертая ст.409 Гражданского кодекса 1964 г.). Но поскольку лесхозы такого требования не заявляли, надлежащим истцом является в данном случае комиссионер, т.е. ГП «А».

С учетом изложенного состав суда считает, что при заключении контракта между истцом и ответчиком стороны исходили из того, что отношения между ГП «А» и лесхозами должны регулироваться именно договором комиссии. Об этом свидетельствует прежде всего тот факт, что в соответствии с п.1.6 упомянутого выше Положения об экспорте мелкотоварной древесины и лесоматериалов контракты заключаются спецэкспортерами (к числу которых отнесено и ГП «А») только «от своего имени», что характерно для договора комиссии. Об этом свидетельствует также то, что рассматриваемый контракт подписан истцом от своего имени, а лесхозы названы грузоотправителями. Формулировки контракта, противоречащие п.1.6 названного Положения, не должны приниматься во внимание.

Далее состав суда констатирует, что между ГП «А» и фирмой «В» 24 марта 1999 г. действительно был заключен контракт, по которому истец продал, а ответчик купил цилиндрические и виноградные колья, а также пиломатериалы необрезные из сосны и ели в соответствии с приложениями 2, 3 и 4 к упомянутому контракту.

Во исполнение названного контракта и приложений к нему в апреле 1999 г. два лесхоза отгрузили семь партий товара (CMR и счета-фактуры находятся в материалах дела) общим объемом 197,351 куб.м на сумму 22 339,10 немецкой марки, из которых ответчик уплатил лишь 11 956,97 немецкой марки. В связи с этим задолженность ответчика за продукцию, отгруженную истцом в апреле 1999 г., составила 10 382,13 (22 339,10 - 11 956,97) немецкой марки.

В мае 1999 г. ряд лесхозов во исполнение контракта отгрузили 16 партий товара (CMR и счета-фактуры в материалах дела) общим объемом 437,404 куб.м на сумму 42 454,72 немецкой марки. Ответчик же уплатил лишь 25 935,77 немецкой марки. В итоге задолженность ответчика за продукцию, которая была ему отгружена в мае 1999 г., составила 16 518,95 (42 454,72 - 25 935,77) немецкой марки.

Наконец, в июне 1999 г. четыре лесхоза отгрузили ответчику 11 партий товара (CMR и счета-фактуры тоже в материалах дела) общим объемом 286,121 куб.м на сумму 24 550,21 немецкой марки. Эта продукция вообще не оплачивалась.

Всего ответчик получил от истца 920,88 куб.м продукции на общую сумму 89 344,03 немецкой марки, а уплатил только 37 892,74 немецкой марки. Следовательно, подлежащий взысканию основной долг ответчика составляет 51 451,29 (89 344,03 - 37 892,74) немецкой марки.

В ответе на исковое заявление директор ответчика факта наличия между сторонами договорных отношений и получение продукции не отрицает. Но выражает удивление по поводу взыскания долга в размере 51 451,29 немецкой марки, поскольку «за все грузы, доставленные как в Польшу, так и во Францию за то время, что я нахожусь во Франции, заплачено».

Однако состав суда это возражение ответчика принять во внимание не может, поскольку оно является голословным, не подкрепленным какими-либо доказательствами.

Состав суда не может учесть и утверждение директора фирмы «В» о том, что белорусское предприятие якобы должно его фирме 6000 немецких марок за окорочную машину. Это утверждение не только бездоказательно, но к рассматриваемому делу вообще не относится.

В соответствии со ст.9.4 контракта от 24.03.1999 «в случае задержки в оплате покупатель уплачивает пеню в размере 0,1% от неуплаченной суммы за каждый день просрочки, но не более 10% от стоимости партии товара». В исковом заявлении истец просил взыскать с ответчика по этому основанию 3178,68 немецкой марки. Но в судебном заседании представитель истца ходатайствовала о повышении размера пени до 5115,28 немецкой марки и передала суду соответствующий расчет.

Найдя этот расчет верным, состав суда полагает, что требование истца относительно пени подлежит удовлетворению в размере 5115,28 немецкой марки.

Подлежит удовлетворению также требование истца о возврате расходов по уплате арбитражного сбора.

На основании изложенного и в соответствии со ст.256 и 74 Гражданского кодекса 1964 г., а также ст.4, 11, 36 и 40 Закона РБ от 09.07.1999 № 279-З «О Международном арбитражном (третейском) суде» состав суда


решил:


Иск удовлетворить. Взыскать в пользу ГП «А» (Республика Беларусь) с фирмы «В» (Франция) 51 451,29 немецкой марки основного долга, 5115,28 немецкой марки пени и 1784,00 долл. США в возврат расходов по оплате арбитражного сбора, всего 56 566,57 (пятьдесят шесть тысяч пятьсот шестьдесят шесть и пятьдесят семь сотых) немецкой марки и 1784,00 (одна тысяча семьсот восемьдесят четыре) долл. США в возврат арбитражного сбора.