Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 213/35-99). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 213/35-99). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ (МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ)



Истец: закрытое акционерное общество «А» (Российская Федерация)

Ответчик: открытое акционерное общество фирма «Б» (Республика Беларусь)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь, Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г.

Состав арбитражного суда: единоличный арбитр

Дата вынесения решения: 12 января 2000 г.

Комментарий к решению

1. Сроки исковой давности в договорах международной купли-продажи товаров в случае, если стороны договора являются субъектами государств - участников Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г. с поправками, внесенными Протоколом об изменении Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1980 г., определяются не в силу национального применимого права, а в соответствии с положениями данной Конвенции.

2. В случае заключения внешнеэкономического договора до 1 июля 1999 г. к правам и обязанностям сторон, которые возникают из данного договора, подлежит применению Гражданский кодекс Республики Беларусь 1964 г., несмотря на введение в действие Гражданского кодекса Республики Беларусь 1998 г.

3. По внешнеэкономической сделке, которая регулируется нормами Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г., применению подлежит закон места совершения сделки, если иное не согласовано сторонами в контракте.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в помещении Международного арбитражного суда (г.Минск, ул.Я.Коласа, 65, к.18) на заседании, которое состоялось 8 декабря 1999 г., дело № 213/35-99 по иску закрытого акционерного общества «А» (Российская Федерация) к открытому акционерному обществу «Б» (Республика Беларусь) о взыскании 19 914 долларов США,



установил:



В исковом заявлении ЗАО «А» утверждает, что между ответчиком и ЗАО «В» с участием ЗАО «С» 15 сентября 1997 г. был заключен контракт купли-продажи, в соответствии с которым ЗАО «В» поставило ОАО «Б» 199,5 тонны пшеницы фуражной по цене 118 долларов США за тонну на сумму 23 541 доллар США.

Согласно п.6.4 контракта платежи должны были производиться в течение 25 дней с даты поставки.

Ответчик свою обязанность не исполнил, сумма 23 541 доллар США осталась неоплаченной.

3 декабря 1997 г. ЗАО «В» заключил с ООО «Т» договор уступки требования, согласно которому последнему уступалось право требования с ОАО «Б» стоимости поставленного товара на сумму 23 541 доллар США, а также все права на взыскание убытков и неустойки.

В связи с несвоевременной оплатой за поставленную пшеницу и изменением цен на зерно 6 сентября 1998 г. ОАО «Б» и ООО «Т» заключили дополнительное соглашение об изменении цены поставленного зерна, установив ее в размере 120 долларов США за тонну. Общая сумма задолженности ОАО «Б» составила 23 940 долларов США.

Оплата задолженности перед ООО «Т» ответчиком произведена не была. 7 сентября 1998 г. стороны заключили дополнение 2 к контракту, в соответствии с которым обязательство ОАО «Б» по оплате за поставленную пшеницу было прекращено путем замены сторонами на обязательство поставки на сумму задолженности свинины глубокой заморозки по цене 2,4 доллара США за килограмм. Поставка свинины была произведена 10 ноября 1998 г.

Согласно п.7.2 контракта в случае просрочки платежей покупатель выплачивает продавцу пеню в размере 0,3% просроченной суммы за каждый день просрочки. Задолженность по оплате неустойки покупателем оплачена не была.

15 июля 1999 г. ООО «Т» заключило с ЗАО «А» договор уступки требования, согласно которому передало ЗАО «А» свои права требования кредитора, вытекающие из исполнения контракта от 15 сентября 1997 г., включая права на взыскание убытков и неустойки.

На основании изложенного истец просит взыскать в его пользу с ответчика сумму пени в размере 19 914 долларов США за 282 дня просрочки, а также 978 долларов США в возврат арбитражного сбора.

В ответе на исковое заявление от 9 ноября 1999 г. ОАО «Б» не признало исковые требования, сославшись на то, что при заключении дополнения 2 от 7 сентября 1998 г. к контракту от 15 сентября 1997 г. о расчетах за зерно поставкой мяса свинины стороны констатировали невозможность приобретения валюты при отсутствии в этом вины ОАО «Б». В нем также указывается на факт передачи продавцом своих прав третьему лицу без письменного согласия покупателя, что, по мнению ОАО «Б», противоречит контракту от 15 сентября 1997 г. Ответчик также утверждает, что по предъявленному требованию истек срок исковой давности.

В исковом заявлении в качестве обоснования компетенции Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате истец сослался на п.3.1 договора от 15 июля 1999 г. уступки требования между ЗАО «А» и ООО «Т». Однако указанный договор уступки требования не может устанавливать порядок разрешения споров, связанных с выполнением контракта купли-продажи от 15 сентября 1997 г., так как ОАО «Б» - покупатель по контракту купли-продажи от 15 сентября 1997 г. и ответчик по иску - не является стороной договора от 15 июля 1999 г. Соответственно, п.3.1 договора уступки требования не может рассматриваться в качестве основания компетенции Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате по рассмотрению спора между ЗАО «А» и ОАО «Б», связанного с выполнением контракта купли-продажи от 15 сентября 1997 г.

Согласно п.8.1 контракта от 15 сентября 1997 г. «любой спор, возникший по настоящему договору и в разрешении которого стороны не могут составить единое мнение, передается на рассмотрение в Международный (коммерческий) арбитражный суд при Торгово-Промышленной палате страны ответчика». Учитывая, что ответчиком в споре, возникшему по контракту от 15 сентября 1997 г., по иску ЗАО «А» выступает ОАО «Б» (Республика Беларусь), данный спор подлежит рассмотрению в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате.

Контракт от 15 сентября 1997 г. не содержит указания на закон, который подлежит применению при разрешении данного спора. Учитывая, что заключение и выполнение контракта проходило до 1 июля 1999 г., для первичной квалификации подлежит применению Гражданский кодекс Республики Беларусь, утвержденный Законом Республики Беларусь от 11 июня 1964 г. Согласно ст.561 Гражданского кодекса Республики Беларусь подлежит применению законодательство места совершения сделки. Контракт от 15 сентября 1997 г. был заключен в г.Минске. На этом основании при разрешении спора подлежит применению законодательство Республики Беларусь.

8 декабря 1999 г. в судебное заседание в качестве представителя ЗАО «А» явился юрист (доверенность от 1 декабря 1999 г. в материалах дела), в качестве представителя ОАО «Б» - юрист (доверенность от 5 января 1999 г. в материалах дела). В качестве свидетеля по делу к участию в судебном заседании был допущен заместитель директора ОАО «Б».

В судебном заседании представитель ЗАО «А» поддержал исковые требования в полном объеме.

В ответе на письменные возражения ответчика указывается, что стороны при прекращении обязательства оплаты поставленного зерна путем его замены на обязательство поставки свинины не пришли к взаимному согласию по поводу отсутствия вины ответчика за несвоевременность оплаты. Представитель истца отметил, что п.10.2 контракта не запрещает передачу сторонами своих прав по контракту иному лицу, а лишь ограничивает возможность передачи ими своих обязанностей, ставя ее в зависимость от наличия письменного согласия сторон контракта. В опровержение заявления ответчика об истечении срока исковой давности представитель истца сослался на Конвенцию об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г., согласно которой срок исковой давности по заявленному требованию составляет 4 года.

Представитель ОАО «Б» поддержал доводы, содержащиеся в ответе на исковое заявление от 9 ноября 1999 г. Он также сослался на п.6.6 контракта, согласно которому в случае неоплаты за поставленный товар продавец должен был распорядиться о возврате товара или принять предложение покупателя об использовании форм расчетов, указанных в п.6.5. Он заявил также, что длительное согласование возможности оплаты за поставленный товар путем поставки свинины свидетельствует о недобросовестном поведении продавца с целью увеличения суммы неустойки и лишает его права на неустойку.

Представитель ответчика указал на то, что размер неустойки является несоразмерным последствиям нарушения обязательства об оплате поставки, так как практически равен сумме задолженности.

На основании изложенного представитель ОАО «Б» просил признать требования ЗАО «А» неправомерными и подлежащими отклонению.

Представитель ЗАО «А» в своем ответе указал, что продавец не получал никаких предложений от покупателя по изменению порядка расчетов или возврату неоплаченного товара. Он также отметил, что предъявление требования о возврате товара является не обязанностью, а правом продавца, и непредъявление такого требования не лишает продавца права на взыскание неустойки.

В отношении размера неустойки представитель истца отметил, что она соразмерна последствиям нарушения обязательства об оплате, которые выразились в утрате возможности работать на рынке Республики Беларусь. Он также сослался на соответствие ставки пени, установленной контрактом от 15 сентября 1997 г., ставке пени, предусмотренной ст.3 Соглашения о мерах по обеспечению улучшения расчетов между хозяйственными организациями стран-участниц СНГ от 15 мая 1992 г.

Заслушав объяснения представителей сторон, а также изучив письменные материалы дела, состав суда считает установленным следующее.

Стороны действительно заключили 15 сентября 1997 г. контракт о купле-продаже зерна фуражного.

В соответствии с контрактом ЗАО «В» поставил ОАО «Б» 199,5 тонны пшеницы фуражной по цене 118 долларов США за тонну на сумму 23 541 доллар США. Осуществление указанной поставки подтверждается железнодорожными накладными от 3 ноября 1997 г. и не оспаривается ответчиком.

Ответчик свою обязанность не выполнил, сумма 23 541 доллар США осталась неоплаченной. Сумма задолженности не оспаривается ответчиком.

3 декабря 1997 г. ЗАО «В» заключило с ООО «Т» договор уступки требования, согласно которому последнему уступалось право требования с ОАО «Б» стоимости поставленного товара на сумму 23 541 доллар США, а также все права на взыскание убытков и неустойки.

Оплата задолженности перед ООО «Т» ответчиком произведена не была. 7 сентября 1998 г. стороны заключили дополнение 2 к контракту от 15 сентября 1997 г., в соответствии с которым обязательство ОАО «Б» по оплате за поставленную пшеницу было прекращено путем замены сторонами на обязательство поставки на сумму задолженности свинины глубокой заморозки по цене 2,4 доллара США за килограмм. Поставка свинины была произведена 10 ноября 1998 г., что подтверждается товарно-транспортной накладной от 10 ноября 1998 г.

Согласно п.7.2 контракта от 15 сентября 1997 г. в случае просрочки платежей покупатель выплачивает продавцу пеню в размере 0,3% просроченной суммы за каждый день просрочки. Задолженность по оплате неустойки покупателем оплачена не была.

15 июля 1999 г. ООО «Т» заключило с ЗАО «А» договор уступки требования, согласно которому передало ЗАО «А» свои права требования кредитора, вытекающие из исполнения контракта от 15 сентября 1997 г., включая права на взыскание убытков и неустойки.

В ответе на исковое заявление от 9 ноября 1999 г. ОАО «Б» не признало исковые требования, сославшись на то, что передача продавцом своих прав третьему лицу без письменного согласия покупателя противоречит контракту от 15 сентября 1997 г.

Пункт 10.2 контракта не запрещает передачи сторонами своих прав по контракту иному лицу, а лишь ограничивает возможность передачи ими своих обязанностей. Учитывая, что предметом передачи между ЗАО «В» и ООО «Т», а впоследствии ООО «Т» и ЗАО «А» служили не обязанности, а права по контракту от 15 сентября 1997 г., п.10.2 не может рассматриваться как препятствие для такой передачи.

Следовательно в соответствии со ст.187 Гражданского кодекса Республики Беларусь ЗАО «А» приобрело право требования в отношении ОАО «Б».

ОАО «Б» ссылается на истечение срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки.

При решении вопроса об исковой давности по требованию о взыскании неустойки, вытекающему из контракта купли-продажи от 15 сентября 1997 г., подлежит применению Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г. с поправками, внесенными Протоколом об изменении Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1980 г., которая вступила в силу в отношении Республики Беларусь 1 августа 1997 г., т.е. до заключения контракта от 15 сентября 1997 г. Согласно п.1«b» ст.3 Конвенции она применяется в случае, «если согласно нормам международного частного права к договору купли-продажи применимо право Договаривающегося государства». Учитывая, что права и обязанности сторон по контракту от 15 сентября 1997 г. регулируются законодательством Республики Беларусь, п.1«b» ст.3 Конвенции служит основанием для применения Конвенции к требованиям, вытекающим из контракта от 15 сентября 1997 г.

Согласно ст.1 Конвенции она «определяет условия, при которых требования покупателя и продавца друг к другу, вытекающие из договора международной купли-продажи товаров или связанные с его нарушением, прекращением либо недействительностью, не могут быть осуществлены вследствие истечения определенного периода времени. Такой период времени в дальнейшем именуется «срок исковой давности». Причем согласно п.3«а» покупатель, продавец и сторона - это лица, которые покупают или продают либо соглашаются купить или продать товары, а также лица, к которым перешли права или обязанности, вытекающие из договора купли-продажи». Следовательно, ЗАО «А», к которому перешло право требования продавца по контракту от 15 сентября 1997 г., должно рассматриваться как продавец для целей применения Конвенции.

Согласно п.«а» ст.2 Конвенции «договор купли-продажи считается международным, если в момент заключения договора коммерческие предприятия покупателя и продавца находятся в разных государствах». Учитывая, что в момент заключения контракта от 15 сентября 1997 г. коммерческие предприятия сторон находились в Республике Беларусь и Украине, контракт удовлетворяет требованиям п.«а» ст.2 Конвенции и является международным.

Согласно ст.8 Конвенции срок исковой давности устанавливается в 4 года.

Следовательно, ссылка ОАО «Б» на истечение срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки, заявленному ЗАО «А», подлежит отклонению, так как срок исковой давности по данному требованию истекает не ранее 28 ноября 2001 г.

Дополнение 2 от 7 сентября 1998 г. к контракту от 15 сентября 1997 г. о расчетах за зерно поставкой мяса свинины содержит констатацию невозможности приобретения валюты и факта нарушения покупателем сроков расчетов. Однако в нем отсутствуют положения, свидетельствующие о признании сторонами отсутствия вины ОАО «Б» в нарушении покупателем сроков расчетов. Учитывая также положение п.5.1 контракта, согласно которому покупатель гарантировал наличие денежных средств, позволяющих оплачивать партии товара, и право свободно ими распоряжаться, ссылки ОАО «Б» на невозможность приобретения валюты как основание, освобождающее покупателя от ответственности за просрочку платежей, не могут быть приняты во внимание.

Как предусмотрено п.6.5 контракта, в случае невозможности оплаты поставленного товара в пределах установленных контрактом сроков путем перечисления с валютного счета покупатель обязан согласовать с продавцом альтернативные способы выполнения обязательства. Инициатива по предложению альтернативных способов оплаты должна исходить от покупателя. В качестве подтверждения того, что продавцу предлагались альтернативные способы оплаты, ОАО «Б» представил ответ на претензию от 6 февраля 1998 г., в котором со ссылкой на необеспеченность валютой предлагалось согласовать иной порядок расчетов. При этом не указывалось, какой конкретно способ оплаты предлагался в качестве альтернативы. Учитывая, что указанное сообщение было направлено продавцу только после предъявления претензии и оно не содержало конкретных предложений по оплате поставленного товара, ответ на претензию от 6 февраля 1998 г. не может рассматриваться как добросовестная попытка покупателя удовлетворить требования продавца по оплате поставленного товара.

Включение в контракт условия о необходимости согласования использования того или иного альтернативного способа оплаты с продавцом предполагает возможность его несогласия с предлагаемыми продавцом альтернативными способами оплаты за поставленный товар.

Следовательно, факт длительного (с февраля по сентябрь 1998 г., когда было подписано дополнение 2 к контракту) согласования возможности оплаты за поставленный товар путем поставки мяса свинины не может рассматриваться как свидетельство недобросовестного поведения продавца с целью увеличения просрочки и, соответственно, суммы неустойки и не влияет на его право на взыскание неустойки за просрочку платежа.

Пункт 7.2 контракта предусматривает, что при просрочке платежей покупатель выплачивает продавцу пеню в размере 0,3% просроченной суммы за каждый день просрочки. Установленный контрактом размер пени не может рассматриваться в качестве чрезмерного, так как соответствует ст.3 Соглашения о мерах по обеспечению улучшения расчетов между хозяйственными организациями стран-участниц СНГ от 15 мая 1992 г., подписанного правительствами Республики Беларусь и Украины и вступившего в силу с даты подписания. Согласно ст.3 этого Соглашения в целях повышения ответственности хозяйствующих субъектов за своевременное проведение расчетов установлена пеня за несвоевременную оплату поставленных товаров и оказанных услуг в размере не менее 0,2% за каждый день просрочки платежа.

На основании изложенного требования ЗАО «А» о взыскании неустойки следует признать правомерными и подлежащими удовлетворению.

Поставка зерна фуражного продавцом была осуществлена 3 ноября 1997 г. Согласно п.6.4 контракта оплата должна была быть произведена в течение 25 дней с даты поставки, т.е. до 28 ноября 1997 г.

Просрочка по оплате поставленного товара с 28 ноября 1997 г. по 6 сентября 1998 г. составила 282 дня. Сумма неустойки за один день просрочки составляет 23 541 х 0,003 = 70,62 доллара США. Сумма неустойки составляет 282 х 70,62 = 19 914,84 доллара США.

Принимая во внимание, что сумма заявленного истцом требования о взыскании неустойки (19 914 долларов США) меньше суммы неустойки, установленной судом, подлежит взысканию неустойка в сумме, заявленной истцом, - 19 914 долларов США.

Подлежат взысканию с ответчика также понесенные истцом расходы по уплате арбитражного сбора в сумме 978 долларов США.


На основании изложенного и в соответствии со ст.1-3, 8 Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г. с поправками, внесенными Протоколом об изменении Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1980 г., ст.167 и 187 Гражданского кодекса Республики Беларусь, а также руководствуясь ст.3, 5, 49-52, 70 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, состав суда



решил:



Иск удовлетворить. Взыскать с ОАО «Б» (Республика Беларусь) в пользу ЗАО »А» (Российская Федерация) 19 914 долларов США неустойки, 978 долларов США в возврат арбитражного сбора, а всего 20 892 (двадцать тысяч восемьсот девяносто два) доллара США.