Комментарий к Закону Республики Беларусь от 05.07.2004 № 300-З

Комментарий к Закону Республики Беларусь от 05.07.2004 № 300-З «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь»

      КОММЕНТАРИЙ К ЗАКОНУ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ОТ 05.07.2004 № 300-З     «ОБ АРХИТЕКТУРНОЙ, ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОЙ И СТРОИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ                         В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ»          С 1 января 2005 г. вступит в силу Закон Республики  Беларусь от  05.07.2004   №   300-З   «Об   архитектурной,   градостроительной  и  строительной  деятельности  в  Республике  Беларусь»  (далее - новый  Закон),  в  соответствии  со  ст.68 которого признан утратившим силу  действовавший  ранее  Закон   Республики   Беларусь   от  26.11.1993  №    2613-XII  «Об   основах   архитектурной   и   градостроительной   деятельности   в   Республике   Беларусь».  Новый  Закон  по  объему   значительно больше прежнего.  Увеличение  объема  произошло в первую  очередь   за  счет  включения  в  новый   Закон   норм,   касающихся  строительства, а также переноса из подзаконных  актов  и технических  нормативных   правовых  актов  правил  и  положений, непосредственно  регулирующих на практике архитектурную и  строительную деятельность.  Так, на законодательном уровне определяются термины, которые  всегда  широко применялись в архитектурно-строительной  деятельности,  но не  включались ранее в нормативные правовые  акты  (ст.1 нового Закона),  что не может быть воспринято   иначе   как  положительно.  Главой  3  («Разрешительная    документация     в     области    архитектурной,  градостроительной и строительной деятельности») и   другими  нормами  нового  Закона закрепляется  сложившийся   порядок     осуществления  архитектурно-строительной   деятельности,   ранее   регулировавшийся  ведомственными и техническими нормативными актами.       Подробнее  рассмотрим  одну  из  важнейших,  по  нашему мнению,  новелл  нового  Закона:  речь  идет  о  ст.56  «Инженерные  услуги в  строительстве».  В  развитие  положений  ст.704 Гражданского кодекса  Республики  Беларусь,  устанавливающей  право  заказчика по договору  строительного   подряда   привлекать   стороннее   лицо  -  инженера  (инженерную организацию) в целях осуществления контроля и надзора за  строительством и принятия от его имени решений во взаимоотношениях с  подрядчиком, новый Закон:       - во-первых, определяет  примерный  перечень  таких  услуг (п.1  ст.56),  а  именно  инженер  (инженерная  организация)  на основании  заключенного  с  заказчиком  договора  об  оказании инженерных услуг  обеспечивает:       оказание     услуг    заказчику    по    инженерно-техническому  сопровождению инвестиционного проекта;       своевременное целевое и обоснованное использование финансовых и  иных материальных ресурсов и имущества;       соблюдение сроков ввода в эксплуатацию объекта строительства;       выполнение иных функций, определенных заказчиком в соответствии  с законодательством и (или) договором;  - во-вторых,  устанавливает правило, согласно  которому инженер  (инженерная  организация)  может  быть наделен инвесторами функциями  заказчика   и   генерального   подрядчика   без   права   выполнения  строительно-монтажных работ собственными силами (п.2 ст.56).       Новый  Закон  позволяет  отказаться от сложившейся к настоящему  времени  схемы взаимодействия субъектов инвестиционной деятельности:  инвесторы  ->  заказчик  (застройщик)  -> (генеральный подрядчик) ->  субподрядчики  и  поставщики стройматериалов и конструкций, которая,  -> безусловно, обладает рядом  очевидных  недостатков,  связанных  с  невозможностью   осуществления   эффективного  контроля  за  работой  строительных  организаций,  что,  как  правило,  ведет  к  завышению  стоимости строительства и его удорожанию. Дело в том, что отчетность  строителей-подрядчиков   перед   заказчиком  о  выполненных  работах  чрезвычайно  сложна  и  довольно  объемна. Контроль за правильностью  составления   подрядчиком   актов  приемки  выполненных  работ  (так  называемая  «форма  2в»)  и  справок о стоимости выполненных работ и  затратах (форма 3) должен включать, например, проверку правомерности  включения  в  акты  видов  выполненных  работ  и  примененных  к ним  единичных расценок.       Например. Код и наименование вида работы: Е10-200-1. Устройство  перегородок:  из гипсокартонных листов с креплением к металлическому  каркасу, с однослойной обшивкой, толщиной 94 мм, без минераловатного  заполнения,  ПГМК-1.  Расценки:  за  выполнение данного вида работ в  объеме 100 кв.м следует  начислять (в  ценах  1991  г.):  заработную   плату -  548  руб. 95  коп.;  за  использование  в  работе  машин  и   механизмов - 15 руб. 14 коп.  Трудозатраты  на  выполнение работы по   нормативу   составляют   310,14   человеко-часов.  Всего   стоимость   выполнения работ - 1539 руб. 32 коп.       Таких  позиций в акте может быть неограниченное количество, как  и  самих актов  за  отчетный  период.  В  строительных  организациях  составлением  данной  документации  занимается,  как  правило, целый  отдел  (ПТО - производственно-технический отдел), в котором работают  квалифицированные  экономисты.  Исходя  из  ложных  представлений  о  возможных способах удешевления строительства, заказчик (инвестор) не  позволяет  себе  содержать  в  штате  необходимое число экономистов,  которые  могли  бы эффективно контролировать работу подрядчиков. Как  показывает  практика,  в  том  числе  практика работы контролирующих  органов и судов, «скупость» заказчика в таких случаях может обойтись  ему  довольно дорого: умело, как говорят строители, запроцентованные  (то  есть  включенные в акты) «дополнительные расходы» (или доходы?)  могут составлять 10-15% от всей стоимости строительных работ.       Положения  нового  Закона  (ст.56)  устанавливают правомерность  использования  в  строительстве  новой  по субъектному составу схемы  реализации   инвестиционного   проекта:   инвесторы   ->  инженерная  организация   ->  подрядчики.  При  этом  предполагается,  что  штат  инженерной   организации   состоит  из  работников,  компетентных  в  вопросах ценообразования в строительстве, а деятельность организации  осуществляется  ею на основании выданной Министерством архитектуры и  строительства лицензии.       Необходимо   отметить,  что  практика  привлечения  заказчиками  (инвесторами)  инженеров  (инженерных  организаций)  для контроля за  работой  строителей  в  единичных  случаях  имела место и раньше, но  повсеместного  распространения не получила в силу отсутствия четкого  и логичного обоснования стоимости услуг таких организаций.       Понятно,   что   стоимость   услуг   не   может   быть  твердой  (фиксированной):  в  этом  случае  исчезает  стимул  для организации  выполнять  максимально  большой  объем  работы.  Цена услуг также не  может   быть   привязана   к   результатам  работы,  например,  быть  установленной  в  виде  процента  от  стоимости выявленных завышений  строителями   объемов   работ   (такие   условия   неприемлемы   для  организации:  заведомо  неизвестно,  какими  будут  доходы  от такой  деятельности).  Поэтому на практике применялся, как правило, третий,  самый   бессмысленный   вариант:   размер   оплаты   услуг  инженера  устанавливался   в   процентном   отношении   от   стоимости  объема  выполненных  подрядчиками  и  принятых  заказчиками работ (например,  5-10%).  Это хорошая цена, и она, безусловно, стимулирует инженерную  организацию  «на  результат».  Но  в нужном ли направлении действует  такой  стимул? Логично предположить, что чем больше стоимость работ,  тем  больше  вознаграждение.  Поэтому,  на  наш взгляд, это неверный  метод стимулирования.       Таким  образом,  для  того  чтобы  в полной мере реализовать на  практике   положения   п.2   ст.56  нового  Закона,  обеспечить  его  востребованность,  необходимо  тщательно  продумать  и  закрепить на  уровне  нормативного  правового  акта вопросы формирования стоимости  услуг, оказываемых инженерными организациями.     27.12.2004 г.     Михаил Грищенко, юрист     Журнал «Юрист» № 1, 2005 г.