Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 244/09-00). Неисполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 244/09-00). НЕИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ (МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ)



Истец: унитарное частное производственное предприятие «А» (Республика Беларусь)

Ответчик: товарищество «В» (Республика Польша)

Предмет спора: неисполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь, Конвенция ООН об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г.

Состав арбитражного суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)

Дата вынесения решения: 31 января 2001 г.

Комментарий к решению

1. В случае неоплаты поставленного по договору поставки (международной купли-продажи) товара покупатель обязан погасить образовавшуюся задолженность.

2. Неточность наименования институционального арбитражного органа в Республике Беларусь не влияет на подсудность спора Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате, так как в Республике Беларусь существует только один такой орган - Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате.

3. По внешнеэкономической сделке, к которой применяются нормы Гражданского кодекса РБ 1964 г., в случае несогласования сторонами права, которое применяется к их сделке, применению подлежит закон места совершения сделки.

4. Отсутствие в судебном заседании надлежащим образом уведомленной стороны не влияет на возможность рассмотрения дела по существу и вынесения арбитражного решения в отсутствие такой стороны.

5. В случае если в договоре предусмотрена оплата товара путем перечисления денежных средства на расчетный счет продавца, а покупатель доказывает передачу им наличных денежных средств лично руководителю продавца, состав суда может не признать факт передачи наличных денежных средств в качестве надлежащего исполнения обязательства по оплате товара покупателем.

6. Несоблюдение требования о направлении второй стороне предложения о расторжении договора до момента обращения в Международный арбитражный суд при БелТПП влечет за собой оставление требования о расторжении договора без рассмотрения.

Решение

Международный арбитражный суд при БелТПП, рассмотрев в помещении суда (комн.706, пр-т Машерова, 23, корп.1, г.Минск, Республика Беларусь) в закрытых судебных заседаниях 8 июня, 24 августа и 6 октября 2000 г. дело № 244/09-00 по иску унитарного частного производственного предприятия «А» (Республика Беларусь) к товариществу «В» (Республики Польша) о взыскании 3835,9 долл. США,


установил:



Частное производственное предприятие (ЧПП) «А» в исковом заявлении указало, что 1 сентября 1998 г. сторонами был заключен контракт, в соответствии с пунктом 1 которого продавец (истец) обязался поставить покупателю (ответчику) товар - пиломатериалы из лиственных пород древесины - на общую сумму 103 000 долл. США.

Как указано в исковом заявлении, истец отгрузил в адрес ответчика согласно CMR-накладной № 152915 10,27 куб.м доски необрезной (из ольхи) на общую сумму 749,2 долл. США. Из отметок в упомянутой СMR-накладной следует, что груз прибыл на таможенный пункт Козловичи 15 ноября 1998 г. и пересек белорусско-польскую границу 16 ноября 1998 г. Ответчиком груз принят в полном объеме, претензий по качеству не заявлено.

В соответствии с пунктом 3.3 контракта ответчик обязался оплатить отгруженный товар в течение 7 банковских дней после пересечения товаром белорусско-польской границы.

Названный срок истек 25 ноября 1998 г., однако ответчиком оплата поставленного товара не произведена.

Истец утверждает также, что в соответствии с пунктом 3.3 контракта он за несвоевременную оплату поставленной продукции вправе взыскать неустойку в размере 3086,7 долл. США.

Истец просит Международный арбитражный суд при БелТПП расторгнуть заключенный сторонами контракт от 01.09.1998, взыскать с ответчика долг по оплате поставленного товара в сумме 749,2 долл. США и неустойку за несвоевременную оплату поставленного товара в сумме 3086,7 долл. США, а всего - 3835,9 долл. США. Кроме того, истец просит взыскать с ответчика понесенные расходы по оплате арбитражного сбора.

В соответствии с пунктом 9.1 заключенного сторонами 1 сентября 1998 г. контракта, при исполнении которого возник спор, все споры между сторонами «подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате в г.Минске».

По мнению суда, данная арбитражная оговорка однозначно устанавливает подсудность споров, возникающих из упомянутого контракта, Международному арбитражному суду при БелТПП. Содержащаяся в арбитражной оговорке неточность в отношении наименования Международного арбитражного суда не имеет значения для определения подсудности спора, поскольку содержание арбитражной оговорки свидетельствует о наличии согласованного волеизъявления сторон подчинить споры, возникающие из контракта, компетенции постоянно действующего арбитражного (третейского) суда при БелТПП, а в Республике Беларусь существует только один такой постоянно действующий арбитражный суд - Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленная палате.

Кроме того, ответчик после возбуждения производства по делу направил в адрес председателя Международного арбитражного суда при БелТПП письмо, датированное 10 апреля 2000 г., в котором оспаривал только заявленные ЧПП «А» исковые требования по существу, признав тем самым компетенцию Международного арбитражного суда при БелТПП на рассмотрение возникшего между сторонами спора.

Таким образом, подсудность данного спора Международному арбитражному суду при БелТПП не вызывает сомнений и ответчиком не оспаривается.

Заключенный сторонами контракт от 01.09.1998, при исполнении которого возник спор, не содержит указания на применимое право.

В соответствии с частью второй статьи 36 Закона РБ от 09.07.1999 «О международном арбитражном (третейском) суде», если стороны не договорились об ином, состав международного арбитражного суда применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает надлежащим.

Состав суда считает необходимым применить при рассмотрении дела материальное право, определенное в соответствии с коллизионными нормами государства, в котором заседает арбитраж (lex loci arbitri), т.е. в соответствии с коллизионными нормами Республики Беларусь.

В соответствии со статьей 1138 Гражданского кодекса РБ 1998 г., этот кодекс применяется к отношениям, возникшим после 1 июля 1999 г. Поскольку контракт, при исполнении которого возник спор, заключен 1 сентября 1998 г., взаимные права и обязанности сторон возникли до 1 июля 1999 г., соответственно, к правоотношениям сторон применяется Гражданский кодекс РБ 1964 г.

В соответствии со статьей 561 Гражданского кодекса РБ 1964 г. права и обязанности сторон по внешнеторговой сделке определяются по законам места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторон. Иное соглашением сторон по делу не установлено, контракт же, при исполнении которого возник спор, заключен в г.Бресте (Республика Беларусь). Следовательно, правом, применимым к отношениям сторон по данному контракту, является право государства места заключения контракта, т.е. материальное право Республики Беларусь.

В заседаниях суда 8 июня, 24 августа и 6 октября 2000 г., интересы истца представлял директор ЧПП «А».

Представитель ответчика в заседание не явился. Однако 5 мая 2000 г. в адрес Председателя Международного арбитражного суда при БелТПП от ответчика поступило письмо, датированное 10 апреля 2000 г., содержащее возражения по существу заявленных исковых требований.

Уведомления суда о возбуждении дела с приложенными исковыми материалами, были направлены ответчику по двум адресам: адресу, указанному истцом в исковом заявлении и адресу учреждения банка, дополнительно указанному истцом для уведомления ответчика в адресованном суду письме от 09.03.2000, исх. № 15. Как явствует из отметок в почтовых уведомлениях о вручении, уведомление суда о возбуждении дела с приложенными исковыми материалами, направленное по первому из указанных адресов, получено адресатом 29 марта 2000 г., а направленное по второму из указанных адресов - 21 марта 2000 г.

Кроме того, ответчик подтвердил получение уведомления суда о возбуждении дела и приложенных к нему исковых материалов в своем письме в адрес Председателя Международного арбитражного суда при БелТПП, поступившем в суд 5 мая 2000 г.

Уведомление о заседании суда, назначенном на 6 октября 2000 г., в котором дело и было разрешено по существу, было направлено ответчику по адресу, указанному самим ответчиком в письме Председателю Международного арбитражного суда при БелТПП, датированном 10 апреля 2000 г. Согласно отметке почтового ведомства Польши, это уведомление было получено ответчиком 18 сентября 2000 г., т.е. задолго до даты судебного заседания.

Истец в судебном заседании заявил ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие представителей ответчика.

В соответствии со статьей 33 Закона РБ от 09.07.1999 «О международном арбитражном (третейском) суде» и пунктом 1 статьи 32 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате неявка в судебное заседание без уважительных причин любой стороны или ее представителя, если они были надлежащим образом извещены или считаются извещенными о времени и месте разбирательства дела, не препятствует рассмотрению спора и разрешению его по существу. В таких случаях спор разрешается на основе имеющихся доказательств.

С учетом наличия доказательств надлежащего уведомления ответчика как о факте возбуждения дела и содержании заявленных требований, так и о рассмотрении дела в заседании суда, назначенном на 6 октября 2000 г., состав суда определил указанное ходатайство истца удовлетворить, рассмотреть дело в отсутствие представителей ответчика по имеющимся в деле доказательствам.

В судебном заседании истец сообщил об уточнении своего наименования, указав, что в период рассмотрения судом дела внесены в установленном порядке соответствующие изменения в его устав, зарегистрировано новое его наименование - «унитарное частное производственное предприятие «А».

Изучив представленные истцом документы о государственной регистрации нового наименования, состав суда принял сообщение истца об уточнении его наименования к сведению.

Истец в заседании суда исковые требования поддержал в полном объеме.

Ответчик в своем ответе на исковое заявление иск не признал.

Заслушав объяснения истца, показания свидетелей, исследовав иные доказательства по делу, суд считает установленным следующее.

1 сентября 1998 г. между частным производственным предприятием «А» (истцом) и товариществом «В» (ответчиком) был заключен контракт, в соответствии с пунктом 1 которого истец обязался поставить ответчику на условиях, оговоренных контрактом, товар - пиломатериалы из лиственных пород древесины, согласно приложению к контракту.

Указанным приложением согласована поставка истцом ответчику доски необрезной из ольхи в ассортименте I и II сорта на общую сумму 57 500 долл. США, полубруса II сорта в ассортименте на общую стоимость 30 000 долл. США, рейки из ольхи в ассортименте на общую сумму 15 500 долл. США.

Пунктом 4.1 контракта установлено, что отгрузка товара по контракту должна производиться «после полной оплаты или при наличии гарантии оплаты за товар».

Истцом 13 ноября 1998 г. произведена поставка в адрес ответчика лишь части подлежавшего поставке товара, а именно - 10,27 кубических метров доски необрезной из ольхи в ассортименте на общую сумму 749,2 долл. США. Факт поставки истцом ответчику данной партии товара подтверждается составленной истцом спецификацией на указанную партию, датированной 13 ноября 1998 г., на которой имеется отметка таможенного органа Республики Беларусь, а также СMR-накладной № 152915 от 13.11.1998.

Из содержания данной CMR-накладной следует, что груз прибыл на таможенный пункт Козловичи (Республика Беларусь) 15 ноября 1998 г., пересек белорусско-польскую границу 16 ноября 1998 г. В CMR-накладной имеется отметка покупателя (ответчика по делу) о получении груза, датированная 14 ноября 1998 г. Отметок о наличии претензий к количеству, качеству, состоянию груза CMR-накладная не содержит.

Суду представлена также копия импортной грузовой таможенной декларации, составленной ответчиком 16 ноября 1998 г. и содержащей отметки таможенных органов Польши, свидетельствующие о поступлении груза на таможенную территорию Польши.

Кроме того, ответчик в своем письме от 10.04.2000 в адрес суда не оспорил факт получения от истца данной партии товара, в связи с чем факт поставки истцом ответчику 10,27 куб.м доски необрезной из ольхи в ассортименте на общую сумму 749,2 долл. США состав суда считает установленным.

Как утверждает истец, оплата ответчиком поставленного товара не произведена.

Бремя доказывания оплаты поставленного товара лежит на ответчике.

Ответчик в письме в адрес председателя суда от 10.04.2000 указал, что оплата за поставленный товар произведена полностью 30 ноября 1998 г. посредством передачи наличных денежных средств на белорусско-польской границе директору ЧПП «А». В подтверждение факта передачи денежных средств ответчик представил ксерокопию рукописного документа следующего содержания: «Расписка. Я, (Ф.И.О.), получил от Ярослава 1100 долларов США (одна тысяча сто долларов США)». На указанном документе имеются также подписи двух лиц и дата его составления - «30.11.98». Перед подписями в тексте документа сделана также запись следующего содержания: «Получена одна тысяча долларов США». По мнению ответчика, данный документ свидетельствует о получении директором ЧПП «А», от ответчика наличных денежных средств в оплату поставленного по контракту товара.

Состав суда в определении от 17.07.2000 предложил ответчику представить в суд подлинный экземпляр данной расписки, однако ответчик предложение суда не исполнил.

В то же время в заседании суда директор ЧПП «А», не отрицая факта составления и подписания им расписки, указал, что данная расписка была составлена не в подтверждение получения денежных средств от ответчика в оплату товара, поставленного по контракту от 01.09.1998, а при получении им в долг денежных средств от своей сестры Л. по договору займа, носившему бытовой характер. Впоследствии, по утверждению директора ЧПП «А», данная расписка ошибочно была передана им ответчику вместе с деловыми бумагами при проведении переговоров.

С учетом того обстоятельства, что директор ЧПП «А» не отрицал факт составления и подписания упомянутой расписки, эта расписка, представленная ответчиком суду в ксерокопии, принята составом суда для исследования и оценки в качестве доказательства по делу.

Как указал ответчик в письме на имя председателя суда от 10.04.2000, упомянутая расписка была составлена и подписана директором ЧПП «А» 30 ноября 1998 г. при получении на белорусско-польской границе денежных средств в сумме 1000 долл. США. При этом, по утверждению ответчика, из указанных 1000 долл. США 749,2 долл. США были переданы в счет оплаты фактически поставленного по контракту от 01.09.1998 товара, а 250,8 долл. США были переданы в качестве предварительной оплаты следующей партии товара по контракту, поставка которой была согласована сторонами.

Ответчиком представлено в суд также заявление от 10.04.2000, подписанное директором фирмы «W» (Республика Польша) Ярославом С. и заверенное печатью данной фирмы, в котором он утверждает, что товарищество «В», ответчик по делу, является поставщиком пиломатериалов для фирмы «W». Ответчик закупил у истца пиломатериалы на сумму 749,2 долл. США для последующей продажи именно фирме «W». Как указывает Ярослав С. в данном заявлении, на основании имевшей место телефонной договоренности им лично были переданы 30 ноября 1998 г. на белорусско-польской границе в пос.Кукурыки указанному директором истца лицу - г-ну К. денежные средства в сумме 1000 долл. США, в том числе - 749,2 долл. США в оплату за поставленную партию товара, 250,8 долл. США - в качестве предварительной оплаты следующей партии товара. При передаче денежных средств, по утверждению Ярослава С., ему и была передана та расписка о получении денежных средств, подписанная директором истца и господином К., ксерокопия которой представлена в суд ответчиком по делу.

Как указано далее в заявлении Ярослава С., денежные средства в оплату поставленного по контракту товара, не были перечислены на счет истца в банке, а переданы наличными «по просьбе директора ЧПП «А», который ссылался на трудное финансовое положение своей фирмы» и просил произвести оплату наличными деньгами.

Однако допрошенный в суде по ходатайству истца в качестве свидетеля К. опроверг утверждение о том, что 30 ноября 1998 г. уполномоченное ответчиком лицо передало ему денежные средства в оплату товара, поставленного по контракту, заключенному между ЧПП «А» и товариществом «В». Относительно наличия своей подписи на расписке, ксерокопия которой представлена ответчиком в суд, свидетель указал, что в ноябре 1998 г. по просьбе директора ЧПП «А» он получил для последнего денежные средства в сумме 1000 долл. США от сестры последнего Л., которая предоставила их директору истца в долг. При передаче денег и была составлена расписка, ксерокопия которой представлена ответчиком в суд.

Допрошенная в суде по ходатайству истца в качестве свидетеля Л. показала, что является сестрой директора ЧПП «А». В ноябре 1998 г. последний обратился к ней с просьбой предоставить в заем денежные средства в сумме около 1000 долл. США. Просьбу она выполнила, передала брату 1000 долл. США через своего сына Ярослава и К., в связи с чем ей была передана подписанная братом расписка, ксерокопия которой представлена ответчиком по делу. Позднее, в январе 1999 г. полученные взаем денежные средства брат ей возвратил, одновременно она возвратила ему полученную расписку.

Допрошенный в суде по ходатайству истца в качестве свидетеля сын Л. Ярослав показал, что является сыном свидетеля Л., в ноябре 1998 г. он по просьбе матери передавал К. для брата матери, директора ЧПП «А» денежные средства в сумме 1000 долл. США и получил взамен расписку, которую передал матери.

Оценивая в совокупности представленные сторонами доказательства, состав суда констатирует следующее.

В соответствии с пунктом 3.1 заключенного сторонами контракта от 01.09.1998 оплата товара должна была производиться на валютный счет истца. Оплата товара наличными денежными средствами контрактом не предусмотрена. Более того, в соответствии с пунктом 11.2 упомянутого контракта все изменения и дополнения к нему «действительны лишь в случае, если они совершены в письменной форме и подписаны обеими сторонами». Поэтому устная (по телефону) просьба истца об изменении формы расчета за поставленный товар, предусмотренной пунктом 3.1 контракта, даже если бы такая просьба имела место, не влекла бы изменение контракта и возникновение для сторон юридических последствий без внесения письменных изменений в контракт в соответствии с его пунктом 11.2.

Содержание представленной ответчиком расписки, датированной 30 ноября 1998 г., не позволяет однозначно определить характер и юридическое значение подтверждаемых ею действий. Расписка подтверждает только тот факт, что одно физическое лицо, директор ЧПП «А», получило от некоего Ярослава денежные средств в сумме 1100 долл. США, а другое физическое лицо, К., - получило от того же Ярослава денежные средства в сумме 1000 долл. США. Обе стороны согласны с тем, что в действительности денежные средства в сумме 1000 долл. США получил по этой расписке только К. Однако истец при этом утверждает, что денежные средства были переданы ему по договору займа между директором истца и его сестрой Л., а упомянутым в расписке «Ярославом» (лицом, передавшим названную сумму денежных средств) является племянник директора истца Ярослав Л. Ответчик же настаивает, что денежные средства были переданы в оплату товара, поставленного истцом ответчику по контракту от 01.09.1998 через директора фирмы «W» Ярославом С., который и обозначен в расписке как «Ярослав».

Состав суда критически относится к пояснениям ответчика по этому вопросу, полагая, что упоминание директором истца в деловом документе, которым ответчик предлагает считать данную расписку, директора зарубежной фирмы по имени является маловероятным, учитывая, к тому же, отсутствие каких бы то ни было договорных или иных прямых отношений между ЧПП «А» и фирмой «W».

Кроме того, из содержания данной расписки не следует, что денежные средства были переданы именно во исполнение обязательства, возникшего между юридическими лицами - сторонами по делу на основании заключенного ими контракта от 01.09.1998. Таким образом, достоверно установить исходя из содержания расписки характер и стороны обязательства, во исполнение которого переданы денежные средства, не представляется возможным.

При таких обстоятельствах состав суда констатирует, что представленная ответчиком расписка сама по себе не подтверждает факт уплаты ответчиком истцу денежных средств во исполнение обязанности по оплате товара, поставленного по контракту от 01.09.1998.

Ответчик попытался восполнить отсутствующую в упомянутой расписке доказательственную информацию с помощью письменного заявления Ярослава С, датированного 10 апреля 2000 г. Это заявление не может быть расценено составом суда как свидетельское показание. Принципы непосредственности и устности судебного разбирательства (статья 136 Хозяйственного процессуального кодекса РБ, часть вторая статьи 3 Закона РБ «О международном арбитражном (третейском) суде») исключают допущение свидетельских показаний в письменной форме, замену ими допроса свидетелей в судебном заседании. Учитывая, что показания Ярослава С. могли бы иметь существенное значение для разрешения спора, состав суда определением от 17.07.2000 предложил ответчику обеспечить явку Ярослава С. в судебное заседание для допроса в качестве свидетеля. Однако ответчик это предложение суда не выполнил, да и сам в суд не явился.

При изложенных обстоятельствах заявление от 10.04.2000 Ярослава С. следует считать письменным доказательством. Состав суда исходит из того, что он действительно сделал утверждение, содержащееся в данном письме. Но содержание этого заявления оспаривается истцом. Кроме того, оно убедительно опровергается также показаниями трех допрошенных судом свидетелей (К., Л., Ярославом Л.), не доверять которым у состава суда нет оснований, так как каких-либо доказательств в опровержение показаний упомянутых свидетелей ответчик не представил.

С учетом изложенного состав суда считает, что ответчик не доказал факт оплаты товара, полученного по контракту от 01.09.1998.

В соответствии со статьей 193 Гражданского кодекса РБ 1964 г. обязательства должны исполняться надлежащим образом и в соответствии с указаниями закона, договора, а при отсутствии таких указаний - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В соответствии со статьей 233 Гражданского кодекса РБ 1964 г. по договору купли-продажи продавец обязуется передать имущество в собственность покупателя, а покупатель обязуется принять имущество и уплатить за него определенную денежную сумму. В соответствии со статьей 238 Гражданского кодекса РБ 1964 г. если покупатель в нарушение договора откажется уплатить за купленную вещь установленную цену, продавец вправе потребовать, в т.ч. - уплаты цены.

Следовательно, требование истца о взыскании с ответчика стоимости поставленного товара в сумме 749,2 долл. США является обоснованным и подлежит удовлетворению.

Истцом также заявлено требование о взыскании с ответчика 3086,7 долл. США неустойки за просрочку оплаты поставленного товара. Данное требование истец основывает на пункте 3.3 контракта от 01.09.1998, в соответствии с которым «при несвоевременной оплате за товар (свыше семи банковских дней после пересечения белорусско-польской границы) продавец вправе удержать неустойку от суммы договора в размере 1% за каждый просроченный день». Размер заявленной ко взысканию неустойки исчислен истцом исходя из установленной данным пунктом контракта ставки пени (1% в день от стоимости товара, которую истец полагает равной стоимости поставленного товара, т.е. 749,2 долл. США) и срока просрочки оплаты ответчиком поставленного товара, который истец исчисляет с 26 ноября 1998 г. по 10 января 2000 г. (день составления расчета пени) и который, по утверждению истца, составляет 412 дней.

В соответствии со статьей 6 Гражданского кодекса РБ 1964 г. защита гражданских прав осуществляется, в т.ч. путем взыскания с лица, нарушившего право, в случаях, предусмотренных законом или договором, неустойки (штрафа, пени). В соответствии со статьей 167 Гражданского кодекса РБ неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, в частности, в случае просрочки исполнения.

Статья 74 Гражданского кодекса РБ 1964 г. предусматривает для взыскания неустойки сокращенный шестимесячный срок. Однако в соответствии со статьей 564 Гражданского кодекса РБ 1964 г. если международным договором Республики Беларусь установлены иные правила, чем те, которые содержатся в гражданском законодательстве Республики Беларусь, то применяются правила международного договора.

Статья 8 Конвенция ООН об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г. устанавливает единый срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договоров международной купли-продажи товаров, продолжительностью в четыре года. В соответствии с пунктом 1 статьи 3 данной конвенции (в редакции Протокола об ее изменении 1980 г.) данная конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в различных государствах, в случаях, когда эти государства являются государствами - участниками Конвенции, а также в случаях, когда согласно нормам международного частного права применимо право государства - участника Конвенции.

Предприятия сторон контракта от 01.09.1998 № 1/98 находятся в различных государствах - в Республике Беларусь и в Польше. Данная конвенция для Польши вступила в силу 1 декабря 1995 г., а для Беларуси - 1 августа 1997 г., ранее заключения сторонами контракта от 01.09.1998. Таким образом, данная конвенция подлежит применению к отношениям сторон по делу.

Размер подлежащей взысканию с ответчика неустойки исчислен истцом в пределах срока исковой давности, установленного статьей 8 данной конвенции и не противоречит пункту 3.3 контракта. Поэтому требование истца о взыскании неустойки за просрочку оплаты товара по контракту подлежит удовлетворению в заявленном размере 3086,7 долл. США (749,2 долл. США х 1% х 412 дней, где 749,2 долл. США - стоимость поставленного, но не оплаченного товара, 1% - размер подлежащей уплате за каждый день просрочки оплаты неустойки, 412 дней - период просрочки оплаты товара, указанный истцом).

Истцом также заявлено требование о расторжении контракта от 01.09.1998 вследствие его неисполнения ответчиком.

В соответствии с пунктом 2 статьи 422 Гражданского кодекса РБ 1998 г., действовавшим на момент обращения истца с исковым заявлением в суд, требование о расторжении договора может быть заявлено в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор или неполучении ответа с установленный срок.

Истцом не представлены доказательства обращения к ответчику с предложением о расторжении контракта от 01.09.1998 до предъявления в суд иска о его расторжении. При таких обстоятельствах состав суда не вправе рассмотреть данное требование по существу и вынести по нему решение, в связи с чем исковое требование о расторжении контракта надлежит оставить без рассмотрения. При этом состав суда считает необходимым указать истцу, что после соблюдения досудебного порядка разрешения требования о расторжении контракта в соответствии с пунктом 2 статьи 422 Гражданского кодекса РБ 1998 г., истец вправе повторно обратиться в суд с исковым заявлением о расторжении указанного контракта.

В соответствии с пунктом 1 статьи 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской Торгово-промышленной палате стороне, в пользу которой состоялось решение, состав суда присуждает с другой стороны все понесенные ею расходы по делу. Размер подлежащего возмещению ответчиком истцу арбитражного сбора по делу составляет 700 долл. США.


На основании изложенного и руководствуясь статьями 6, 167, 193, 233, 238, 564 Гражданского кодекса РБ 1964 г., статьей 8 Конвенции ООН об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г., а также статьями 2, 4, 37-40, 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, состав суда


решил:


Взыскать с товарищества «В» (Республика Польша) в пользу унитарного частного торгового предприятия «А» (Республика Беларусь) 749,2 (семьсот сорок девять и две десятые) долл. США основного долга, 3086,7 (три тысячи восемьдесят шесть и семь десятых) долл. США неустойки и 700 (семьсот) долл. США в возмещение расходов по уплате арбитражного сбора, а всего 4535,9 (четыре тысячи пятьсот тридцать пять и девять десятых) долл. США.

Исковое требование унитарного частного торгово-производственного предприятия «А» к товариществу «В» о расторжении заключенного сторонами контракта от 01.09.1998 оставить без рассмотрения.