Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 219/41-99). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору транспортной экспедиции



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 219/41-99). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ТРАНСПОРТНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ



Истец: акционерное общество «А» (Республика Беларусь)

Ответчик: общество с ограниченной ответственностью «В» (ФРГ)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору транспортной экспедиции

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь, Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) 1956 г.

Состав арбитражного суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)

Дата вынесения решения: 17 февраля 2000 г.

Комментарий к решению

1. В случае если заказчик не полностью оплатил перевозчику сумму перевозочного платежа, оставшаяся часть суммы подлежит взысканию с заказчика.

2. При наличии «ломаной» арбитражной оговорки право выбора органа для рассмотрения возникшего между сторонами спора принадлежит истцу.

3. В случае заявления стороной о применении срока исковой давности состав суда должен это сделать.

4. При отсутствии соглашения сторон о применимом праве по договору транспортной экспедиции, которые регулируются нормами Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г., состав суда на основании части первой ст.561 данного Гражданского кодекса применяет закон места совершения сделки.

5. В случае соглашения сторон к их отношениям по договору транспортной экспедиции применяются международные обычаи (практика), а также Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) 1956 г.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда (г.Минск, ул.Я.Коласа, 65, к.18) на заседании, состоявшемся 19 января 2000 г., дело № 219/41-99 по иску Акционерного общества «А» (Республика Беларусь) к обществу с ограниченной ответственностью «В» (ФРГ) о взыскании 12 738 марок ФРГ,


установил:


АО «А» (истец) в своем исковом заявлении указало, что в соответствии с договором на транспортно-экспедиционное обслуживание и перевозку грузов автомобильным транспортом, заключенным 28 декабря 1998 г. в г.Могилеве (далее - договор), и заказами на перевозку груза оно выполнило для ООО «В» (ответчика) семь рейсов по перевозке:

а) пять рейсов по маршруту Италия-Москва на основании заказов № 302330, № 302331, № 302339, № 302340, № 302341 от 4 марта 1999 г., что подтверждается международными накладными (СMR) № 108161, № 186304, № 153939, № 108160, № 108148. Цена услуг составляет 23 250 марок ФРГ;

б) один рейс по маршруту Нидерланды-Смоленск на основании заказа ответчика № 302384 от 24.03.1999, что подтверждается CMR № NL83SU-0024. Цена услуг составляет 2800 марок ФРГ;

в) один рейс по маршруту Германия-Москва на основании заказа ответчика № 302421 от 08.04.1999, что подтверждается прилагаемой CMR (номер неразборчив). Цена услуг составляет 2900 марок ФРГ.

По исполнении обязательств по перевозкам истец направил ответчику счета на оплату:

- 01.04.1999 счет № 03/04/04/01 на сумму 23 250 марок ФРГ;

- 13.04.1999 счет № 03/23/04/13 на сумму 2800 марок ФРГ;

- 23.04.1999 счет № 04/06/04/20 на сумму 2900 марок ФРГ.

Согласно договору от 28.12.1998 ответчик обязан был оплатить транспортные услуги по перевозкам не позднее 30 дней после получения по факсу счета и CMR, т.е. в следующие сроки:

- по счету № 03040401 на сумму 23 250 марок ФРГ - не позднее 3 мая 1999 г.;

- по счету № 03230413 на сумму 2800 марок ФРГ - не позднее 13 мая 1999 г.;

- по счету № 04060420 на сумму 2900 марок ФРГ - не позднее 20 мая 1999 г.

Однако ответчик продолжительное время не оплачивал счета за оказанные услуги, несмотря на требования истца. В результате задолженность составила 28 950 немецких марок.

25 августа 1999 г. компания «СОВАГ» частично оплатила обязательства ответчика, перечислив на счет истца 16 212 марок ФРГ, и задолженность ответчика составила 12 738 марок ФРГ.

На этом основании, руководствуясь п.5.1 договора от 28 декабря 1998 г., истец просит суд взыскать с ответчика непогашенную задолженность в размере 12 738 марок ФРГ и возместить его расходы по оплате арбитражного сбора.

В ответе на иск ответчик не оспаривал факт исполнения истцом его обязанностей по договору на транспортно-экспедиционное обслуживание и перевозку грузов автомобильным транспортом от 28 декабря 1998 г. Но в обоснование своей позиции по отказу от оплаты он сослался на то обстоятельство, что в сентябре 1997 г. истец утратил вверенный ему ответчиком по заказу на перевозку от 15.09.1997 и CMR № 8280429 груз, причинив таким образом ответчику ущерб в размере 30 000 немецких марок. Данное требование, по мнению Ответчика, было признано истцом, что дало ответчику право произвести зачет своего требования против требования истца, связанного с оплатой перевозки в 1999 г., являющейся предметом рассматриваемого иска.

Согласно п.7 Договора от 28.12.1998 споры между сторонами «подлежат рассмотрению в общем порядке в Хозяйственном суде Республики Беларусь или в Арбитражном суде Торгово-промышленной палаты Республики Беларусь». Несмотря на неточность в наименовании арбитражного суда, подсудность дела Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате не вызывает сомнений. Кроме того, в исковом заявлении и ответе на иск стороны подтвердили действительность арбитражной оговорки и свое согласие на рассмотрение спора Международным арбитражным судом при Белорусской торгово-промышленной палате.

Вместе с тем отношения по поводу исполнения заказа ответчика от 15.09.1997 на перевозку груза не оформлены договором и арбитражного соглашения не имеется. Стороны в договоре от 28.12.1998 не указали закон, который подлежит применению к обязательствам по сделке. В исковом заявлении Истец просил применить законодательство Республики Беларусь в соответствии со ст.561 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г. (далее - ГК РБ). Ответчик не оспаривал применение законодательства Республики Беларусь. Исходя из того что договор заключен в г.Могилеве 28.12.1998, суд на основании ст.561 ГК РБ 1964 г. применяет закон места совершения сделки, т.е. законодательство Республики Беларусь. Кроме того, в соответствии с п.4.3 договора к отношениям между сторонами применимы международные обычаи (практика), а согласно п.6.1 - применяется Конвенция о договоре международной перевозки грузов (КДПГ) 1956 г., участниками которой являются Республика Беларусь и Германия.

В судебное заседание 19.01.2000 явились представители истца, действующие на основании доверенностей от 14 января 2000 г. и от 3 ноября 1999 г., а также представитель ответчика, действующий на основании доверенности от 17 ноября 1999 г.

В процессе судебного разбирательства представители истца поддержали исковые требования в полном объеме. Представитель ответчика иск не признал и изложил возражения, приведенные в ответе на иск.

В качестве дополнительного доказательства он представил письмо Московской автогрузовой таможни, датированное 14.11.1997. Встречный иск ответчик не заявил.

После первого выступления ответчика суд предоставил слово истцу. Истец в своем выступлении отметил, что согласно ст.38 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате ответчик в рассматриваемом деле как средство защиты против первоначального иска мог предъявить встречный иск о возмещении ущерба, причиненного утратой груза, несмотря на то, что рассмотрение его в Международном арбитражное суде не предусмотрено особым арбитражным соглашением между сторонами. Однако ответчик не воспользовался предоставленным ему ст.38 Регламента правом предъявления иска не позже первого выступления ответчика и, следовательно, утратил соответствующее средство правовой защиты.

В обоснование своей позиции, изложенной в исковом заявлении и первом выступлении, истец представил дополнительные аргументы и доводы. Прекращение ответчиком обязательства путем зачета является, по мнению истца, незаконным по следующим основаниям.

1. Исковые требования, заявленные истцом, не основаны на договоре, являющемся предметом иска. Иными словами, предмет иска и доводы ответчика основаны на обязательствах, вытекающих из различных договоров.

2. Зачет не соответствует требованиям ст.225 ГК Республики Беларусь 1964 г., так как у ответчика отсутствовали правовые основания для прекращения обязательства путем зачета. Ответчик не заявлял истцу требование о возмещении ущерба, а истец никогда не признавал требований ответчика о взыскании с него 30 000 марок ФРГ.

3. Однородность требований является непременным условием зачета. Однородность требований относится к предмету обязательства. Однородность должна проявляться и в природе обязательства. В этой связи неправомерным будет зачет взаимных требований, вытекающих из обязательства о возмещении убытков по одному договору и обязательства по уплате провозной платы по другому договору, так как эти требования не могут быть признаны однородными ни по предмету возникновения обязательств, ни по природе обязательств.

4. Ответчик не мог произвести зачет своего требования против требования истца, так как ст.226 ГК Республики Беларусь не допускает зачет требований, по которым истек срок исковой давности. В силу требований ст.378 ГК Республики Беларусь и ст.32 Конвенции о договоре международной перевозке грузов от 19 мая 1956 г. истек годичный срок исковой давности для требования ответчика, вытекающего из перевозки утраченного груза. Неправомерное действие ответчика не может рассматриваться судом в качестве обоснованного возражения против иска.

5. Факт утраты груза не подтвержден вступившими в законную силу приговорами суда по уголовным делам или же решениями суда по гражданским делам. Не признает этого факта и сам истец.

Заслушав представителей сторон и изучив представленные сторонами доказательства, суд считает требования истца о взыскании суммы долга обоснованными и подлежащими удовлетворению исходя из следующего.

Истец надлежащим образом исполнил свои обязанности по договору на транспортно-экспедиционное обслуживание и перевозку грузов автомобильным транспортом от 28 декабря 1998 г., что подтверждается имеющимися в деле копиями накладных и признано ответчиком. Однако оплата за услуги согласно выставленным счетам на общую сумму 28 950 марок ФРГ (23 250 + 2800 + 2900) по перевозке на день рассмотрения иска Ответчиком не произведена. Истец получил от состраховщика - компании «СОВАГ» - в качестве страхового возмещения только часть суммы в размере 16 212 марок ФРГ. Таким образом, задолженность по перевозке составляет 12 738 марок ФРГ (28 950 - 16 212).

Ссылка Ответчика на факт утраты его груза Истцом в 1997 г. как основание для проведения зачета взаимных требований не может быть принята во внимание по следующим причинам.

Во-первых, согласно ст.38 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате как средство защиты против первоначального иска в процессе ответчик вправе предъявить истцу встречный иск. При этом встречный иск должен соответствовать требованиям Регламента и может быть предъявлен не позже первого выступления ответчика по делу в ходе судебного разбирательства. Ответчик не воспользовался предоставленным ему правом и не предъявил встречный иск о возмещении ущерба, причиненного утратой груза, направленный к зачету первоначального иска.

Поэтому заявленное ответчиком в суде требование о зачете не подлежит совместному с иском рассмотрению. Кроме того, ответчик не представил суду доказательства, обосновывающие размер зачтенных требований. Согласно ответу на иск размер ущерба составляет 30 000 немецких марок. Но в заявке на перевозку (приложение 5), данной грузоотправителем - компанией Sealane Europe VIB - ответчику стоимость груза оценена в 10 048 долларов США. Истец же не признал наличие у него долга перед ответчиком.

Во-вторых, в процессе судебного разбирательства истец подал заявление о применении судом исковой давности в соответствии со ст.378 ГК и ст.32 Конвенции о договоре международной перевозки грузов (КДПГ). На основании ст.81 ГК РБ суд удовлетворил заявление истца и применил исковую давность в один год.

Из материалов дела усматривается, что заявление истцу о зачете было сделано ответчиком 18 ноября 1999 г. (приложение 21 к ответу на иск). В то же время утрата груза, по его утверждению, имела место 22 октября 1997 г. (приложение 4). Согласно ст.32 КДПГ срок исковой давности для требований, вытекающих из перевозки, устанавливается в один год. Течение срока исковой давности начинается в случае утраты всего груза - с тридцатого дня по истечении согласованного срока доставки (п.«б» ст.32 КДПГ). Следовательно, право на иск возникло у ответчика с 23 ноября 1997 г., а 24 ноября 1998 г. срок исковой давности истек. В соответствии с п.4 ст.32 КДПГ требования, срок исковой давности по которым истек, не могут быть предъявлены в виде встречного иска или возражения. Поэтому суд не принимает как правомерное заявление ответчика о зачете от 18.11.1999 ввиду истечения срока исковой давности.

Суд оставляет без удовлетворения ходатайство ответчика о применении к его требованию трехгодичного срока исковой давности на основании второго предложения п.1 ст.32 КДПГ. Как следует из данной нормы, в случае умышленных неправомерных действий или такого ненадлежащего исполнения обязательств, которое согласно закону, применяемому судом, рассматривающему дело, приравнивается к умышленным неправомерным действиям, срок исковой давности устанавливается в три года. Ответчик не представил необходимых доказательств того, что истец причинил ему ущерб своими умышленными неправомерными действиями. Более того, в судебном заседании ответчик характеризовал истца как надежного контрагента, с которым он длительное время сотрудничал. Доказательством этому является то обстоятельство, что даже после спорной утраты груза в 1997 г. ответчик заключил с истцом 28.12.1998 договор, по которому истец выполнил для ответчика перевозки.


На основании вышеизложенного и в соответствии со ст.32 Конвенции о договоре международной перевозки грузов, ст.81, 226, 369 и 378 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г., ст.3, 38, 49-50, 70 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда


решил:


Иск удовлетворить. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «В» (ФРГ) в пользу акционерного общества «А» (Республика Беларусь) 12 738 марок ФРГ основного долга и 700 долларов США в возврат арбитражного сбора.