Комментарий к Указу Президента Республики Беларусь от 15.08.2005

Комментарий к Указу Президента Республики Беларусь от 15.08.2005 № 373 «О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории Республики Беларусь» (часть 3)

   см. Начало               КОММЕНТАРИЙ К УКАЗУ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ      ОТ 15.08.2005 № 373 «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРОВ        И ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ»          1.   Абзацем   первым   части   первой  подп.1.1  Указа  №  373  предусмотрено,  что  ограничения,  установленные  данным  Указом, не  применяются  в  случае  принятия  Президентом  РБ акта, «снимающего»  такие ограничения.       2.  Частью  второй  подп.1.1  Указа № 373 установлены групповые  изъятия   из  ограничений,  предусмотренных  частью  первой  данного  подпункта.       Так,   частью   второй   определено,   что   в  случаях,  когда  деятельность    по    заключению    договоров   мены   не   является  предпринимательской,   поскольку   имеет   разовый   характер  и  не  направлена   непосредственно   на   извлечение  прибыли,  запрет  на  совершение договора мены к такому договору не применяется.       Касаясь  данного  положения  Указа  № 373, необходимо отметить,  что, скорее всего, законодатель под названными отношениями понимает,  например, обмен одного оборудования на другое, используемое для нужд  собственного  производства, и у одной стороны сделки, и у другой (то  же  относится  к сырью, материалам, энергоносителям для собственного  производства  - по аналогии с Указом Президента РБ от 04.01.2000 № 7  (далее  - Указ № 7)). Причем отчуждение такого имущества не является  постоянной деятельностью участников сделки.       При  этом  следует  подчеркнуть, что вопрос о разовом характере  сделки,  безусловно,  всегда  будет оценочным при условии совершения  нескольких сделок в какой-то период времени. Что же касается второго  критерия  -  бесприбыльности  сделки,  то договор мены, как правило,  предусматривает  обмен  количества товара, эквивалентного друг другу  по    стоимости   (хотя   в   силу   законодательства   возможен   и  неэквивалентный  обмен);  тем  самым  в случае эквивалентного обмена  непосредственного  извлечения  прибыли  не  наблюдается ни при каких  обстоятельствах.       3.  В  части  второй подп.1.1 Указа № 373 в качестве изъятий из  описанных выше запретов и ограничений указывается также на расчеты с  бюджетом,  в т.ч. по налогам, сборам, пошлинам и другим обязательным  платежам,  расчеты  с использованием векселей только Правительства и  Нацбанка, расчеты за услуги по транзиту и транспортировке природного  газа, поставляемого ОАО «Газпром» (и только данным субъектом).       4.  Еще  одно  изъятие,  присутствующее в части второй подп.1.1  Указа  №  373,  касается  зачета  встречных однородных требований по  договорам купли-продажи, подряда, возмездного оказания услуг в связи  с использованием товаров (работ, услуг) в собственном производстве.       По  поводу данного изъятия нельзя не отметить, что законодатель  Республики Беларусь не конкретизирует указанные отношения. В связи с  этим возникает вопрос: должны ли использовать товары, работы, услуги  в собственном производстве обе стороны сделок либо достаточно, чтобы  товары, работы, услуги предназначались для собственного производства  лишь одной из сторон?       На  наш  взгляд, от ответа на данный вопрос зависит возможность  использования  зачета в белорусской экономике. Указанное объясняется  тем,  что,  как  правило,  обе  стороны сделок не могут использовать  товар,  работу, услугу для собственного производства, а осуществляет  это лишь одна из сторон.       Кроме  того,  возникает и еще один вопрос: будет ли применяться  изъятие   из  ограничений,  если  речь  идет  о  внешнеэкономических  сделках,   в   рамках   которых   белорусский   субъект   использует  «полученные» товары, работы, услуги для собственного производства?       И, наконец,  если  товары, работы, услуги, переданные сторонами  друг  другу,  уже  являются  результатом  собственного  производства  сторон,  но  предназначены для конечного потребления (например, одна  сторона  предоставила  в  аренду  другой стороне помещение, а вторая  сторона  выполнила  для  первой  определенные  строительно-монтажные  работы  в  здании, в котором расположено помещение), то можно ли и в  этом случае применить зачет однородных денежных требований?       Однозначного  ответа  на эти  вопросы,  исходя   из   положений   Указа № 373, нет,  хотя  применительно к внешнеэкономической сделке,  на наш взгляд,  допустимо по аналогии  с Указом № 7 допустить зачет,  если белорусский   субъект   использует   товары,   работы,   услуги   для собственного производства,  так  как  белорусского  законодателя   вряд  ли «должны интересовать» проблемы  иностранных экономик; но на   данный вопрос,  как  и  на  два  других,  поставленных  в  настоящем   пункте вопроса, ответ  все-таки  должен  быть дан Правительством  РБ  посредством разъяснения указанных положений.       5.   И,  наконец,   часть   вторая   подп.1.1   Указа   №   373  предусматривает,  что  запреты и ограничения не применяются в случае  прекращения  обязательства  без  поступления в установленном порядке  денежных  средств  организации,  индивидуальному  предпринимателю  в  связи  с  невозможностью  его  исполнения  либо  на  основании  акта  государственного органа.       В   данном   случае   Указом   №   373  рассмотрены  отношения,  урегулированные ст.386 и 387 ГК.       Так,  в силу ст.386 ГК, если в двустороннем договоре исполнение  стало  невозможным  для одной из сторон вследствие обстоятельств, за  которые  ни  одна  из  сторон  не  отвечает,  она  при  отсутствии в  законодательстве  или  договоре иных указаний не вправе требовать от  другой стороны удовлетворения по договору (т.е. требовать, например,  выплаты денежных средств); но каждая из сторон вправе потребовать от  контрагента возврата всего, что она исполнила, не получив встречного  удовлетворения.  Следует  отметить, что данное основание прекращения  обязательства, как правило, связано с обстоятельствами непреодолимой  силы (форс-мажором).       Иная  ситуация возникает, если исполнение стало невозможным для  одной  стороны в силу обстоятельств, за которые она сама и отвечает,  в  этом  случае  другая  сторона имеет право отступить от договора и  взыскать  убытки.  Если же исполнение стало невозможным для одной из  сторон вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона,  первая  из них сохраняет право на встречное удовлетворение с зачетом  выгод,  сберегаемых  или приобретаемых ею вследствие освобождения от  обязательства.       При этом нужно подчеркнуть, что белорусское право, рассматривая  невозможность  исполнения, указывает на первоначальную и последующую  неисполнимость    обязательства;    причем    если    неисполнимость  первоначальная,    то   обязательство   недействительно;   если   же  неисполнимость  последующая, то как раз и происходит рассматриваемое  прекращение  обязательства.  Кроме того, неисполнимость по основанию  возникновения  можно  разделить  на  так  называемую  юридическую  и  фактическую  неисполнимость  обязательства  (в  последнем случае это  может  быть,  например,  гибель  вещи,  которая  является  предметом  договора).       Что  же  касается  юридической неисполнимости обязательства, то  она   имеет   место   в   случае,   если   исполнение   противоречит  законодательству, например, в силу запрета государственного органа.       В связи с последним необходимо подчеркнуть, что частным случаем  юридической  неисполнимости обязательства и является урегулированное  в    ст.387   ГК   прекращение   обязательства   на  основании  акта  государственного   органа:   когда   в   результате   издания   акта  государственного    органа   исполнение   обязательства   становится  невозможным   полностью  или  частично,  обязательство  прекращается  полностью или в соответствующей части.       В   заключение  следует  отметить,  что  белорусские  субъекты,  безусловно,  будут  искать  ответы  на  вопросы, поставленные Указом  № 373, поэтому желательно  в  ближайшее  время  принятие разъяснений  Правительства РБ по применению данного Указа.     16.09.2005 г.     Ян Функ, кандидат юридических наук, доцент     Журнал «Главный Бухгалтер. ГБ» № 35, 2005 г.     От редакции: С 1  октября  2006 г. в  подпункт  1.1  пункта 1  Указа  Президента Республики  Беларусь  от  15.08.2005  № 373  «О некоторых  вопросах   заключения   договоров  и  исполнения   обязательств   на  территории  Республики  Беларусь»  на  основании  Указа   Президента  Республики Беларусь от 24.08.2006 № 523 внесено дополнение.