Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 205/27-99). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи)



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 205/27-99). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ (МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ)



Истец: закрытое акционерное общество «А» (Республика Беларусь)

Ответчик: общество с ограниченной ответственностью «В» (Республика Польша)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи)

Применимое право: Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), гражданское законодательство Республики Беларусь

Cостав суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)

Комментарий к решению

1. В случае частичной оплаты поставленного по договору поставки (международной купли-продажи) товара состав суда взыскивает с должника образовавшуюся у него задолженность.

2. Неточность наименования институционального арбитражного органа при Белорусской торгово-промышленной палате не влияет на подсудность спора Международному арбитражному суду при БелТПП, так как при Белорусской торгово-промышленной палате существует только один институциональный арбитражный орган.

3. В случае если коммерческие предприятия истца и ответчика находятся в государствах, являвшихся на момент заключения внешнеэкономического контракта участниками Конвенции ООН о международных договорах купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), отношения сторон спора регулируются этой конвенцией и ее предписания применимы при разрешении спора.

4. Сторона имеет право заявить ходатайство о рассмотрении спора на основе только письменных доказательств, но при отсутствии ответа второй стороны на исковое заявление, содержащего ее позицию по данному вопросу, устное разбирательство дела является обязательным.

5. Если при просрочке поставки товара покупатель не заявил претензии, не отказывался от исполнения обязательства, предложенного продавцом, и принял товар, то, несмотря на имевшую место незначительную просрочку, исполнение для покупателя не утратило интерес и принятый им товар должен быть оплачен.

6. При просрочке оплаты товара срок исковой давности по искам о взыскании неустойки в соответствии с положениями Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г. был установлен продолжительностью в 6 месяцев. Согласно ГК Республики Беларусь 1998 г. исковая давность по указанным требованиям установлена в 3 года. В соответствии со ст.1143 ГК Республики Беларусь 1998 г. установленные этим кодексом сроки исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых, будучи предусмотренными ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 июля 1999 г. Однако, учитывая длящийся характер отношений по взысканию неустойки, при взыскании неустойки по контракту, заключенному до 1 июля 1999 г., неустойка за просрочку исполнения денежного обязательства может быть взыскана в пределах срока исковой давности со 2 января 1999 г.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда (ул.Я.Коласа, 65, к.18) на заседании, которое состоялось 4 ноября 1999 г., дело № 205/27-99 по иску закрытого акционерного общества «А» (Республика Беларусь) к ООО «В» (Республика Польша) о взыскании 62 533 доллара США,


установил:


В исковом заявлении закрытое акционерное общество «А» (далее - истец) указывает, что между ним и ООО «В» (далее - ответчик) 17 июня 1998 г. был заключен контракт (далее - контракт). Контракт был заключен посредством факсимильной связи, а затем оформлен на бумаге с оригинальными подписями и печатями сторон. В соответствии с условиями контракта истец (продавец) обязался поставить ответчику (покупателю) на условиях ДАФ-граница Польши (станция назначения Свислочь-Семянувка) 388,8 тонны асбеста марки А-5-50 (в дальнейшем товар) на общую сумму 73 872 доллара США. Согласно пп.1.1 и 5.1 контракта продавец должен был поставить товар железнодорожным или автомобильным транспортом до 23 июня 1998 г.

Истец, ссылаясь на приложенные к исковому заявлению железнодорожные накладные, заявляет, что он надлежащим образом выполнил свои обязательства и поставил в адрес ответчика 325,2 тонны асбеста марки А-5-50 на сумму 61 788 долларов США. Несмотря на то, что в своем факсе от 15.09.1998 ответчик долг не отрицал и указывал, что обязуется по мере возможности перевести на счет истца оставшуюся часть задолженности, товар в полном объеме оплачен не был. По мнению истца, после частичного расчета в сумме 9430 долларов США основной долг ответчика составил 52 448 долларов США.

Истец указывает, что в соответствии с п.7.1 контракта расчет за поставляемый товар ответчик должен производить путем оплаты на валютный счет продавца с отсрочкой платежа в 21 (двадцать один) банковский день. Поскольку первый платеж был произведен с опозданием и до времени рассмотрения дела основной долг не погашен, то ответчик обязан уплатить истцу штраф в размере 0,1% от стоимости партии товара за каждый день просрочки, который составил 10 085 долларов США.

Таким образом, истец в исковом заявлении просит взыскать с ответчика в свою пользу основной долг в размере 52 448 долларов США, штрафные санкции в размере 10 085 долларов США, а также арбитражные расходы в сумме 2376 долларов США.

Подсудность споров, возникающих из контракта от 17 июня 1998 г., предусмотрена в арбитражном соглашении, содержащемся в п.11.1 контракта. В нем, в частности, указано, что «если Стороны не достигнут согласия, то споры, связанные с настоящим контрактом, подлежат рассмотрению Международным Коммерческим Арбитражным Судом при Торгово-Промышленной Палате РБ».

Сомнения в подсудности дела Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате у рассматривающего дело состава суда не возникают. Как видно из смысла п.11.1 контракта, арбитражное соглашение с некоторыми погрешностями указывает на компетенцию постоянно действующего арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате. Сама неточность в наименовании суда не имеет существенного значения. В момент заключения контракта при Белорусской торгово-промышленной палате существовал единственный суд и его точное наименование - Международный арбитражный суд.

Истцом в рассматриваемом споре является закрытое акционерное общество «А», юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством Республики Беларусь и представленное своим директором, имеющим полномочия в силу устава (выписка из протокола № 1 заседания собрания учредителей ЗАО «А» от 23 января 1998 г. имеется в материалах дела).

Ответчик, ООО «В», представляет собой юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством Республики Польша.

Республика Беларусь с 1 ноября 1990 г., а Республика Польша с 1 июня 1996 г. являются участниками Конвенции ООН о международных договорах купли-продажи товаров (Вена, 1980) (далее - Венская конвенция). Исходя из того, что коммерческие предприятия истца и ответчика находятся в государствах, являвшихся на момент заключения контракта участниками Венской конвенции, состав суда считает, что отношения сторон по контракту от 17 июня 1998 г. регулируются этой конвенцией и ее предписания применимы при разрешении спора.

Кроме того, в контракт включены положения, свидетельствующие о достижении сторонами соглашения о нормах права, применимых к существу спора. Так, в частности, в п.11.2 говорится о праве, применимом к настоящему контракту, и указывается на «материальное право РБ». Поскольку аббревиатура «РБ» является часто используемым сокращением официального полного названия Республики Беларусь, то, следовательно, под «материальным правом РБ» следует понимать «материальное право Республики Беларусь». Следовательно, состав суда считает также применимым законодательство Республики Беларусь, действовавшее на момент заключения контракта, по вопросам, не урегулированным Венской конвенцией.

Действующая арбитражная оговорка не содержит сведений, устанавливающих количественный состав суда. В исковом заявлении истец предложил ответчику рассмотреть спор единоличным арбитром и указал его кандидатуру. Тем не менее, поскольку предложение истца не получило надлежащего удовлетворения, спор должен быть рассмотрен коллегиальным составом, т.е. тремя арбитрами. Рассматривающий дело коллегиальный состав считает, что при назначении конкретных лиц в качестве арбитров и выборе арбитра-председателя нормы действующего Регламента Международного арбитражного суда (МАС) были соблюдены в полном объеме.

В исковом заявлении истец ходатайствовал о рассмотрении спора на основании письменных доказательств без участия сторон. Однако ответчик в установленный срок не представил в суд ответа на исковое заявление и тем самым не указал на содержание своей позиции по данному вопросу. Именно поэтому состав суда не имеет оснований полагать, что ответчик фактически не возразил против рассмотрения спора на основании письменных доказательств без участия сторон. Следовательно, поскольку в данном случае правила ст.44 Регламента МАС не применимы, рассматривающий дело состав суда принял решение о проведении устного слушания дела и назначил его на 4 октября 1999 г.

В судебном заседании представителями истца исковые требования относительно взыскания с ответчика в свою пользу основного долга в размере 52 448 долларов США были поддержаны, кроме того, было заявлено ходатайство о взыскании штрафных санкций согласно положениям нового Гражданского кодекса Республики Беларусь с применением срока исковой давности с 01.01.1999 до момента вынесения решения.

Ответчик в судебное заседание не явился, в связи с чем истцом было заявлено ходатайство о рассмотрении дела в отсутствии неявившегося ответчика. В материалах дела находятся почтовые извещения от 08.09.1999 № 337/EMS и от 14.10.1999 № 386/EMS, свидетельствующие о том, что ответчик должным образом уведомлен об арбитражном разбирательстве и времени и месте его проведения. Учитывая данное обстоятельство, а также то, что ответчик не представил доказательств уважительности причин своего отсутствия, состав суда считает возможным применить правила ст.43 Регламента МАС и рассмотреть дело в отсутствие ответчика.

Изучив имеющиеся в материалах дела письменные доказательства и пояснения истца, состав суда считает установленным следующее.

Действительно, между истцом и ответчиком 17 июня 1998 г. был заключен контракт, по условиям которого истец принял на себя обязательство осуществить до 23 июня 1998 г. на условиях ДАФ-граница Польши (станция назначения Свислочь-Семянувка) поставку асбеста хризотилового марки А-5-50 в количестве 388,8 тонны общей стоимостью 73 872 доллара США (п.1.1 контракта).

Ответчик также принял на себя ряд обязательств, в том числе производить оплату за поставляемый товар на валютный счет истца с отсрочкой платежа в 21 (двадцать один) банковский день (п.7.1 контракта). В соответствии с п.9.1 контракта «в случае нарушения сроков оплаты Покупатель обязан уплатить Продавцу штраф в размере 0,1% от стоимости партии товара за каждый день просрочки».

Фактически истец осуществил поставку в адрес ответчика 325,2 тонны асбеста марки А-5-50. Данное обстоятельство подтверждается имеющимися в материалах дела железнодорожными накладными от 24 июня 1998 г.

Согласно п.1.1 поставка должна быть произведена в срок до 23.06.1998. Фактически поставка была произведена 24.06.1998, т.е. просрочка поставки составила 2 дня.

Ответчик в момент исполнения поставки не заявил претензий относительно просрочки, не отказался от исполнения, предложенного истцом, и принял товар, что свидетельствует о том, что, несмотря на 2-дневную просрочку, исполнение не утратило интерес для ответчика.

В своем факсе от 15.09.1998 ответчик ссылается на просрочку поставки как на фактор, который вместе с другими факторами объясняет задержку в оплате поставленного товара. Но при этом в данном факсе ответчик полностью признает долг и обязуется его погасить.

Состав суда отмечает, что контракт не содержит положений, указывающих на конкретную стоимость одной тонны асбеста. В исковом заявлении истец также поясняет, что «стоимость одной тонны асбеста в контракте не указана». Тем не менее абсолютно очевидным является тот факт, что, ссылаясь на п.4.1 контракта и подчеркивая сумму контракта, истец тем самым к основному критерию ценообразования относит соотношение между общей суммой контракта, составляющей 61 788 долларов США, и объемом поставки, равным 325,2 тонны. Рассматривающий дело состав суда полагает, что такая позиция истца имеет здравый смысл и логику и должна приниматься судом во внимание. Именно поэтому цифра, равная 190 долларам США, определенная путем деления общей суммы контракта на объем поставки, должна рассматриваться как согласованная в момент заключения контракта цена за одну тонну асбеста.

Выводы суда подтверждаются и тем обстоятельством, что в соответствии с п.1.2 контракта «количество и цена товара оговариваются в спецификациях, счет-фактурах и в товаросопроводительных документах». Истец представил суду счета-фактуры № 11-13 и 15-16 от 19 июня 1998 г., устанавливающие цену в размере 190 долларов США за одну тонну асбеста. В этой связи состав суда считает надлежащим образом согласованной поставку товара в количестве 325,2 тонны на общую сумму 61 788 долларов США.

Согласно мемориальному ордеру от 02.10.1998 (имеется в материалах дела) ответчиком перечислено на счет истца только 9340 долларов США. Стало быть, основной долг ответчика составляет 52 448 долларов США. В своем факсе от 15 сентября 1998 г. ответчик фактически признал за собой обязанность оплатить оставшуюся сумму задолженности, и, следовательно, он не оспаривает ее ни по размеру, ни по основанию.

Согласно п.7.1 контракта расчет за поставляемый товар покупатель производит путем оплаты на валютный счет продавца с отсрочкой платежа на 21 (двадцать один) банковский день. Причем в случае нарушения сроков оплаты покупатель обязан уплатить продавцу штраф в размере 0,1% от стоимости партии товара за каждый день просрочки.

Поставка была произведена 24 июня 1998 г., следовательно, до 24 июля 1998 г. ответчик должен был осуществить оплату. Поскольку поставленный по контракту товар ответчиком до 24 июля 1998 г. оплачен не был, с этой даты он считается просрочившим обязательство по оплате.

Согласно п.11.2 контракта применимым к нему материальным правом стороны избрали право Республики Беларусь. В соответствии со ст.1118 Гражданского кодекса Республики Беларусь исковая давность определяется по праву страны, применяемому для регулирования соответствующего отношения.

Согласно ст.1143 Гражданского кодекса установленные сроки исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 июля 1999 г.

По Гражданскому кодексу Республики Беларусь 1964 г. (ст.74) был установлен сокращенный срок исковой давности продолжительностью 6 месяцев по искам о взыскании неустойки (штрафа, пени). Исковая давность по действующему Гражданскому кодексу Республики Беларусь (ст.198) установлена в 3 года. Сокращенных сроков исковой давности при взыскании неустойки не предусмотрено.

Таким образом, срок исковой давности при взыскании неустойки по данному контракту равен в настоящее время 3 годам, но с учетом того, что к 1 июля 1999 г. истек срок ее взыскания за период до 1 января 1999 г., в пределах исковой давности может быть взыскана неустойка за период с 1 января 1999 г.

С учетом произведенной частичной оплаты сумма долга на 1 января 1999 г. составила 52 448 долларов США.

На момент рассмотрения материалов дела отсутствуют письменные доказательства того, что ответчик полностью исполнил свою обязанность по оплате всей суммы основного долга.

Таким образом, сумма пени определяется следующим образом:

Сумма долга

52 448 долларов США

Количество дней просрочки

327 (с 1 января по 23 ноября включительно)

Неустойка

0,1% от стоимости партии товара за каждый день просрочки

Пеня

327 х 52 448 х 0,1% = 17 150 долларов США

Таким образом, состав суда считает обоснованными материальные требования истца и подлежащими взысканию с ответчика суммы основного долга в размере 52 488 долларов США и суммы пени в размере 17 150 долларов США. Другие материальные требования истцом на момент рассмотрения дела не были заявлены.

На основании ст.70 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате с ответчика также подлежит взысканию 2589 долларов США в возврат арбитражного сбора.


На основании изложенного и руководствуясь ст.53 и 54 Венской конвенции о международных договорах купли-продажи товаров, ст.5, 6, 193 и 211 Гражданского кодекса Республики Беларусь, в редакции 3 марта 1994 г., ст.198, 1118, 1143 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1998 г., а также ст.3, 5, 26, 42-44, 49-50, 52 и 70 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, состав суда


решил:


Иск удовлетворить. Взыскать с ООО «В» (Республика Польша) в пользу ЗАО «А» (Республика Беларусь) 52 448 долларов США основного долга, пеню в размере 17 150 долларов США и 2589 долларов США в возврат арбитражного сбора, а всего 72 187 (семьдесят две тысячи сто восемьдесят семь) долларов США.