Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 232/54-99). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 232/54-99). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ (МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ)



Истец: дочернее предприятие «А» акционерного общества «Б» (Украина)

Ответчик: совместное предприятие «В» (Республика Беларусь)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)

Применимое право: Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), гражданское законодательство Республики Беларусь

Состав арбитражного суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)

Дата вынесения решения: 25 апреля 2000 г.

Комментарии к решению

1. В случае частичной оплаты поставленного по договору поставки (международной купли-продажи) товара с покупателя подлежит взысканию разница между покупной ценой товара и прежде уплаченной суммой.

2. При наличии в договоре неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение взятых на себя обязательств указанная неустойка подлежит взысканию.

3. В случае если в результате ненадлежащего исполнения обязательств со стороны покупателя на продавца государственными органами страны продавца были наложены штрафные санкции, в частности, в связи с несвоевременным поступлением на счет продавца валютных средств, такие убытки подлежат взысканию с покупателя при условии, если продавец осуществлял все необходимые действия для недопущения возникновения данных убытков либо увеличения их размера.

В случае если продавцом не были предприняты меры по предотвращению или увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств покупателем, состав суда вправе уменьшить размер ответственности покупателя.

4. При наличии ломаной арбитражной оговорки право выбора арбитражного органа принадлежит истцу.

5. По внешнеэкономической сделке, которая регулируется нормами Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г., в случае несогласования сторонами права, применимого к их сделке, применению подлежит закон места совершения сделки.

6. В случае заявления истцом ходатайства об увеличении размера исковых требований без доплаты арбитражного сбора такое ходатайство подлежит отклонению ввиду несоблюдения требований Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП.

7. В случае если валютой контракта является белорусский рубль, перевод его в другую валюту для цели исчисления основного долга и штрафа при отсутствии иного указания в контракте не допускается.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев на заседаниях, состоявшихся 21 марта и 3 апреля 2000 г., дело № 232/54-99 по иску дочернего предприятия «А» акционерного общества «Б» (Украина) к совместному предприятию «В» (Республика Беларусь) о взыскании 18 932 610 864 белорусских рубля (неденоминированных),


установил:


Дочернее предприятие «А» акционерного общества «Б» (истец) в своем исковом заявлении указало, что в соответствии с контрактами от 09.02.1998 и от 06.05.1998, заключенными в г.Прилуки (далее - контракты), оно поставило совместному предприятию «В» (далее - ответчик) кабельный пластикат, в том числе:

а) по контракту от 09.02.1998 - 21 тонну по цене 48 000 000 белорусских рублей за тонну; всего на общую сумму 1 027 751 818,53 белорусского рубля, что эквивалентно сумме 42 370,80 украинской гривны. Факт поставки подтверждается счетом-фактурой от 04.03.1998 и таможенной декларацией от 04.03.1998.

б) по контракту от 06.05.1998 - 20,01 тонны по цене 60 000 000 белорусских рублей за тонну; всего на общую сумму 1 223 357 852,11 белорусского рубля, что эквивалентно сумме 46 059,42 украинской гривны. Факт поставки подтверждается счетом-фактурой от 15.05.1998 и таможенной декларацией от 15.05.1998.

Согласно п.3.3 контракта от 09.02.1998 ответчик обязан был оплатить товар в течение 20 банковских дней после его фактического получения, т.е. до 06.04.1998. Однако он произвел только частичную оплату товара, перечислив 445 000 000 белорусских рублей, в том числе:

а) 18.03.1998 - 100 000 000 белорусских рублей, что по курсу на день отгрузки составляет 3800 украинских гривен, и

б) 15.04.1998 - 345 000 000 белорусских рублей, что по курсу на день отгрузки составляет 12 989,25 украинской гривны.

Итого, по контракту от 09.02.1998 сумма основного долга ответчика перед истцом на день подачи иска составила 582 751 818,53 белорусского рубля, что эквивалентно 25 348,57 украинской гривны.

Согласно п.3.3 контракта от 06.05.1998 ответчик обязан был оплатить товар в течение 20 банковских дней после его фактического получения, т.е. до 17.06.1998; но на день подачи иска он не оплатил товар.

Таким образом, по контракту от 06.05.1998 сумма основного долга ответчика перед истцом на день подачи иска составила 1 223 357 852,11 белорусского рубля, что эквивалентно сумме 46 059,42 украинской гривны.

В соответствии с п.6.1 контракта от 09.02.1998 ответчик обязан уплатить истцу штраф в размере 0,1% от суммы неоплаченной стоимости товара. На день подачи иска сумма штрафа составляет 106 643 582,79 белорусского рубля за 183 дня просрочки.

В соответствии с п.6.1 контракта от 06.05.1998 ответчик обязан уплатить истцу штраф в размере 0,1% от суммы неоплаченной стоимости товара. На день подачи иска сумма штрафа составляет 223 874 486,94 белорусского рубля за 183 дня просрочки.

В связи с нарушением ответчиком его обязанностей по оплате полученного товара и, как следствие, нарушением истцом сроков поступления валюты от реализации товара, установленных Законом Украины «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте», Прилукская объединенная государственная налоговая инспекция (ПОГНИ) начислила истцу пеню в размере 3 837 209 606,99 белорусского рубля по результатам трех проверок, проведенных 24.09.1998, 07.07.1999 и 17.11.1999 в отношении контракта от 09.02.1998. Истец уплатил указанную пеню в размере 35 148,84 украинской гривны.

По результатам проверок, проведенных 24.09.1998, 07.07.1999, 20.10.1999 и 17.11.1999, в части соблюдения истцом законодательства при исполнении контракта от 06.05.1998, ПОГНИ начислила истцу пеню в размере 6 969 251 091,70 белорусского рубля. Истец уплатил указанную пеню в размере 63 838,34 украинской гривны.

В дополнение к своим требованиям по взысканию основного долга, штрафов за несвоевременную оплату и пени, уплаченной за нарушение валютного законодательства, истец просит суд взыскать с ответчика убытки, причиненные несвоевременной оплатой долга:

а) по контракту от 09.02.1998 - 2 184 559 316,84 белорусского рубля и

б) по контракту от 06.05.1998 - 3 804 963 108,59 белорусского рубля.

Данные суммы убытков истец рассчитал исходя из стоимости товара в украинских гривнах на момент отгрузки и курса гривны к белорусскому рублю на момент подачи иска.

Несмотря на выставленные истцом 12.10.1998 претензии № 815 и 815/1, ответчик не оплатил долг и не погасил ни одну из требуемых сумм.

На основании изложенного и в соответствии с п.9.2 контрактов истец просит состав суда взыскать с ответчика задолженность в размере 18 932 610 864 белорусских рубля и возместить его расходы по оплате арбитражного сбора в размере 2344 доллара США. Истец также ходатайствует перед судом о взыскании суммы задолженности в долларах США, исходя из курса белорусского рубля к доллару США. Рассчитанная таким образом сумма эквивалентна 61 470 долларам США.

В ответе на иск ответчик не оспаривал факт исполнения истцом его обязанностей по названным контрактам. Однако ответчик сослался на то обстоятельство, что в соответствии с разделом 8 контрактов 16.11.1998 он получил в Белорусской торгово-промышленной палате Свидетельство о наступлении форс-мажорных обстоятельств (исх. № 1-03-1/1107) и представил его истцу, как тот требовал в своих претензиях. Поэтому при подготовке искового заявления и расчете подлежащих взысканию денежных средств истец обязан был учесть действие обстоятельств форс-мажора. К обстоятельствам форс-мажора в соответствии с представленным Свидетельством Белорусской ТПП относятся перечисленные в нем нормативные акты государственных органов Республики Беларусь, запрещающие расчет за кабельный пластикат в белорусских рублях, с одной стороны, и ограничивающие приобретение иностранной валюты для оплаты кабельного пластиката, с другой. В связи с вступлением в силу указанных нормативных актов уплата цены в белорусских рублях (валюте платежа по контрактам от 09.02.1998 и от 06.05.1998) и приобретение иностранной валюты стали невозможными.

Кроме того, ответчик не согласился с методикой, примененной истцом при расчете суммы долга и убытков. По мнению ответчика, перевод суммы долга и убытков из белорусских рублей в гривны на день возникновения долга и убытков, а затем обратный пересчет полученных сумм из гривен в белорусские рубли, исходя из изменившегося курса белорусского рубля к украинской гривне, противоречит условиям контрактов и не имеет под собой правового основания. Ведь согласно условиям контрактов валютой цены и валютой платежа являются белорусские рубли. По этой причине не может быть никаких убытков, причиненных несвоевременной оплатой долга, и без согласия ответчика оплата не может производиться в долларах США.

Согласно п.9.2 контрактов, спор между сторонами подлежит рассмотрению в арбитражном суде при торгово-промышленной палате в г.Киеве или г.Минске. В исковом заявлении и ответе на иск стороны подтвердили действительность арбитражного соглашения и выразили свое согласие на рассмотрение спора Международным арбитражным судом при Белорусской торгово-промышленной палате. Следовательно, Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате является органом, компетентным разрешать возникший спор.

Стороны в контрактах не указали законодательство (применимое право), которое подлежит применению к обязательствам по сделкам. В исковом заявлении истец просил применить законодательство Украины и вести судопроизводство на русском языке. Ответчик не согласился с предложением истца о применимом праве и просил суд руководствоваться законодательством Республики Беларусь.

Исходя из того, что контракты заключены в г.Прилуки, а продавец имеет основное место нахождения и деятельности в Украине, суд удовлетворяет ходатайство истца и на основании ст.569 Гражданского кодекса Украины, п.1.1 ст.1125 Гражданского кодекса Республики Беларусь применяет законодательство Украины.

Кроме того, стороны контрактов имеют коммерческие предприятия в разных государствах, являющихся участниками Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980). В силу ст.1 Конвенции она применима к отношениям между истцом (Украина) и ответчиком (Республика Беларусь).

В назначенном на 21 марта 2000 г. судебном заседании суд рассмотрел ходатайство истца об отложении рассмотрения дела на начало апреля и удовлетворил его, назначив дело к слушанию 3 апреля 2000 г., руководствуясь ст.47 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате. В своем определении суд обязал истца представить 3 апреля 2000 г. нормативные правовые акты Украины, обосновывающие исковые требования, в том числе порядок и размер взыскания налоговой пени за нарушение валютного законодательства.

В судебном заседании 3 апреля 2000 г. участвовали:

представители истца: директор, действующий на основании устава дочернего предприятия «А» акционерного общества «Б», и юрист, действующий на основании доверенности от 31.03.2000,

и представители ответчика: генеральный директор, действующий на основании устава совместного предприятия «В», заместитель директора, действующий на основании доверенности от 05.03.2000, и юрист, действующий на основании доверенности от 05.03.2000.

В ходе судебного разбирательства представители истца поддержали исковые требования в полном объеме. В дополнение истец представил суду ходатайство о принятии к рассмотрению дополнительных документов, в которых он уточнял размер сумм, содержащихся в исковом заявлении, и просил увеличить сумму иска до 29 861 743 369 белорусских рублей (неденоминированных) в связи произведенным перерасчетом. Во исполнение определения суда о предоставлении нормативных правовых актов Украины, обосновывающих исковые требования, в том числе порядок и размер взыскания налоговой пени за нарушение валютного законодательства, истец представил Гражданский кодекс Украины. Относительно законодательства, регулирующего порядок и размер взыскания налоговой пени за нарушение валютного законодательства, ответчик заявил, что данные вопросы регулируются имеющимся в деле Законом Украины «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте».

Представители ответчика признали иск частично. В представленном суду письме они согласились с требованиями истца о взыскании суммы основного долга в размере 1 806 109 670,64 белорусского рубля, пени за просрочку оплаты в размере 330 518 069,73 белорусского рубля и убытков, причиненных истцу вследствие взыскания ПОГНИ пени за нарушение законодательства, в размере 283 005 912 белорусских рублей (все суммы неденоминированные). При этом ответчик признал свою ответственность только до момента получения Свидетельства Белорусской торгово-промышленной палаты о наступлении форс-мажорных обстоятельств, т.е. до 16.11.1998, а убытки согласился уплатить только в части, не покрытой пеней. Всего, по мнению ответчика, он должен уплатить истцу 2 419 633 652,68 белорусского рубля. В остальной части иска ответчик просил суд отказать.

Истец не согласился с доводами ответчика о том, что исполнению последним его обязанностей препятствовали обстоятельства форс-мажора. По мнению истца, раздел 8 контрактов содержит исчерпывающий перечень обстоятельств форс-мажора, и такого обстоятельства как невозможность оплаты в контрактах не содержится. Что же касается перевода суммы долга и убытков из белорусских рублей в гривны, исходя из курса, действующего на день возникновения долга и убытков, а затем обратный пересчет полученных сумм из гривен в белорусские рубли, исходя из курса, действующего на день рассмотрения иска, то он (перевод) является правомерным согласно ст.214 Гражданского кодекса Украины в редакции Закона Украины № 136-XIV от 8 октября 1999 г. Истец расценил указанные операции как уточняющие задолженность с учетом индекса инфляции.

Возражая истцу, ответчик сослался на положения ст.79 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, освобождающей сторону от ответственности в силу действия препятствия вне ее контроля, которое нельзя было разумно ожидать и принимать в расчет при заключении договора либо избежать или преодолеть это препятствие или его последствия. Ответчик полагает, что условия контрактов, регулирующие отношения сторон в связи с действием обстоятельств форс-мажора, следует применять в контексте Конвенции, и предусмотренное контрактами понятие «запрет на экспорт-импорт» подразумевает также запрет на оплату. Наряду с этим ответчик также обратил внимание на то обстоятельство, что истец не принимал никаких действий, направленных на снижение размера убытков. Ведь в соответствии с Законом Украины «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте», явившимся основанием для применения к истцу санкций, истец мог обратиться с иском к ответчику ранее и тем самым предотвратить начисление налоговой пени (ст.4 Закона).

При рассмотрении спора обе стороны констатировали, что они пытались разрешить возникшие проблемы мирным путем. В частности, ответчик предлагал истцу различные варианты расчетов, как то: бартер и уплата долга на открываемый истцом счет типа «Т» в белорусском банке. Ответчик также просил истца рассмотреть возможность уступки последним требования к ответчику лицу, имеющему счет типа «Т» в белорусских рублях, в обмен на оплату последним эквивалентной суммы в гривнах. Однако истец отказался от предложений ответчика, ссылаясь на запреты украинского законодательства. Несмотря на то, что мирному урегулированию спора содействовало и то обстоятельство, что и истец и ответчик имеют общего учредителя, стороны так и не пришли к взаимному согласию.

В процессе прений ответчик заявил, что согласен уплатить истцу признанные им убытки, связанные с уплатой налоговой пени, сверх штрафных санкций. Заявления о применении сокращенного срока исковой давности к требованию о взыскании штрафа ответчик не сделал.

Изучив фактические обстоятельства дела и представленные сторонами доказательства, суд считает, что требования истца подлежат удовлетворению частично, исходя из следующего.

Истец надлежащим образом исполнил свои обязанности по контрактам от 09.02.1998 и от 06.05.1998, поставив кабельный пластикат на общую сумму 2 251 109 670,64 белорусского рубля, что подтверждается имеющимися в деле копиями документов и признано ответчиком, в том числе:

а) по контракту от 09.02.1998 - поставлен товар на сумму 1 027 751 818,53 белорусского рубля, и

б) по контракту 06.05.1998 - поставлен товар на сумму 1 223 357 852,11 белорусского рубля.

Ответчик не исполнил свои обязанности по контракту от 06.05.1998 полностью, а по контракту от 09.02.1998 он произвел только частичную оплату товара, перечислив в общей сумме 445 000 000 белорусских рублей. Итого сумма основного долга по контрактам составила 1 806 109 670,64 белорусского рубля.

Ответчик согласился с указанной суммой долга.

В соответствии с п.6.1 контрактов ответчик обязан уплатить истцу штраф в размере 0,1% от суммы неоплаченной стоимости товара. На день подачи иска сумма штрафа по контракту от 02.09.1998 составляет 106 643 582,79 белорусского рубля, а по контракту от 06.05.1998 - 223 874 486,94 белорусского рубля за 183 дня просрочки. Итого, общий размер штрафа составляет 330 518 069,73 белорусского рубля. Ответчик согласился с указанной суммой штрафа.

Ходатайство истца, представленное в процессе судебного разбирательства, об увеличении размера исковых требований без соответствующей доплаты третейского сбора отклонено составом суда ввиду несоблюдения требований ст.35 и 64 Регламента. Состав суда также считает, что перевод суммы долга и штрафа из белорусских рублей в гривны по курсу на день возникновения долга и штрафа, а затем обратный пересчет полученных сумм из гривен в белорусские рубли, исходя из изменившегося курса белорусского рубля к украинской гривне, не соответствует условиям контрактов. В разделах 2 и 3 контрактов сторонами согласована валюта цены и валюта платежа - белорусский рубль. Основное и дополнительные обязательства также выражены в белорусских рублях. Поэтому изменение таких существенных условий контрактов, как цена, валюта цены и валюта платежа, возможна только по соглашению сторон (ст.162 и 228 Гражданского кодекса Украины). Ответчик не согласился с требованиями истца в части таких изменений, а истец не привел правового основания для таких пересчетов в одностороннем порядке. По этой причине состав суда не признает наличие убытков, причиненных несвоевременной оплатой долга, так как методика расчета не соответствует соглашению сторон. Состав суда также не вправе по своей инициативе изменять условие контрактов о валюте платежа и присуждать уплату суммы исковых требований в долларах США, так как на это требуется согласие ответчика.

Требуя индексации сумм исковых требований, истец, во-первых, не представил суду необходимых расчетов с подтверждением уровня инфляции. Во-вторых, ссылка истца на ст.214 ГК Украины является неправомерной, так как часть вторая этой статьи является диспозитивной нормой, применяемой постольку, поскольку иное не предусмотрено договором. Стороны в контрактах предусмотрели иной порядок обеспечения исполнения обязательств и ответственности за их нарушения, поэтому часть вторая ст.214 ГК Украины неприменима к рассматриваемым отношениям сторон.

Констатируя ненадлежащее исполнение ответчиком своих обязательств и его ответственность за их нарушение, суд отмечает также вину истца в понесенных им расходах по уплате налоговой пени по результатам проверок. Проверки деятельности истца по рассматриваемым контрактам проводились четыре раза на протяжении года, и за одно и то же нарушение истец привлекался к ответственности. Истец, ссылаясь на нарушение договора ответчиком, что повлекло возникновение убытков, не предпринял необходимых мер к их уменьшению. Состав суда считает, что истец имел возможность предотвратить возникновение указанного ущерба и уменьшить его размер, своевременно обратившись за защитой в суд. Согласно частям второй и четвертой ст.4 Закона Украины «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте» «в случае принятия судом или арбитражным судом, Международным коммерческим арбитражным судом или Морской арбитражной комиссией при Торгово-промышленной палате Украины искового заявления резидента о взыскании с нерезидента задолженности, которая возникла в результате несоблюдения нерезидентом сроков, предусмотренных экспортно-импортными контрактами, сроки, предусмотренные статьями 1 и 2 настоящего Закона, останавливаются и пеня за их нарушения в этот период не уплачиваются.

В случае принятия судом или арбитражным судом решения об удовлетворении иска пеня за нарушение сроков, предусмотренных статьями 1 и 2 настоящего Закона, не уплачивается с даты приема иска к рассмотрению судом или арбитражным судом».

Заявление истца об обращении в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Украины и отказе указанного органа в рассмотрении спора документально не подтверждено в ходе судебного заседания. Поэтому указанное заявление не принимается судом во внимание.

Обязанности стороны, чье право нарушено, не допускать возникновения убытков и принимать все возможные меры для их уменьшения установлены Конвенцией ООН о договорах международной купли-продажи товаров, применимым правом и международными обычаями. Данные обязанности вытекают из требований соблюдать добросовестность в международной торговле. Непринятие мер по предотвращению и уменьшению убытков признается в международных торговых отношениях недобросовестным и влечет неблагоприятные последствия для бездействующей стороны.

В соответствии со ст.77 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров «сторона, ссылающаяся на нарушение договора, должна принять такие меры, которые являются разумными при данных обстоятельствах, для уменьшения ущерба, включая упущенную выгоду, возникающего вследствие нарушения договора. Если она не принимает таких мер, то нарушившая договор сторона может потребовать сокращения возмещаемых убытков на сумму, на которую они могли быть уменьшены».

Согласно части второй ст.211 ГК Украины «суд, арбитраж или третейский суд вправе также уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, или не принял мер к их уменьшению».

Таким образом, состав суда отказывает истцу в возмещении ущерба, который истец мог предотвратить, и заявление ответчика о сокращении суммы возмещаемых убытков ввиду непринятия истцом мер по предотвращению и уменьшению ущерба подлежит удовлетворению. В дополнение суд руководствуется международным правилом предвидимости убытков, согласно которому размер взыскиваемых с нарушившей стороны причиненных контрагенту убытков ограничивается тем ущербом, который нарушившая сторона могла предвидеть или должна была предвидеть в момент заключения договора (ст.74 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров). Состав суда полагает, что ответчик в момент заключения договора не предвидел и не мог предвидеть такого количества проверок, проводимых в отношении истца, и ожидать неограниченного размера налоговой пени (ущерба), взыскиваемой с истца.

При принятии решения суд принимает во внимание представленное ему ответчиком согласие о добровольном возмещении суммы убытков истцу в размере 358 862 540,31 белорусского рубля, что соответствует пени, начисленной налоговой инспекцией при первой проверке от 24.09.1998.

Учитывая происшедшую в Республике Беларусь с 1 января 2000 г. деноминацию рубля в соотношении 1000:1, состав суда присуждает суммы в белорусских деноминированных рублях.


На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.52, 62, 74 и 77 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, ст.162, 204, 211 и 228 Гражданского кодекса Украины, ст.3, 49-52, 56, 70 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, состав суда


решил:



Удовлетворить иск частично. Взыскать с совместного предприятия «В» (Республика Беларусь) в пользу дочернего предприятия «А» акционерного общества «Б» (Украина) 1 806 110 белорусских рублей основного долга, 330 518 белорусских рублей пени за просрочку оплаты, 358 862 белорусских рубля убытков, а всего 2 495 492 (два миллиона четыреста девяносто пять тысяч четыреста девяносто два) деноминированного белорусских рубля, а также 309 (триста девять) долларов США в возврат арбитражного сбора.