Комментарий к Указу Президента Республики Беларусь от 15.08.2005 № 373 «О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории Республики Беларусь» (часть 2)

   см. Начало  см. Окончание               КОММЕНТАРИЙ К УКАЗУ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ      ОТ 15.08.2005 № 373 «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРОВ       И ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ»               Основание прекращения обязательства и Указ № 373          Абзац   третий   части   первой   подп.1.1   п.1  Указа  №  373  устанавливает  запрет  на прекращение обязательств без поступления в  установленном порядке денежных средств организациям и индивидуальным  предпринимателям  с  превышением  предельных  нормативов прекращения  обязательств.       Рассматривая  указанное  положение,  нельзя  не отметить, что в  Указе  №  373  речь  идет  исключительно  о   прекращении   денежных  обязательств без использования денежных средств.       Глава  26  ГК, регулирующая основания прекращения обязательств,  содержит  перечень  указанных оснований, отмечая при этом, что он не  является   закрытым,   т.е.   в   договорах   либо   в   иных  актах  законодательства   могут   быть   предусмотрены   и  иные  основания  прекращения обязательств.       Абзацем  третьим  части  первой  подп.1.1  п.1  Указа  № 373 не  регулируются следующие из изложенных в ГК оснований:       -  прекращение  обязательства  исполнением (ст.379 ГК), так как  при  наличии  денежного обязательства надлежащее исполнение означает  именно перечисление денежных средств;       -   отступное   (ст.380  ГК),  так  как  регламентация  данного  основания  прекращения  обязательства  предусмотрена в абзаце втором  части первой подп.1.1 Указа № 373;       -  новация  (ст.384  ГК)  -  по причине, указанной в предыдущем  абзаце;       -   прекращение    обязательства    невозможностью   исполнения  (ст.386 ГК),   так как  данное  основание указано в качестве изъятия  из ограничений Указа № 373;       -  прекращение обязательства на основании акта государственного  органа (ст.387 ГК) - по причине, указанной в предыдущем абзаце.       По   нашему   мнению,   к  таким  основаниям  относятся  также:  прекращение   обязательства   смертью   гражданина   (ст.388  ГК)  и  прекращение  обязательства  ликвидацией  юридического лица. В данном  случае сторона не получает денежное исполнение помимо ее воли. Кроме  того,  применительно  к прекращению обязательства смертью гражданина  необходимо отметить, что оно по своей природе не может подпадать под  регламентацию  Указа  №  373,  потому  что  в  его  основе лежат так  называемые   «личные  обязательства,  т.е.  неразрывно  связанные  с  личностью».  Денежное  же  обязательство,  как  правило,  «не  имеет  прочной  связи  с личностью». Однако названные основания прекращения  обязательств  не  предусмотрены  в  Указе  № 373 напрямую в качестве  изъятия из ограничений данного Указа. Следовательно, при прекращении  обязательства  ликвидацией  юридического  лица  у ее кредитора могут  быть  осложнения,  например,  в  связи  с  наличием  в  Указе  № 373  подп.1.2,     предусматривающего     ответственность    руководителя  организации  или  индивидуального  предпринимателя  при несоблюдении  ограничений прекращения обязательств, установленных Указом № 373.       В   связи   с  рассматриваемыми  отношениями  следует  обратить  внимание   и   на   так  называемые  судебные  способы  «прекращения  обязательств»   в   рамках  искового  производства,  на  которые  не  распространяются ограничения, предусмотренные Указом № 373.                                 О зачете          Если   же  говорить  об  основаниях  прекращения  обязательств,  предусмотренных  в  ГК, на которые действительно распространяет свое  действие  абзац   третий  части  первой  подп.1.1  Указа  № 373,  то   прежде всего необходимо выделить прекращение  обязательства  зачетом   (ст.381 ГК).  При  этом  следует  отметить,   что   зачет  встречных   однородных требований  возможен  как  в  рамках  соглашения  сторон,   так и путем одностороннего  волеизъявления  одной  из  них.  Однако,  несмотря   на   указанное     положение,    даже   если   в   рамках   внешнеэкономического договора  иностранный  субъект в  одностороннем   порядке  произведет зачет,   такой   зачет,  если   будет   превышен    предельный норматив  неденежной формы   прекращения    обязательств,    является  недействительным.  Поскольку   ст.1100 ГК  предусматривает   безусловное применение императивных норм права Республики  Беларусь,   регулирующих соответствующие   отношения   независимо от подлежащего    применению права,  а  подп.5  п.2  ст.381  ГК  не   допускает  зачет   требований  в   случаях,   предусмотренных   законодательством   или   договором.                               Прощение долга          Еще  одним основанием прекращения обязательств, указанным в ГК,  на  которое  распространяет  свое действие абзац третий части первой  подп.1.1  Указа  №  373, является прощение долга (ст.385 ГК), в силу  которого   обязательство   прекращается   освобождением   кредитором  должника  от  лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав  других  лиц  в  отношении  имущества кредитора. Тем самым Указ № 373  фактически  ограничил  субъектов в отказе от получения принадлежащих  им   денежных   средств  (хотя  допустимо  применительно  к  данному  основанию  указать,  что,  если  субъект не получает вообще никакого  денежного  предоставления,  он  не  может  в  связи с этим превысить  предельный норматив неденежной формы прекращения обязательств).                Совпадение должника и кредитора в одном лице          Еще   одно   основание,   на   которое,   скорее  всего,  будет  распространять    свое    действие   абзац   третий   части   первой   подп.1.1 Указа  № 373,   предусмотрено    ст.383   ГК:   прекращение   обязательства  совпадением   должника и  кредитора в одном лице. Это   объясняется  тем, что  при  подобных  отношениях  кредитор  также не  получает напрямую причитающиеся ему  денежные средства: как правило,   должник  путем  определенных   правовых  действий приобретает еще  и   «статус»  кредитора  (хотя   возможна  и  инициатива   кредитора  по    получению  «статуса» должника).                        Перемена лиц в обязательстве          Несмотря на то что уступка требования и перевод долга, перемена  кредитора   или   должника   в   обязательстве   не  рассматриваются  гражданским     законодательством    как    основания    прекращения  обязательства,  а  являются  исключительно  формами  перемены  лиц в  обязательствах,   при  которых  обязательство  остается  неизменным,  меняются  лишь лица, участвующие в нем, ряд актов законодательства и  контрольные  органы  традиционно рассматривают указанные институты в  связи  с  неденежной формой прекращения обязательств (например, Указ  Президента  РБ  от  04.01.2000  №  7  «О  совершенствовании  порядка  проведения  и контроля внешнеторговых операций» (далее - Указ № 7)).  (Абзацем  третьим подп.2.2 п.2 Указа № 7 предусмотрено, что в случае  неденежной   формы   прекращения   обязательств   поставка   товаров  (выполнение работ, оказание услуг) может осуществляться путем обмена  на  эквивалентное  по  стоимости  количество  других товаров (работ,  услуг),   оформленных   двусторонним  внешнеторговым  договором  (за  исключением  договоров, по которым осуществляется уступка требования  или  перевод  долга),  а  по  иной  операции  при  неденежной  форме  прекращения  обязательства  резидент Республики Беларусь имеет право  получить    только    сырье,   материалы,   комплектующие   изделия,  полуфабрикаты,   оборудование  и  энергоносители,  используемые  для  собственного производства. - Прим.авт.)       Анализ  ГК  позволяет  выделить  две  основные группы оснований  перемены  должника:  в  силу  закона  и  в  соответствии с договором  (перевод долга).       Право  (требование),  принадлежащее кредитору по обязательству,  может быть передано им другому лицу:       -  по сделке - уступка требования (иначе именуемая «цессия» (от  лат.  сessiо  -  уступка),  при  цессии лицо, уступающее требование,  именуется    «цедент»,   а   лицо,   приобретающее   требование,   -  «цессионарий»);       - на основании акта законодательства.        Причем  необходимо  подчеркнуть,  что  ограничения, связанные с  Указом  № 373, «могут распространяться» лишь на уступку требования и  перевод долга по денежным обязательствам, что же касается неденежных  обязательств, то указанные ограничения не применимы.       При  этом  и в отношении денежной уступки требования, которая в  общегражданском  обороте  вне рамок договора факторинга возможна при  денежной   оплате   уступаемого  требования  лишь  при  100%  уплате  стоимости требования новым кредитором (цессионарием) первоначальному  кредитору (цеденту), проблем с Указом № 373 нет. Проблема возникает,  если    за   уступаемое   денежное   требование   передаются   вещи,  имущественные  права,  работы,  услуги  и  т.д. (то же относится и к  переводу долга).       Уступка  требования является основой для взаимоотношений сторон  по   договору   финансирования   под  уступку  денежного  требования  (открытый  факторинг),  при  котором  уступаемое денежное требование  оплачивается  фактором  кредитору также деньгами, но с дисконтом. По  нашему   мнению,   в   этом   случае   кредитор  получает  деньги  в  установленном   порядке,  а  значит,  «недополучение»  им  дисконта,  который  является  вознаграждением фактора, также не должно являться  нарушением положений Указа № 373.       Аналогичный  подход  возможен  и  к переводу долга по денежному  обязательству,  в  рамках которого первоначальный должник оплачивает  новому  должнику  переданный  ему  долг.  Однако  в  связи с тем что  первоначальный  должник  вправе  уплатить  за переданный долг новому  должнику  сумму  меньшую,  чем сумма долга, то контролирующие органы  могут  расценить такую сделку как сделку, повлекшую «непоступление в  установленном порядке денежных средств».       Итак,  если  будут  расширительно  истолкованы положения абзаца  третьего  части  первой  подп.1.1  Указа  № 373, то договоры уступки  требования  и перевода долга также станут незаконными при превышении  субъектом   предельных   нормативов   неденежной  формы  прекращения  обязательств.       Однако  в отличие от Указа № 7 в Указе № 373 мы не видим прямых  указаний  для распространения его ограничений на уступку требования,  договор  факторинга,  перевод долга и уж тем более на законодательно  установленные  основания  перемены  лиц  в  обязательствах, но и для  применения данного вывода необходимо разъяснение Правительства РБ.                    О договорах в пользу третьего лица               и исполнении обязательства третьим лицом          В  связи  с  изложенным нельзя не отметить, что, на наш взгляд,  положения  абзаца  третьего  части  первой  подп.1.1  Указа № 373 не  распространяются напрямую и на исполнение обязательства по договору,  когда  кредитор  вместо  получения исполнения по обязательству лично  (имеется  в  виду,  конечно  же, получение денег на счет, так как на  неденежные  обязательства  ограничения  абзаца третьего части первой  подп.1.1  Указа не распространяются) дает указание своему должнику о  перечислении   денежных  средств  третьему  лицу,  которое,  в  свою  очередь, является его кредитором.       Причем  исполнение  обязательства  третьим  лицом  (ст.294  ГК)  необходимо отличать от перевода долга. При переводе долга происходит  замена  должника  в  обязательстве,  и обязательства «прежнего лица»  переходят   к   новому   лицу,   «прежнее   же   лицо»  выбывает  из  обязательства.  При  исполнении  обязательств  третьим  лицом оно не  становится  стороной  обязательства,  т.е.  у кредитора не возникает  права  требовать  исполнения  у этого третьего лица, и обязательство  по-прежнему  лежит  на  должнике:  он  отвечает  за неисполнение или  ненадлежащее  исполнение  обязательства  третьим  лицом, на которого  было   возложено   его  исполнение,  если  законодательством  РБ  не  предусмотрено,    что    ответственность    несет   непосредственный  исполнитель.       При этом, рассматривая указанные отношения, необходимо обратить  внимание  и  на  договор  в  пользу третьего лица, в рамках которого  исполнение  осуществляется  не  кредитору,  а  третьему  лицу. Такие  отношения  необходимо  отличать  и  от  уступки  требования. Главным  отличием   этих   двух  инcтитутoв  является  то,  что  при  уступке  тpебoвания  цеccиoнаpий  cтанoвитcя  cтopoнoй  пo  oбязательcтву,  а  цедент   из  уcтупаемoгo  oбязательcтва  выбывает,  утpачивая  пpаво  тpебoвания  к  дoлжнику.  При  иcпoлнении дoгoвopа в пoльзу тpетьегo  лица  (cт.  400  ГК)  cтopoна,  заключившая  дoгoвop, не выбывает из  oбязательcтва,  как  пpавилo,  coxpаняя  пpавo тpебoвания иcпoлнения  oбязательcтва,  пoмимo  нее  пoявляетcя  еще тpетье лицo, oбладающее  пpавoм   тpебoвания   иcпoлнения   oбязательcтв.   Тo  еcть  уcтупка  тpебoвания не пpивoдит к вoзникнoвению тpетьегo лица: цеccиoнаpий не  являетcя  тpетьим  лицoм,  пocкoльку  к нему пoлнocтью пеpешлo пpавo  тpебoвания   цедента,   и   цеccиoнаpий   cтанoвитcя   cтopoнoй   пo  oбязательcтву.       Однако,    безусловно,    и   в   отношении   подобных   сделок  контролирующие  органы  могут  применить  ограничение, установленное  абзацем  третьим  части  первой  подп.1.1  Указа № 373. Данный вывод  основан  на  том,  что кредитор непосредственно не получает денежные  средства  на  свой  счет  (однако  он и не расходует соответствующую  сумму собственных денежных средств).       Абзацем третьим части первой подп.1.1 Указа № 373, как отмечено  выше,  не  введен  полный  запрет  на  неденежную  форму прекращения  денежного   обязательства,   а  предусматривает,  что  она  является  незаконной  лишь  в  случаях,  если  превышает предельные нормативы,  ежегодно    устанавливаемые   Правительством   по   согласованию   с  Президентом РБ.     09.09.2005 г.     Ян Функ, кандидат юридических наук, доцент     Журнал «Главный Бухгалтер. ГБ» № 34, 2005 г.     От редакции: С 1  октября  2006 г. в  подпункт  1.1  пункта 1  Указа  Президента Республики  Беларусь  от  15.08.2005  № 373  «О некоторых  вопросах   заключения   договоров  и  исполнения   обязательств   на  территории  Республики  Беларусь»  на  основании  Указа   Президента  Республики Беларусь от 24.08.2006 № 523 внесено дополнение.