Помощь: Основания для освобождения от гражданско-правовой ответственности (часть 2)

см. Начало



ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Основания для освобождения от гражданско-правовой ответственности

Очевидным примером правового закрепления возможности полного освобождения должника от ответственности за вред, причиненный в результате виновного поведения кредитора, является норма части третьей ст.35 Закона РБ «О почтовой связи». Согласно этой норме «операторы почтовой связи не несут ответственности за утрату, порчу, недоставку или задержку доставки почтовых отправлений, денежных средств, печатных средств массовой информации, если таковые произошли вследствие… свойства вложения почтового отправления». Иными словами, если лицо вступает с учреждением почтовой связи в договорные отношения по доставке почтового отправления и при этом помещает в данное почтовое отправление предметы, ограниченные и (или) запрещенные к перемещению посредством почтовой связи (взрывчатые, ядовитые вещества и т.п.), в результате чего почтовое отправление было испорчено или уничтожено, то в таком случае за ущерб, причиненный почтовому отправлению, учреждение почтовой связи ответственность нести не будет.

На практике одним из самых распространенных обстоятельств, освобождающих субъектов гражданского оборота от гражданско-правовой ответственности, является так называемый случай, т.е. обстоятельства, при которых лицо приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям гражданского оборота (часть вторая п.1 ст.372 Гражданского кодекса РБ (далее - ГК)).

При исследовании правовых аспектов такого явления, как случай, необходимо учитывать некоторые его особенности. Во-первых, случай - это обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии вины определенного субъекта гражданско-правовых отношений, а не отсутствие чьей-либо вины как таковой, ибо если чья-либо вина отсутствует вовсе, то целесообразнее будет вести речь о таком явлении, как непреодолимая сила (стихийные бедствия и пр.). Во-вторых, случай всегда непредвидим, однако в отличие от непреодолимой силы он характеризуется таким признаком, как субъективная предотвратимость. Это означает, что если бы у конкретного участника гражданского оборота была возможность знать о вероятности наступления негативного результата действия того или иного фактора, то причиненный фактически вред мог бы быть предотвращен.

Что касается такого основания освобождения от гражданско-правовой ответственности, как непреодолимая сила, то, в частности, в п.3 ст.372 ГК это понятие определено как чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства. Таким образом, характеризуя обстоятельства непреодолимой силы, можно выделить в данном явлении два основополагающих признака: чрезвычайность и непредотвратимость.

Очевидно, что в целях обеспечения эффективности гражданского оборота, а также в целях защиты своих собственных интересов каждая из сторон обязательства должна предпринимать все доступные меры для его надлежащего исполнения. Однако в действительности в силу действия тех или иных факторов это не всегда представляется возможным. Рассматривая вопрос о непреодолимой силе, можно сказать, что должнику надлежит всеми возможными мерами препятствовать действию непреодолимой силы для надлежащего исполнения своего обязательства перед кредитором. Данное обстоятельство имеет большое практическое значение, так как в противном случае правонарушитель не имеет права ссылаться на обстоятельства непреодолимой силы, поскольку вопрос об их непредотвратимости остается невыясненным. Более того, на должника, проявившего виновное бездействие, возлагается ответственность за нарушение договорного обязательства.

Тем не менее на практике однозначно решить вопрос о непредотвратимости того или иного явления отнюдь не просто.

С учетом сказанного полагаем, что наиболее правильным было бы рассмотреть вопрос о непредотвратимости непреодолимой силы, исходя из легального определения вины, содержащегося в п.1 ст.372 ГК. Руководствуясь данным определением, можно сделать вывод, что в вину правонарушителю ставится не то, что он не принял мер к исполнению договора, которые были доступны ему по его индивидуальным качествам (навыкам, опыту и пр.), а то, что он не принял мер, которые должен был принять, чтобы надлежащее исполнение договора стало объективно возможным. Иными словами, для того чтобы доказать, что в данном конкретном случае имело место невиновное причинение вреда, правонарушителю недостаточно будет доказать, что он предпринял все меры по предотвращению этого вреда, которыми он обладал в силу своих личных способностей и умений. Чтобы освободиться от ответственности, он должен будет доказать, что он принял все меры заботливости и осмотрительности, которые требовались от него с учетом характера обязательства и условий оборота, что полностью соответствует норме п.1 ст.372 ГК.

Согласно ст.14 ГК лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное. На практике наиболее часто встречаются случаи, когда убытки причиняются кредитору в результате неправомерных действий должника. В то же время возможно возникновение убытков и в результате действий самого кредитора. В свою очередь, если имеет место виновное поведение кредитора, целесообразно говорить об уменьшении размера ответственности должника пропорционально роли виновных действий (бездействия) кредитора в возникновении убытков.

Именно такое правило предусмотрено в ст.375 ГК: «если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника». Кроме того, норма части второй п.1 ст.375 ГК устанавливает право суда «уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, либо не принял разумных мер к их уменьшению».

Исходя из вышеизложенной нормы при решении вопроса об уменьшении размера ответственности должника из-за виновных действий кредитора не имеет значения форма вины кредитора (умысел или неосторожность). Кроме того, данная норма предусматривает, по сути, две формы виновного поведения кредитора, при наличии хотя бы одной из которых можно выносить на рассмотрение вопрос об уменьшении размера ответственности должника: 1) содействие в увеличении размера убытков и 2) непринятие мер к их уменьшению.

Внедоговорная ответственность

Прежде всего отметим, что внедоговорные отношения в отличие от договорных несут в себе ряд важных особенностей. В частности, они могут характеризоваться признаком внезапности возникновения, что предполагает отсутствие волеизъявления участников этих отношений (например, обязательства вследствие причинения вреда). Именно по причине наличия подобных особенностей характера этих отношений они нуждаются в особом - а в некоторых случаях даже более строгом - правовом регулировании.

Отношения вследствие причинения вреда в литературе называют еще деликтными отношениями, поскольку в большинстве случаев в этих отношениях, как правило, имеет место деликт - правонарушение в виде причинения вреда.

Напомним, что некоторые обстоятельства (например, состояние крайней необходимости и необходимой обороны) являются основаниями освобождения от гражданско-правовой ответственности в рамках как договорных, так и внедоговорных отношений.

Из общих норм об ответственности лиц за причинение вреда следует, что в таких отношениях ответственность может наступать как по общему гражданско-правовому правилу, т.е. на началах вины, так и независимо от вины, т.е. на началах риска. Пункт 2 ст.933 ГК прямо предусматривает, что «лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя».

Как уже было сказано, данные случаи подразумевают ответственность на началах вины, однако в обязательствах вследствие причинения вреда присутствуют обстоятельства, при которых ответственность причинителя наступает на началах риска, т.е. выступает в более строгой для него форме. Это во многом обусловлено характером деятельности, осуществляемой причинителем. Наиболее типичным примером таких обстоятельств является причинение вреда источником повышенной опасности.

Источниками повышенной опасности в соответствии с ГК признаются транспортные средства, механизмы, электрическая энергия высокого напряжения, атомная энергия, взрывчатые вещества, строительная и связанная с ней деятельность и др. Пункт 1 ст.948 ГК гласит: «юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих… обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 952 настоящего Кодекса». Рассмотрим данное положение более подробно.

Во-первых, в данной норме можно выделить два обстоятельства, являющихся прямыми основаниями для освобождения от ответственности: 1) непреодолимая сила и 2) умысел потерпевшего.

Сущность обстоятельств непреодолимой силы и их правовое значение были подробно рассмотрены выше.

Что касается умысла потерпевшего, то он полностью освобождает причинителя вреда от ответственности за его причинение, что, с одной стороны, подтверждается п.1 ст.952 ГК, а с другой - согласуется с общечеловеческой логикой: очевидно, что несправедливо требовать от причинителя возмещения вреда, причиненного потерпевшему по его собственной воле. При этом важно помнить, что действия по причинению такого вреда не должны носить аморальный характер.

Во-вторых, пп.2 и 3 ст.952 ГК установлено, что помимо прямого умысла потерпевшего основанием для освобождения причинителя вреда от ответственности по его возмещению в некоторых случаях может служить и неосторожная вина потерпевшего. В частности, если имела место грубая неосторожность потерпевшего, содействовавшая возникновению вреда или его увеличению, размер ответственности причинителя должен быть уменьшен, а если в этих условиях вина причинителя отсутствует, то потерпевшему может быть и вовсе отказано в возмещении вреда. Следует, однако, помнить, что данные нормы не распространяются на обстоятельства по причинению вреда жизни или здоровью потерпевшего.

Кроме того, п.3 ст.952 ГК предоставляет право суду уменьшить размер ответственности причинителя вреда и по основаниям особенностей его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред был причинен действиями, совершенными умышленно.

При рассмотрении обязательств из неосновательного обогащения применительно к вопросу об ответственности приобретателя особого внимания заслуживает п.2 ст.973 ГК, устанавливающий критерии ответственности приобретателя за ухудшение или уничтожение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества по принципу осведомленности приобретателя о неосновательности обогащения, поскольку до того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения, он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность, повлекшие ухудшение или уничтожение вышеназванного имущества. Иными словами, в таком случае его ответственность наступает на началах вины. Если же ухудшение или уничтожение имущества произошли после того, как приобретатель узнал о неосновательности обогащения, то он отвечает на началах риска, так как даже при всяком случайном ухудшении или уничтожении неосновательно приобретенного или сбереженного имущества он все равно будет нести за это ответственность.

Кроме того, в ст.978 ГК содержится перечень предметов, входящих в категорию неосновательного обогащения, не подлежащих возврату, а именно:

- имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

- имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока давности;

- заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, суммы по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

- денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.



01.06.2007 г.



Виктор Каменков, Председатель Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь,
доктор юридических наук, профессор



Журнал «Главный Бухгалтер» № 21, 2007 г.