Судебная практика: Утрата груза при железнодорожной перевозке

Судебная практика: Утрата груза при железнодорожной перевозке

                УТРАТА ГРУЗА ПРИ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОЙ ПЕРЕВОЗКЕ          Нередко   субъекты   хозяйствования   для   доставки  груза  от  контрагента  по сделке прибегают к услугам железной дороги. Если при  получении   груза   обнаруживается  его  недостача  или  отсутствие,  составляется  коммерческий  акт,  служащий доказательством вины либо  железной дороги, либо отправителя груза. От правильности составления  коммерческого  акта зависит возможность взыскания с виновной стороны  понесенных правомочным лицом убытков. Однако юристы знают, что важно  не  только  грамотно  оформить  коммерческий  акт,  но  и  правильно  применить  ту или иную норму права при отстаивании своих интересов в  суде.  Иногда только от квалифицированной юридической помощи зависит  успех  хозяйственного  дела.  Для  наглядности приведем одно из дел,  которое было предметом рассмотрения многих судебных инстанций.       В  адрес  слуцкого  завода  «Э»  (Беларусь)  по железнодорожной  накладной  прибыл  вагон  с  коксом  литейным в количестве 43 тонны,  отгруженным   ОАО  «Московский  коксогазовый  завод»  (Россия).  При  приемке груза выяснилось, что вагон прибыл порожним, о чем составлен  коммерческий акт. В связи с тем что стоимость груза получателем была  полностью   уплачена  отправителю  -  ОАО  «Московский  коксогазовый  завод»,  а  груз не получен, слуцкий завод «Э» предъявил иск в суд о  взыскании с Белорусской железной дороги стоимости утраченного груза.  При  этом  истец сослался на часть вторую ст.6  Гражданского кодекса  Республики  Беларусь,  согласно  которой  нормы  гражданского права,  содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, подлежат  непосредственному применению. В соответствии с п.1 ст.2 Соглашения о  международном грузовом  сообщении  (СМГС)  перевозки  грузов   между  Республикой   Беларусь   и   Российской  Федерацией  производятся на  условиях, установленных данным соглашением.       В  обоснование исковых требований слуцкий завод «Э» указал, что  согласно  нормам  СМГС  договор  перевозки  считается  заключенным с  момента приема станцией отправления груза и накладной к перевозке, в  связи  с чем именно ответчик должен доказать отсутствие своей вины в  утрате груза.       А так как железная дорога таких доказательств не представила, с  нее подлежит взысканию стоимость утраченного груза.       В  свою  очередь  представители  ответчика в судебном заседании  пояснили,  что  согласно п.2 ст.12 СМГС железная дорога имеет право,  но не обязана проверять правильность сведений и заявлений, указанных  отправителем  в  накладной,  поэтому  она в силу подп.3, 4 п.2 ст.22  СМГС  освобождается  от  ответственности  за утрату груза, поскольку  погрузка вагона в данном случае осуществлялась самим отправителем.       Суд  первой  инстанции, выслушав представителей сторон, отказал  слуцкому  заводу «Э» в удовлетворении исковых требований, сославшись  на  то,  что  в  соответствии  с  п.1  ст.22  СМГС  железная  дорога  ответственна  за ущерб, возникший вследствие утраты груза, с момента  его принятия до момента выдачи на станции назначения, кроме случаев,  указанных  в  п.2  этой  статьи,  к  которым, в частности, относится  наличие  причин,  связанных с проведенной погрузкой. Как установлено  п.7  ст.22  СМГС,  если окажется, что утрата могла произойти по этим  причинам, то считается, что ущерб произошел вследствие именно данных  причин,  пока отправитель или получатель не докажет иного. А так как  слуцкий  завод  «Э»,  по  мнению  суда, не представил доказательств,  подтверждающих  загрузку  вагона  коксом, то это является основанием  для отказа в удовлетворении исковых требований. При этом, как указал  суд первой инстанции, железная дорога в обоснование отсутствия своей  вины  представила  суду  заключение  специалиста,  в  соответствии с  которым остатки вещества, изъятого из прибывшего вагона, не являются  коксом   литейным,   а  похожи  на  уголь.  То  есть  представленное  ответчиком  заключение специалиста дает основание полагать, что кокс  в  железнодорожный  вагон  не загружался, а для отправки был передан  порожний вагон.       Слуцкий завод «Э», не согласившись с вынесенным решением, подал  кассационную    жалобу.    Кассационная   инстанция   суда,   изучив  обстоятельства  дела, пришла к выводу о необходимости отмены решения  суда  первой  инстанции и удовлетворения исковых требований слуцкого  завода  «Э»  в  полном  объеме.  При  этом  суд  принял  во внимание  следующие нормы права.       В  соответствии  с  п.6  ст.7  СМГС договор перевозки считается  заключенным  с момента приема станцией отправления груза и накладной  к перевозке, при этом прием к перевозке удостоверяется наложением на  накладную  штемпеля станции отправления (календарный штемпель должен  быть  наложен  немедленно  после  сдачи  отправителем  всех  грузов,  перечисленных в накладной).       Из  железнодорожной  накладной,  по которой был отправлен истцу  кокс  литейный,  усматривается,  что  станция  отправления (Бирюлево  Московской   железной  дороги)  в  графе  46  накладной  в  качестве  доказательства  приема  груза  к  перевозке  и  заключения  договора  перевозки  поставила  оттиск  своего  календарного  штемпеля на всех  листах   накладной.   Утверждения  представителя  ответчика,  что  в  соответствии  с  п.2 ст.12 СМГС железная дорога не обязана проверять  правильность  сведений  и  заявлений, указанных в накладной, поэтому  она  в  силу  подп.3,  4  п.2  ст.22  СМГС  всегда  освобождается от  ответственности  за  утрату,  в  случае если погрузка осуществлялась  самим      отправителем,     кассационная     инстанция     признала  несостоятельными,  так  как  эти утверждения противоречат смыслу п.6  ст.7 СМГС.       Данные  доводы  могли быть приняты во внимание для освобождения  железной  дороги от ответственности с учетом положений подп.3, 4 п.2  ст.22  СМГС,  если  бы  между  получателем  груза и железной дорогой  возник  спор  о  количестве  груза  (43 тонны или 40, например), его  качестве и наименовании (уголь, кокс литейный и т.д.).       В   соответствии   с  п.1  ст.22  СМГС  железная  дорога  несет  ответственность  за  ущерб, возникший вследствие полной утраты груза  за  время с момента принятия груза к перевозке до момента выдачи его  на  станции  назначения. В данном случае железнодорожная накладная с  проставленным  календарным  штемпелем  станции отправления (Бирюлево  Московской  железной дороги) служит доказательством приемки железной  дорогой  груза к перевозке и заключения договора перевозки, на что и  ссылался слуцкий завод «Э».       В  свою  очередь,  Белорусская  железная  дорога не представила  доказательств  того,  что  груз  железной  дорогой  не  принимался к  перевозке  на  станции  отправления  или что его утрата произошла по  причинам,   связанным  с  погрузкой,  производившейся  отправителем.  Заключение   специалиста   (но   не  эксперта),  акт  осмотра  места  происшествия  не  являются такими доказательствами, поскольку они не  подтверждают,  что  железной  дорогой  груз  вообще  не принимался к  перевозке    (учитывая    наличие    железнодорожной   накладной   с  проставленным календарным штемпелем станции отправления).       В  связи  с  изложенным кассационная инстанция сочла, что истец  представил    суду   надлежащие   доказательства   отсутствия   вины  отправителя  в  утрате  груза, поэтому решение суда первой инстанции  было  отменено  и  заявленные слуцким заводом «Э» исковые требования  удовлетворены  в  полном  объеме:  в соответствии  с  п.1 ст.24 СМГС  железная  дорога  должна  возместить ущерб за утрату груза в размере  суммы,  которая  исчисляется по цене, указанной в счете иностранного  поставщика или выписке из этого счета.       Белорусская  железная  дорога, не согласившись с судебным актом  кассационной   инстанции,  подала  надзорную  жалобу.  В  жалобе,  в  частности,  было  указано,  что  погрузку  осуществлял отправитель и  перегрузки  вагона  в  пути  следования  не  было,  поэтому он несет  ответственность за все последствия неудовлетворительной погрузки.       Председатель   хозяйственного  суда,  заместитель  Председателя  Высшего  Хозяйственного  Суда Республики Беларусь, рассмотрев жалобу  железной  дороги, оставили постановление кассационной инстанции суда  без  изменения  по  следующим  причинам. Подпунктом 4 п.2 ст.22 СМГС  установлена  ответственность  отправителя  за утрату или повреждение  груза, вызванные неудовлетворительной погрузкой, а это предполагает,  что  погрузка проводилась. В данном же конкретном случае Белорусская  железная  дорога  ставит  знак  равенства между неудовлетворительной  погрузкой   и   отсутствием   погрузки  как  таковой,  что  является  неправомерным.     22.01.2004 г.     Нина Бунделева, начальник отдела надзора и обобщения судебной   практики хозяйственного суда г.Минска     Журнал «Юрист» № 1, 2004 г.     Для более детального изучения см. Судебную практику