Судебная практика: Доказательство доказательству рознь Onliner

Судебная практика: Доказательство доказательству рознь

              ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ДОКАЗАТЕЛЬСТВУ РОЗНЬ          Одним  из  базовых  принципов  судопроизводства в хозяйственном  суде  является  принцип  состязательности. Как следует из содержания  данного  принципа,  каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать  те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих  требований    и    возражений,    если    иное    не   предусмотрено  законодательством.       Согласно    ст.83    Хозяйственного   процессуального   кодекса  Республики  Беларусь  (ХПК)  доказательствами  являются полученные в  соответствии  с  ХПК  и  иными  законодательными актами сведения, на  основании   которых  хозяйственный  суд  устанавливает  наличие  или  отсутствие   обстоятельств,   имеющих   значение   для   правильного  разрешения дела.       К письменным доказательствам относятся акты, договоры, справки,  товарно-транспортные   накладные,   деловая   корреспонденция,  иные  документы  и  материалы,  содержащие  сведения  об  обстоятельствах,  имеющих значение для дела, в том числе выполненные в форме цифровой,  графической записи, полученные посредством факсимильной, электронной  или   другой   связи  либо  иным  способом,  позволяющим  установить  достоверность документа.       Представляемые  в  хозяйственный  суд документы, подтверждающие  совершение  юридически  значимых  действий,  должны  соответствовать  требованиям,   установленным  для  этого  вида  документов.  Никакие  доказательства    не   имеют   для   хозяйственного   суда   заранее  установленной   силы.   Хозяйственный   суд  оценивает  относимость,  допустимость,  достоверность каждого доказательства в отдельности, а  также   достаточность   и   взаимную   связь   доказательств   в  их  совокупности.       Доказательство признается хозяйственным судом достоверным, если  в    результате    его    исследования,    сопоставления  с  другими  доказательствами  суд  установит,  что  содержащиеся  в нем сведения  соответствуют действительности.       В   качестве   примера   оценки  доказательств  приведем  дело,  рассмотренное хозяйственным судом Гродненской области.       Предприятие  «А»  отгрузило  по договору поставки от 26.04.2005  обществу  «Б»  товар  на  общую  сумму  12 466 464 руб. Общество «Б»  расчеты за поставленный товар произвело, однако допустило просрочку.  За  просрочку  оплаты товара договором предусмотрена уплата штрафа в  размере  5%  от  суммы  просроченного  платежа, пени в размере 1% от  суммы  просроченного платежа за каждый день просрочки и процентов за  пользование  чужими  денежными средствами, которые рассчитываются по  правилам  ст.366  Гражданского  кодекса  Республики Беларусь (ГК). С  учетом   данных   обстоятельств   предприятие   «А»   обратилось   в  хозяйственный   суд  Гродненской  области  с  иском  о  взыскании  с   общества  «Б»  суммы  штрафа,  пени, процентов за пользование чужими   денежными средствами и расходов по оплате государственной пошлины.       В  судебном  заседании  общество  «Б» представило отзыв на иск,  ксерокопию  факсовой  копии договора поставки, содержащую оговорку о  том,  что  договор  подписан  с  протоколом разногласий, и подлинник  протокола  разногласий,  согласно  которому  ставка пени по договору  уменьшена  до  размера  ставки  рефинансирования Национального банка  Республики Беларусь, действующей на день исполнения обязательства. В  связи  с  этим общество «Б» просило суд при расчете пени исходить из  условий  договора поставки в редакции протокола разногласий, то есть  рассчитывать  пеню по ставке рефинансирования. Кроме того, в связи с  явной   несоразмерностью  штрафных  санкций  последствиям  нарушения  обязательства общество «Б» просило суд уменьшить их суммы.       Предприятие  «А»  представило суду подлинник договора поставки,  не   содержащий   в   конце  текста  оговорки  о  наличии  протокола  разногласий к договору. Представители предприятия «А» пояснили суду,  что  о  наличии  протокола разногласий им неизвестно и у предприятия  нет  договора  в  той  редакции, факсовую копию которой общество «Б»  передало  суду. Предприятие «А» просило суд не принимать во внимание  доводы  общества  «Б»  и представленные им документы, основываясь на  следующем.       В  тексте  представленной  обществом «Б» факсовой копии имеется  отметка о том, что она получена  по  факсу  04.04.2005  в  16.40  от    предприятия  «А»  с  номера  его   телефона-факса.  Предприятие  «А»    передало   суду  расшифровку  телефонных  звонков,   полученную   от    РУП  «Белтелеком», из  которой усматривается, что 04.04.2005 в 16.36    имело место телефонное соединение с  его  номера  телефона-факса  на   номер    телефона-факса   общества   «Б».  Наличие   такого   номера    телефона-факса   и   принадлежность   его   обществу   «Б»  в   суде   подтверждена.  Длительность  соединения  составила  12  минут. Время  отправки  факса в 16.40, указанное в тексте факсовой копии договора,  с  учетом  длительности соединения практически совпадает со временем  соединения,   указанным  в  расшифровке  телефонных  звонков.  Таким  образом,   04.04.2005   в  16.40  предприятие  «А»,  имея  намерение  заключить с обществом «Б» договор, направило последнему по факсу для  согласования  и  заполнения  соответствующих  граф  проект  договора  поставки,   то   есть   в  гражданско-правовом  смысле  -  оферту  с  содержащимися в ней условиями.       Согласно  ст.405  ГК офертой признается адресованное одному или  нескольким   конкретным   лицам   предложение,   которое  достаточно  определенно  и  выражает  намерение  лица,  сделавшего  предложение,  считать  себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято  предложение. Оферта должна содержать существенные условия договора.       В  соответствии  с  п.1  ст.395  ГК  договор  вступает в силу и  становится   обязательным  для  сторон  с  момента  его  заключения.  Акцептом  признается  ответ  лица,  которому адресована оферта, о ее  принятии (ст.403 ГК). Акцепт должен быть полным и безоговорочным, то  есть  волеизъявление  акцептанта  (общества  «Б»)  должно  полностью  совпасть с волеизъявлением оферента (предприятия «А»).       Статьей  413  ГК  предусмотрено, что ответ о согласии заключить  договор  на  иных  условиях,  чем  предложено  в оферте, не является  акцептом.  Такой ответ признается отказом от акцепта и в то же время  новой офертой.       Таким   образом,  при  наличии  протокола  разногласий  договор  поставки   нельзя   считать  заключенным.  Обмен  факсимиле  являлся  преддоговорной   перепиской   сторон.  В  соответствии  с  условиями  подлинного  договора вся переписка и переговоры, ранее имевшие место  между сторонами, после заключения настоящего договора теряют силу.       Общество  «Б» отрицало получение договора по факсу 04.04.2005 и  утверждало,  что  он  был  получен  тогда,  когда  и был подписан, -  26.04.2005. Однако доказательств этого не представило.       Кроме  того,  общество  «Б»  не  привело доказательств передачи  предприятию  «А»  подписанного  экземпляра факсовой  копии  договора   и   протокола  разногласий   от    26.04.2005.   В    представленном   предприятием «А» подлиннике договора поставки,  на  котором  указана   дата  заключения  26.04.2005,  не  содержится  оговорки  о   наличии   протокола разногласий.       В    соответствии    с    п.2.3.8   Примерной   инструкции   по  делопроизводству  в министерствах, госкомитетах и других центральных  органах  управления,  учреждениях,  организациях  и  на предприятиях  Республики  Беларусь,  утвержденной  приказом  Комитета по архивам и  делопроизводству  Республики  Беларусь  от  23.05.1995 № 13 (далее -  Инструкция),   при  наличии  к  документу  приложений  после  текста  (отдельным реквизитом) помещается отметка о приложении.       В   тексте   факсовой   копии  договора  в  месте  для  подписи  представителя   общества  «Б»  имеется  только  оговорка  о  наличии  протокола  разногласий,  а  подпись  отсутствует,  в  то время как в  преамбуле  договора указано, что он подписан от имени общества «Б» в  лице директора Ш., действующего на основании устава.       На  подлиннике договора есть подпись директора общества «Б» Ш.,  и этот факт им в ходе судебного заседания не отрицался.       Согласно  ст.49  ГК  юридическое  лицо  приобретает гражданские  права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы,  действующие  в  соответствии  с  законодательством  и учредительными  документами.       Статьей  17 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII  «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью  и  обществах  с  дополнительной  ответственностью»  (далее  - Закон)  определено,   что   управление   обществом   осуществляют   собрание  участников  общества  и  дирекция  (директор) общества, а в случаях,  предусмотренных  законодательством или уставом общества, правление и  другие  органы,  создаваемые  обществом.  Наименование,  компетенция  органов управления определяются уставом общества.       Согласно   ст.21  Закона  директор  общества  без  доверенности  действует  от  имени общества, представляет его интересы, в пределах  своей компетенции распоряжается имуществом общества в соответствии с  его  уставом, заключает договоры, выдает доверенности и осуществляет  иные полномочия.       Таким  образом,  общество  «Б» приобрело права и обязанности по  договору   после   подписания  его  директором  Ш.,  а  его  подпись  содержится только на подлиннике договора.       Доказательств  передачи  кому-либо  из сотрудников общества «Б»  полномочий  на  подписание  договора  с предприятием «А» ответчик не  представил.       В  день  подписания договора (26.04.2005) директор общества «Б»  находился  в  зарубежной  командировке,  что  подтвердилось  в  ходе  судебного  разбирательства,  поэтому,  по  утверждению представителя  общества  «Б», подписать договор в данный день он не мог. Однако то,  что   подлинник  договора  подписан  директором  общества  «Б»,  его  представитель не отрицал.       Из  пояснений  представителей  предприятия  «А»  следовало, что  подлинник  договора  подписывался  после  отгрузки  товара, но когда  точно, неизвестно.       Причиной  подписания договора «задним числом» как раз и явилось  нахождение  директора  общества «Б» в командировке. Однако поскольку  товар  требовался  срочно,  его  отгрузили  до  заключения договора.  Учитывая   это,   подлинник   договора  был  подписан  только  после  возвращения   директора   общества   «Б»  из  командировки,  что  не  противоречит  ст.395  ГК.  Согласно  п.2  ст.395  ГК  стороны вправе  установить,  что  условия заключенного ими договора применяются к их  отношениям, возникшим до заключения договора.       В  соответствии  с п.2.3.10 Инструкции в состав подписи входят:  наименование  должности  лица,  подписывающего  документ, его личная  подпись  и  ее  расшифровка  -  инициалы  и  фамилия.  При временном  замещении   должностных  лиц,  отсутствующих  в  связи  с  болезнью,  командировкой   или  по  другим  причинам,  подпись  оформляется  по  образцу: «И.о. (или зам.) директора. Личная подпись. И.О.Фамилия».       Расшифровка подписи должна соответствовать фамилии должностного  лица,   подписавшего   документ,   и   его   фактической  должности.  Представленная  обществом  «Б» ксерокопия факсовой копии договора не  содержит  указанных  реквизитов.  Это  дало суду основание полагать,   что   волеизъявление  общества  «Б»   на   заключение   договора   с   предприятием «А» на предложенных им  условиях было выражено только в   подлинном  экземпляре  договора,  подписанном  руководителями  обоих   предприятий.       На  факсовой  копии  договора,  представленной  обществом  «Б»,  имеется  чья-то  подпись  (чья  -  неизвестно),  а рядом с ней штамп  предприятия  «А»  «Для  документов».  Каким  образом на данной копии  появился   оттиск   штампа,   также  неизвестно,  и  установить  это  невозможно.  Наличие на копии штампа не делает ее надлежащим образом  заверенной.       В   соответствии   с   п.2.3.16  Инструкции  организация  может  засвидетельствовать копии только тех документов, которые создаются в  самой  организации.  Как  уже указывалось, факсовой копии договора с  оговоркой  «с  протоколом разногласий» у предприятия «А» не имелось.  Копия, снятая с документа, должна воспроизводить все реквизиты этого  документа   с  воспроизведением  полного  бланка  подлинника.  Копии  документов  должны  иметь  заверительную  отметку, проставляемую под  реквизитом  «Подпись», которая должна содержать: надпись «Верно» или  «Копия  верна»,  наименование должности лица, ее проставляющего, его  личную  подпись  с  расшифровкой.  При  пересылке  копии документа в  другие  организации  или  передаче  ее на руки заверительную подпись  удостоверяют гербовой печатью.       Кроме того, представленная обществом «Б» ксерокопия не заверена  самим обществом.       К  тому же дата проставления подписи и штампа на копии договора  не  указана. Таким образом, они могли быть проставлены до заключения  договора (подписания подлинника).       Общество  «Б»  не  представило  суду  оригинала  факсовой копии  договора. Учитывая, что факс исходил от предприятия «А», подписанный  обществом  «Б»  экземпляр  факса  с  оговоркой, содержащий подлинные  подпись и печать, должен был находиться у общества.       Предприятие  «А» представило суду ксерокопию договора, снятую с  представленной  обществом  «Б»  факсовой  копии,  которая  полностью  воспроизводит   ее   текст   и  содержит  подлинный  (синий)  оттиск  «гербовой»  печати  общества  «Б».  Однако на этой копии в месте для  подписи  от  имени  общества  «Б»  имелась  чья-то  подпись, которая  визуально  не  была похожа на подпись его директора Ш., но похожа на  одну  из  подписей,  имеющихся в представленной обществом «Б» копии.  Копия,  переданная  суду предприятием «А», содержала оттиск штампа с  визами сотрудников общества «Б», но в ней не было оговорки о наличии  протокола разногласий к договору.       На  протоколе  разногласий  в  месте  для  подписи «Покупатель»  стояла  чья-то  подпись  от имени общества «Б», которая визуально не  была похожа на подпись его директора Ш., и подлинный оттиск печати.       В  месте  для подписи «Поставщик» имелась чья-то подпись (чья -  неизвестно),   поставленная   якобы   от  имени  предприятия  «А»  и  заверенная  штампом  предприятия «А» «Для документов». В то же время  подлинный  договор  подписан  директором  предприятия «А» и скреплен  печатью  предприятия. Полномочий на подписание каких-либо документов  с обществом «Б» директор предприятия «А» никому не давал.       В  соответствии  с  п.2.3.13 Инструкции на документы, требующие  удостоверения   их   юридической  силы,  ставится  гербовая  печать.  Проставление  печати  необходимо во всех случаях удостоверения прав,  свобод  и обязанностей юридических лиц, а также при санкционировании  расходования денежных средств и материальных ценностей.       Таким  образом,  суд  пришел  к выводу, что именно в подлиннике  договора  в  той редакции, в которой он подписан, выражена последняя  воля   сторон,   направленная   на   приобретение  взаимных  прав  и  обязанностей  на  содержащихся  в  нем  условиях.  А  представленные  обществом   «Б»   ксерокопия  факсовой  копии  договора  и  протокол  разногласий   являются  преддоговорной  перепиской  сторон,  которая  утратила   силу   после  подписания  сторонами  подлинника  договора  26.04.2005.  Поэтому с общества «Б» должна была быть взыскана пеня в  размере, установленном в подлиннике договора.       Суд  по окончании исследования доказательств по настоящему делу  предложил  сторонам  урегулировать  спор  путем  заключения мирового  соглашения.       В результате, учитывая погашение суммы основного долга, наличие  подлинника  договора,  устанавливающего значительный размер штрафных  санкций,   имея   намерение   сохранить   в  дальнейшем  партнерские  отношения,   стороны   заключили  мировое  соглашение  на  следующих  условиях:  общество  «Б»  уплачивает  предприятию «А» в определенный  срок  полностью  сумму  штрафа  за просрочку оплаты, предусмотренную  договором,  проценты  за  пользование  чужими  денежными средствами,  расходы  по  уплате госпошлины, а также уменьшенную предприятием «А»  на  70% сумму неустойки. А предприятие «А» отказывается от остальных  требований.       Мировое соглашение утверждено судом.       В заключение хотелось бы привести суждение английского философа  Джона  Локка:  «Тот,  кто  желает  знать, должен обнаружить истину и  основание, на котором она покоится, опираясь на связь доказательств;  поэтому,  если  он  из-за  торопливости  перескочил через то, что он  должен был исследовать, ему приходится возвращаться обратно к началу  и пересмотреть все заново, ибо иначе он никогда не придет к истине».     28.11.2005 г.     Сергей Кулаковский, судья хозяйственного суда Гродненской области  Наталья Ребеко, юрист     Журнал «Юрист» № 1, 2006 г.     Для более детального изучения см.: 1. Комментарий                                     2. Пособие     От редакции: Закон Республики Беларусь от 09.12.1992 «Об акционерных  обществах, обществах  с ограниченной  ответственностью и обществах с  дополнительной  ответственностью»  на  основании  Закона  Республики  Беларусь от 10.01.2006 № 100-З изложен в новой редакции.       С 3 ноября 2006 г. в Гражданский кодекс Республики  Беларусь от  07.12.1998  № 218-3  на  основании  Закона  Республики  Беларусь  от  20.07.2006 № 160-З внесены изменения и дополнения.