Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 203/25-99). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи)



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 203/25-99). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ (МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ)



Истец: дочернее предприятие «А» ОАО «Б» (Украина)

Ответчик: ООО «С» (Республика Беларусь)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи)

Применимое право: Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), гражданское законодательство Украины

Состав суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)



Комментарий к решению


1. В случае частичной оплаты поставленного по договору поставки (международной купли-продажи) товара покупатель обязан погасить образовавшуюся у него задолженность.

2. Несоблюдение стороной условий внешнеэкономического договора о порядке предъявления претензий в отношении качества поставленных товаров влечет за собой невозможность для этой стороны ссылаться на некачественность поставленного товара.

3. Убытки стороны, которые возникли в результате взыскания компетентным государственным органом штрафа за несвоевременную поставку товара и последовавшим нарушением валютного законодательства, взыскиваются со стороны, допустившей просрочку в поставке товара. При этом в случае непредставления стороной доказательств оплаты всей суммы убытков та часть убытков, уплата которой не подтверждена доказательствами, взысканию не подлежат.

4. При наличии во внешнеэкономическом договоре «ломаной» арбитражной оговорки право обращения в тот или иной арбитражный постоянно действующий орган принадлежит истцу.

5. При толковании условий арбитражного соглашения выявляется действительная воля сторон с учетом цели данного договора и принимаются во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений, а также правила логики и соображения здравого смысла.

6. По внешнеэкономической сделке, которая регулируется нормами Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г., в случае несогласования сторонами права, применимого к их сделке, применяется закон места совершения сделки.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда (г.Минск, ул.Я.Коласа, 65, комн.18) на заседании, которое состоялось 15 октября 1999 г., дело № 203/25-99 по иску дочернего предприятия «А» открытого акционерного общества «Б» (Украина) к обществу с ограниченной ответственностью «С» (Республика Беларусь) о взыскании 18 373,18 доллара США,


установил:


В исковом заявлении истец (дочернее предприятие «А» открытого акционерного общества «Б») утверждает, что согласно контракту от 27.01.1998 (в дальнейшем - контракт) им 03.02.1998 и 25.02.1998 было отгружено в адрес ответчика (общества с ограниченной ответственностью «С») 34,050 тонны кабельного пластиката на общую сумму 37 607,09 доллара США. По утверждению истца, перемещение груза через границу оформлено таможенными декларациями от 03.02.1998 и от 25.02.1998.

Согласно п.3.3 контракта ООО «С» должно было произвести оплату товара в течение 20 банковских дней после фактического получения товара, т.е. до 25.03.1998. Частичная оплата была произведена 18.02.1998 в сумме 8012 долларов США, 05.03.1998 - в сумме 7350 долларов США и 11.05.1998 - в сумме 15 000 долларов США, а всего - в размере 30 362 долларов США. На день рассмотрения дела сумма основного долга составляет 7245,09 доллара США.

Поскольку п.6.1 контракта предусмотрен штраф за несвоевременную оплату в размере 0,1% за каждый день просрочки оплаты товара, истец просит взыскать с ответчика штрафные санкции в размере 1325,85 доллара США. Истец заявил также просьбы о взыскании убытков в размере 8715,52 доллара США, причиненных несвоевременной уплатой долга, и возмещении расходов по уплате арбитражного сбора.

В своем отзыве на иск ответчик указывает, что в соответствии с контрактом от 27.01.1998 украинское предприятие ДП «А» ОАО «Б» действительно осуществило поставку в его адрес кабельного пластиката в соответствии со спецификацией на условиях EXW г.Прилуки. Однако часть полученного товара в объеме 3 тонны 390 кг не соответствовала качеству, согласованному п.4 контракта, и была полностью непригодна для производства кабельной продукции. Полагая, что непригодность сырья для производства надлежащим образом подтверждена экспертами Белорусской торгово-промышленной палаты в акте экспертизы от 02.11.1998, ответчик отвергает все предъявляемые к нему требования о выплате долга за поставленную в его адрес продукцию, так как сумма долга составляет, по его мнению, стоимость непригодного к производству пластиката. Таким образом, ответчик утверждает, что оснований для взыскания указанного в исковом заявлении долга и связанной с ним пени не существует.

Подсудность споров, возникающих из контракта от 27.01.1998 предусмотрена п.9.2 контракта, в соответствии с которым «если стороны не придут к соглашению - дело передается в Арбитражный суд при Торгово-Промышленной Палате в г.Киев (Украина) или г.Минск (Белоруссия)». Сомнения в подсудности дела Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате у рассматривающего дело состава суда не возникают. Как видно из вышеуказанного, арбитражное соглашение содержит ссылку на альтернативную подсудность, т.е. с некоторой неточностью в наименовании указывает на одновременную компетенцию двух судов - Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Украины и Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате. Допущенная неточность в наименовании судов не имеет существенного значения. При определении компетентного суда и решении вопроса о подсудности спора должна иметь значение истинная воля сторон. В этом случае очевидным является тот факт, что при заключении арбитражного соглашения волеизъявление сторон было направлено именно на рассмотрение спора постоянно действующим арбитражным органом на территории г.Киева (Украина) или г.Минска (Беларусь). При решении вопроса о подсудности нужно исходить только из правил логики и соображений здравого смысла. А они не позволяют считать, что стороны указав «Арбитражный суд при Торгово-Промышленной Палате в г.Киев (Украина) или г.Минск (Белоруссия)» могли иметь в виду арбитражный орган иного государства или государственный суд, тем более что в момент заключения контракта в Минске существовал (и до настоящего времени существует) единственный «Арбитражный суд» при Белорусской торгово-промышленной палате и его точное наименование - Международный арбитражный суд. Вместе с тем такая арбитражная оговорка дает право выбора одной из двух возможностей именно той стороне, которая возбуждает дело. Следовательно, обращаясь в Международный арбитражный суд при БелТПП истец использовал свою право.

Истцом в рассматриваемом споре является дочернее предприятие «А» Открытого акционерного общества «Б» - юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством Республики Украина и официально представленное своим директором, имеющим полномочия в силу устава.

Ответчик - общество с ограниченной ответственностью «С» - представляет собой юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством Республики Беларусь и официально представленное своим директором, имеющим полномочия в силу устава.

Контракт не содержит ссылок на применимое право. Однако Республика Беларусь с 1 ноября 1990 г., а Украина с 1 февраля 1991 г. являются участниками Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980) (далее - Венская конвенция). Исходя из того что коммерческие предприятия истца и ответчика находятся в государствах, являвшихся на момент заключения контракта участниками Венской конвенции, состав суда считает, что отношения сторон по контракту от 27.01.1998 регулируются этой конвенцией и ее предписания применимы при разрешении спора.

В соответствии со ст.561 Гражданского кодекса Республики Беларусь, утвержденного Законом Республики Беларусь от 11 июня 1964 г. и действовавшего в момент заключения контракта, а также исходя из места заключения контракта от 27.01.1998 в г.Прилуки (Украина), суд считает применимым по вопросам, не урегулированным Венской конвенцией, законодательство Украины.

В судебном заседании представитель истца, действующая на основании доверенности от 13 октября 1999 г., поддержала основание иска, уточнив объем исковых требований. Истец увеличил сумму убытков, причиненных несвоевременной оплатой долга с 8715,52 доллара США до 9802,24 доллара США.

Таким образом, в судебном заседании истец просил взыскать сумму основного долга в размере 7245,09 доллара США, штрафные санкции в размере 1325,85 доллара США, убытки в размере 9802,24 доллара США и возместить расходы по арбитражному сбору в размере 1334,93 доллара США.

Ответчик в судебном заседании заявил об оспаривании иска в связи с необоснованностью. Ответчик указал, что, поскольку он надлежащим образом и своевременно извещал истца о том, что часть поставленного товара является некачественной, он вправе был не оплачивать ту сумму, которая, по мнению истца, составляет основной долг.

Заслушав объяснения представителей истца и ответчика, исследовав имеющиеся в деле и дополнительно представленные документы, состав суда считает установленным следующее:

27.01.1998 стороны заключили в г.Прилуки контракт, регулирующий отношения сторон по поставке кабельного пластиката (в дальнейшем - товар) в соответствии со спецификацией (приложение 1) на условиях EXW г.Прилуки. Истец принял на себя обязательство осуществить поставку 300 тонн пластиката марки И-40-13-А и 300 тонн пластиката марки 0-40 (бел., черн.) на общую сумму 660 000 долларов США без НДС (пп.2.1 и 4.1 контракта). Согласно п.2.2 контракта «отгрузка по количеству и ценам на Товар производится в соответствии со спецификацией (приложение 2)».

Ответчик также принял на себя ряд обязательств, в том числе производить оплату в течение 20 банковских дней с момента поступления товара на склад покупателя (п.3.2 контракта). В соответствии с п.6.1 контракта «покупатель оплачивает продавцу штраф за задержку в оплате стоимости товара в размере 0,1% от суммы стоимости неоплаченной части товара, за каждый день задержки».

Выполняя взятые на себя по контракту обязательства, истец обеспечивал согласованную поставку товара. Как следует из таможенных деклараций от 03.02.1998 и 25.02.1998 (имеются в материалах дела), истец поставил в адрес ответчика соответственно 6000 кг кабельного пластиката марки И-40-13-А и 8010 кг пластиката марки 0-40 (всего 14 010 кг), а также 10 020 кг кабельного пластиката марки И-40-13-А и 10 020 кг пластиката марки 0-40 (всего 20 040 кг).

В судебном заседании ответчик не оспаривал тот факт, что в соответствии со спецификациями от 02.02.1998 и от 25.02.1998 контракта истец поставил в его адрес товар в объеме 34 050 кг на общую сумму 37 607,09 доллара США.

Ответчиком была произведена лишь частичная оплата товара на сумму 30 362 доллара США. Данное обстоятельство подтверждается находящимися в материалах дела мемориальными ордерами от 18.02.1998 на сумму 8012 долларов США, от 11.05.1998 на сумму 15 000 долларов США и выпиской из расчетного счета истца от 06.03.1998, свидетельствующей о зачислении 05.03.1998 суммы в размере 7350 долларов США. Основной долг ответчика за поставленный в его адрес товар составил 7245,09 доллара США.

Ссылка ответчика на несоответствие товара качеству, установленному согласно п.4 контракта, и, как следствие, на наличие у него предусмотренного законом основания для применения средств правовой защиты от нарушения контракта истцом не может приниматься судом во внимание по следующим причинам:

В своем отзыве от 07.09.1998, подписанном директором ООО «С», ответчик указывает, что «вопросы по качеству получаемого нами пластиката с ДП «А» (Украина) начали возникать еще в октябре 1997 г., о чем мы сообщали предприятию и отправляли зарегистрированную информацию по факсу». Поскольку контракт был подписан в январе 1998 г. и основанные на нем поставки осуществлены в первой декаде 1998 г., состав суда не относит упомянутую переписку к рассматриваемому правоотношению и не рассматривает в качестве письменных доказательств по данному делу.

В качестве доказательств по делу ответчик представил в суд письма, где содержатся утверждения, что им «…стороной-покупателем была сделана соответствующая претензия» (письмо от 26.02.1998 № 16) и «в течение 1998 года… неоднократно направлялись письма с просьбой снижения покупной цены за полученный пластикат (письмо от 02.03.1998 № 17, от 17.03.1998 № 22, от 10.09.1998 № 55)». Изучив вышеупомянутые документы, состав суда констатирует, что в письмах от 26.02.1998 № 16 и от 02.03.1998 № 17 речь идет о партии товара, полученной ответчиком 15.12.1997, т.е. до заключения контракта, из которого вытекает рассматриваемый спор, и по этой причине не принимает их в качестве доказательств по делу.

Письма от 17.03.1998 № 22 и от 10.09.1998 № 55, содержащие обращения ответчика к истцу с указанием на некачественность части поставленного товара, также не могут быть рассмотрены судом как достаточные доказательства, обосновывающие позицию ответчика.

Истец в заседании суда заявил, что ответчик не выполнил свою обязанность, предусмотренную п.5.1 контракта, о предъявлении претензии относительно качества товара, подтвержденной актом торгово-промышленной палаты, в течение 20 календарных дней с момента получения товара. Суд согласен с этим утверждением истца по следующим основаниям.

В соответствии с п.1 ст.38 Венской конвенции покупатель должен осмотреть товар или обеспечить его осмотр в такой короткий срок, который практически возможен при данных обстоятельствах. Вышеупомянутая норма дает суду основания полагать, что ответчик должен был осуществить осмотр поставленного в его адрес товара в таком объеме и порядке, которые являлись разумными при данных обстоятельствах и/или были предусмотрены условиями заключенного контракта.

В силу п.5.1 контракта «претензии относительно качества Товара могут быть предъявлены в течение 20 календарных дней с момента получения Товара, если его качество не соответствует указанному в настоящем Контракте…». Причем в соответствии с упомянутым пунктом претензии «…подтверждаются актом Торгово-Промышленной Палаты». При таких условиях состав суда считает бесспорным, что для подтверждения факта надлежащего осмотра товара, поставленного истцом по контракту, необходимо представить своевременно, в течение 20 календарных дней с момента получения товара, составленный торгово-промышленной палатой акт экспертизы соответствующего содержания.

В материалах дела находится представленный ответчиком акт экспертизы, выданный Витебским отделением Белорусской торгово-промышленной палаты. Дата его выдачи дает составу суда основание сделать вывод, что экспертиза была проведена и акт составлен намного позже, чем предусматривают согласованные между сторонами условия. Так, в частности, имеющая отношение к рассматриваемому контракту партия товара, поступившая к ответчику 27.02.1998 по товарно-транспортной накладной № 836132, пребывала на складе в течение 8 месяцев до момента проведения экспертизы. Таким образом, поскольку акт экспертизы был составлен ответчиком с нарушением положений контракта, состав суда не принимает его в качестве доказательства.

Согласно п.1 ст.39 Венской конвенции покупатель утрачивает право ссылаться на несоответствие товара, если он не даст продавцу извещения, содержащего данные о характере несоответствия, в разумный срок после того, как оно было или должно было быть обнаружено. Как видно, данная норма не устанавливает детальной регламентации в отношении срока, в течение которого должна быть заявлена претензия. Однако содержащаяся в вышеупомянутой статье Венской конвенции ссылка на разумный срок не исключает возможности для участников сделки установления продолжительности срока для заявления претензий в конкретном случае. Достаточная определенность может быть достигнута путем прямого указания в договоре на конкретную дату или период времени, в течение которого извещение о недостатках проданного товара должно отсылаться в адрес продавца.

Содержание вышеупомянутого п.5.1 контракта подтверждает то обстоятельство, что стороны конкретизировали понятие «разумный срок» и установили момент, с которого должен исчисляться срок на извещение о несоответствии товара контракту.

Поскольку ответчик не выполнил возложенные на него п.5.1 контракта обязательства, суд считает требование истца о взыскании стоимости поставленной, но неоплаченной продукции обоснованным, подтвержденным в ходе судебного разбирательства и подлежащим взысканию в сумме 7245,09 доллара США.

Истец заявил требование о взыскании штрафа в сумме 1325,85 доллара США за несвоевременную оплату товара. В соответствии с положениями Закона Украины от 22.11.1996 «Об ответственности за несвоевременное исполнение денежных обязательств» размер пени устанавливается по соглашению сторон и рассчитывается от суммы просроченного платежа, но не должен превышать двойную учетную ставку Национального банка Украины. По официальным данным Национального банка Украины его учетная ставка в период с марта 1998 г. по август 1999 г. не опускалась ниже 2,917 процента в месяц. В соответствии с п.6.1 контракта ответчик обязан уплатить штраф в размере 0,1% от суммы стоимости неоплаченной части товара за каждый день задержки. Следовательно, величина штрафа, рассчитанная за месяц, не превышает 3,1% и двойная учетная ставка Национального банка Украины, безусловно, выше данного размера. В этой связи состав суда считает правомерным требование истца о взыскании штрафа и обоснованным содержащийся в исковом заявлении расчет суммы пени в размере 1325,85 доллара США.

Истец заявил, что 01.07.1999 и 20.08.1999 валютным отделом отделения в г.Прилуки Черниговского регионального управления Проминвестбанка Украины у него были произведены проверки расчетов в иностранной валюте по экспортно-импортным операциям. В ходе проверок были составлены акты и начислена пеня за просрочку поступления валютных средств на расчетный счет истца в сумме 9802,24 доллара США. В связи с этим истец требует взыскания с ответчика убытков в сумме 9802,24 доллара США, причиненных ему несвоевременной оплатой долга.

В силу ст.1 Закона Украины от 23.09.1994 «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте» (с последующими изменениями и дополнениями) выручка резидентов в иностранной валюте подлежит зачислению на их валютные счета в уполномоченных банках не позднее 90 календарных дней с даты таможенного оформления экспортируемой продукции. Согласно ст.4 вышеупомянутого Закона нарушение резидентами сроков, предусмотренных ст.1 и 2, влечет за собой взимание пени за каждый день просрочки в размере 0,3% от суммы неполученной выручки в иностранной валюте. Причем с 1996 г. период времени, за который может быть начислена пеня, ограничен тремя годами.

В таможенных декларациях № 030068 и № 030095, оформляющих поставки по спорному контракту, датой таможенного оформления является соответственно 03.02.1998 и 25.02.1998. Следовательно, предельным сроком поступления валютных средств по контракту является 25.05.1998. На день проведения проверки остаток валютной выручки по контракту от 27.01.1998 на счет истца не поступал.

Актом проверки от 20.08.1999 (имеется в материалах дела), составленным валютным отделом отделения в г.Прилуки Черниговского регионального управления Проминвестбанка Украины в соответствии с Инструкцией о порядке расчетов в иностранной валюте по экспортно-импортным операциям на условиях отсрочки платежей и поставок, истцу произведено начисление пени за 451 день просрочки с 26.05.1998 по 19.08.1999 в размере 43 549,39 украинской гривны. При расчете специалистами банка был применен курс 4,4428 украинской гривны за один доллар США, в связи с чем сумма пени в долларах составила 9802,24 доллара США.

В соответствии со ст.203 Гражданского кодекса Украины в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства должником он обязан возместить кредитору причиненные этим убытки. Причем под убытками разумеются расходы, произведенные кредитором.

У состава суда нет сомнений в отношении законности применения санкций в связи с просрочкой зачисления валютной выручки на расчетный счет истца. Однако состав суда считает, что истец не представил в суд документов, свидетельствующих об оплате им пени в размере 9802,24 доллара США, указанном в акте проверки от 20.08.1999.

В качестве доказательств списания со своего расчетного счета пени в размере 9802,24 доллара истец дополнительно представил в суд акты документальной проверки от 24.09.1998 и от 07.07.1999, составленные Прилукской объединенной государственной налоговой инспекцией Черниговской области, письмо от 30.09.1998, а также платежные поручения от 23.10.1998, от 13.07.1999, от 14.07.1999 и от 16.07.1999.

Анализ вышеупомянутых документов дает составу суда основания утверждать, что истец действительно был понужден к уплате пени за нарушение сроков зачисления валютной выручки. Однако оплату ответчик производил на основании актов Прилукской объединенной государственной налоговой инспекцией Черниговской области. Так, в частности, актами от 24.09.1998 и от 07.07.1999 (имеются в материалах дела) за период с 26.05.1998 по 06.07.1999 истцу по контракту от 27.01.1998 была начислена пеня соответственно в сумме 5450,58 и 12 732,90 украинской гривны. Фактически уплаченная истцом пеня составила 18 183,48 украинской гривны, что подтверждается имеющимися в материалах дела письмом истца от 30.09.1998, а также от 16.07.1999. Валютный курс Национального банка Украины на день обнаружения просроченной задолженности составлял 2,0555 украинской гривны за один доллар США (письмо от 22.10.1999 отделения в г.Прилуки Черниговского регионального управления Проминвестбанка Украины имеется в материалах дела). Таким образом, в связи с ненадлежащим исполнением обязательства ответчиком истец понес убытки в размере 8846,25 доллара США, которые должны быть взысканы в его пользу.

Подлежат взысканию также понесенные истцом расходы по уплате арбитражного сбора в сумме 1334,93 доллара США.


На основании изложенного и руководствуясь ст.38, 39, 53 и 54 Венской конвенции о международных договорах купли-продажи товаров, ст.1 и 3 Закона Украины «Об ответственности за несвоевременное исполнение денежных обязательств», ст.1 и 4 Закона Украины «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте», ст.203 Гражданского кодекса Украины, а также ст.3, 5, 26, 46, 49-50, 70 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, состав суда


решил:


Иск удовлетворить частично. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «С» (Республика Беларусь,) в пользу дочернего предприятия »А» открытого акционерного общества «Б» (Украина) 7245,09 доллара США основного долга, штрафные санкции в размере 1325,85 доллара США, убытки в размере 8846,25 доллара США и возврат расходов по уплате арбитражного сбора в размере 1334,93 доллара США, а всего 18 752,12 (восемнадцать тысяч семьсот пятьдесят два и двенадцать сотых) доллара США.

В остальной части иска отказать.