Помощь: Порядок распоряжения общей совместной собственностью

Помощь: Порядок распоряжения общей совместной собственностью супругов

ПОРЯДОК РАСПОРЯЖЕНИЯ ОБЩЕЙ СОВМЕСТНОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ СУПРУГОВ

До принятия Закона РБ «О внесении изменений и дополнений в Гражданский кодекс Республики Беларусь» от 20.07.2006 № 160-З (далее — Закон № 160-З) гражданское законодательство РБ (пп.2 и 3 ст.256 Гражданского кодекса РБ (далее — ГК РБ)) исходило из безусловного правила, согласно которому распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех сособственников, которое предполагается независимо от того, кем из сособственников была совершена сделка по распоряжению имуществом. При этом каждый из сособственников общей совместной собственности вправе лично совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекало из соглашения между сособственниками. Причем совершенная одним из сособственников сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию второго сособственника по мотивам отсутствия у сособственника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом (ст.175 ГК РБ).

Таким образом, белорусский законодатель исходил (и по большинству сделок исходит и после принятия Закона № 160-З) из того, что каждый из сособственников общей совместной собственности, по существу, может распоряжаться общим имуществом по своему усмотрению. То есть для совершения сделок по распоряжению общим имуществом не требуется наличия письменного волеизъявления всех сособственников; оно, как указывает законодатель, предполагается, значит, даже если в действительности сособственник не согласен с действиями другого сособственника, признать недействительной сделку достаточно тяжело, так как в этом случае необходимо каким-то образом доказать, что вторая сторона в сделке знала или должна была знать об отсутствии согласия между сособственниками. Причем белорусский гражданский законодатель рассматривал указанный принцип в качестве универсального, т.е. не предусматривал никаких изъятий из него в отношении каких-либо видов имущества.

В настоящее время общая совместная собственность — это режим имущества, который может быть установлен исключительно в отношении имущества, нажитого супругами во время брака. Причем указанный режим рассматривается в качестве законного режима имущества супругов, который может быть изменен путем заключения между супругами договора (в частности, но не исключительно, брачного договора). Договорной же режим имущества супругов может исходить из отсутствия у супругов общего имущества и наличия у них исключительно личного имущества, либо, по нашему мнению, возможно в рамках договорного режима заменить режим общей совместной собственности на режим общей долевой собственности. Вместе с тем необходимо учитывать, что имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также полученное одним из супругов во время брака в дар или по наследству, доходы (плоды) от указанного имущества, а кроме того, вещи индивидуального пользования каждого из супругов (за исключением драгоценностей и других предметов роскоши) являются личной собственностью соответствующего супруга.

Таким образом, законодатель, если вернуться к сути общей совместной собственности, подчеркивает близость сособственников и в отличие от общей долевой собственности, участниками которой являются, как правило, лица, не связанные между собой никакими иными узами кроме определенных имущественных взаимоотношений, не требует обязательного волеизъявления всех сособственников вовне для совершения сделки по распоряжению общим имуществом.

Иными словами, муж или жена, если базироваться исключительно на нормах ГК РБ, могли продать индивидуально абсолютно все принадлежащее им имущество, включая автомобиль, квартиру (дом), предпринимательский комплекс и т.д. И для того чтобы признать указанную продажу недействительной, если базироваться на первоначальной редакции ст.256 ГК РБ, необходимо, например, одному из супругов, который опасается действий второго, публиковать раз в квартал в одной из республиканских газет сообщение о том, что он не давал никакого согласия второму супругу на отчуждение любого вида их общего имущества, а затем, если все-таки супруг совершал сделку купли-продажи такого имущества, доказывать в суде, что контрагент такого супруга (покупатель) знал или должен был знать об отсутствии согласия второго супруга на продажу имущества, так как он читает или должен читать республиканские газеты. Все это создавало и создает в настоящее время определенные трудности, связанные с распоряжением совместным имуществом.

Однако, несмотря на положения ГК РБ, иные законы и подзаконные акты корректировали указанную выше позицию.

Часть третья п.20 постановления Пленума Верховного Суда РБ от 22.06.2000 № 5 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» предусматривает, что если при рассмотрении требования о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, будет установлено, что один из них произвел отчуждение такого имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Кроме того, ранее действовавшая Инструкция о порядке совершения нотариальных действий, связанных с общей совместной собственностью граждан, утвержденная Минюстом РБ 28.04.1995 № 3-н, предусматривала, что нотариусы, в случае если они удостоверяли сделку, например, по купле-продаже доли в уставном фонде общества с ограниченной ответственностью, относящегося к общей совместной собственности супругов, в обязательном порядке должны истребовать письменное согласие второго супруга на совершение такой сделки первым супругом. Необходимо отметить, что даже после отмены указанной Инструкции в связи с принятием нового Закона о нотариате нотариусы не прекратили требовать письменного согласия второго супруга на совершение первым супругом сделки по распоряжению общим имуществом, хотя никаких правовых оснований для этого не существовало (примечание).

Иной подход к рассматриваемым отношениям установлен и Законом РБ от 22.07.2002 № 133-З «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним» (далее — Закон № 133-З). В п.2 ст.58 Закона № 133-З предусмотрено, что государственная регистрация перехода и прекращения права общей совместной собственности на недвижимое имущество возможна на основе заявления всех сособственников, если соглашением или законодательством не установлено иное. Таким образом, Законом № 133-З, на наш взгляд, абсолютно правильно введена дополнительная защита в отношении отчуждения одним из супругов недвижимого имущества, в частности, квартиры или дома, находящегося в общей совместной собственности супругов, а также требование о наличии письменного заявления, т.е. волеизъявления вовне обоих супругов.

Причем следует подчеркнуть, что применительно к предпринимательскому обороту указанное положение Закона № 133-З относится к имуществу, находящемуся на балансе унитарного предприятия, учрежденного физическим лицом, находившимся на момент создания такого унитарного предприятия в браке и внесшим вклад в уставный фонд за счет общего имущества супругов.

Или даже рассматриваемое положение Закона № 133-З может относиться к имуществу унитарного предприятия, если на момент его учреждения физическое лицо не находилось в браке и внесло первоначальный вклад в уставный фонд унитарного предприятия за счет своего личного имущества, однако впоследствии в уставный фонд унитарного предприятия был внесен еще один вклад, по стоимости не меньше первоначального, но уже за счет общего имущества данного лица и его супруга. Сказанное объясняется тем, что на основании п.2 ст.259 ГК РБ имущественный комплекс унитарного предприятия может быть признан общей совместной собственностью супругов в силу того, что имущество каждого из супругов может признаваться их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества. Исходя из изложенного можно признать, что в рассматриваемой ситуации имущественный комплекс унитарного предприятия значительно увеличился в стоимости за счет общего имущества супругов.

Нельзя забывать и о том, что если отчуждается, например, здание или сооружение, находящееся на балансе указанного выше унитарного предприятия, то исходя из Закона № 133-З и п.3 ст.276 ГК РБ согласие на отчуждение такого здания или сооружения должен дать не только учредитель, но и супруг учредителя.

Однако комментируемое положение Закона № 133-З до принятия Закона № 160-З не должно было применяться, так как в силу п.2 ст.3 ГК РБ и Закона РБ «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» в случае, если нормы гражданского права расходятся с нормами ГК РБ, действует ГК РБ, потому что нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РБ.

Закон же № 160-З ликвидировал указанное противоречие путем дополнения п.2 ст.256 ГК РБ положением о том, что правило о распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности, с предполагаемым согласием всех сособственников, независимо от того, кем из них совершена сделка по распоряжению имуществом, не распространяется на недвижимое имущество, для распоряжения которым необходимо письменное согласие всех участников совместной собственности.

Итак, ГК РБ в новой редакции не позволяет одному из супругов самостоятельно распорядиться общим недвижимым имуществом, однако, по нашему мнению, указанное правило желательно было бы распространить на сделки с любым имуществом, которые требуют регистрации или нотариального удостоверения (в Семейном кодексе РФ письменное волеизъявление обоих супругов требуется в отношении имущества или сделок, подлежащих регистрации).

10.11.2006 г.

Ян Функ, кандидат юридических наук, доцент,

Председатель Международного арбитражного суда

при Белорусской торгово-промышленной палате

Журнал «Главный Бухгалтер. ГБ» № 42, 2006 г.

Примечание. Постановлением Минюста РБ от 23.10.2006 № 63 утверждена Инструкция о порядке совершения нотариальных действий, которая вступит в силу после ее официального опубликования. — Прим.ред.

От редакции: С 1 января 2007 г. в Инструкцию о порядке совершения нотариальных действий, утвержденную постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 23.10.2006 № 63, на основании постановления Министерства юстиции Республики Беларусь от 18.12.2006 № 86 внесены дополнения и изменения.