Комментарий к Указу Президента Республики Беларусь от 15.08.2005 № 373 «О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории Республики Беларусь» (часть 1)

   см. Продолжение             КОММЕНТАРИЙ К УКАЗУ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ      ОТ 15.08.2005 № 373 «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРОВ       И ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ»          Указом  Президента РБ от 15.08.2005 № 373 «О некоторых вопросах   заключения  договоров  и  исполнения   обязательств  на   территории   Республики  Беларусь» (далее - Указ № 373) уточняется  регламентация   отдельных видов  обязательственных отношений  в  белорусском  праве:   ряда договоров (и иных сделок) и непосредственно самих обязательств.       Указ  №  373  распространяет  свое  действие  на  организации и  индивидуальных     предпринимателей,    тем    самым    законодатель  предусматривает,   что  не  только  юридические  лица  ограничены  в  определенных действиях в соответствии с рассматриваемым Указом, но и  организации,  не  обладающие  правами  юридического  лица (например,  определенные  государственные  органы), также не вправе осуществлять  действия,    запрещенные   Указом   №   373.   Комментируемый   Указ  распространяется     как    на    организации    и    индивидуальных  предпринимателей   Республики   Беларусь,   так   и  на  иностранные  юридические   лица   и   иные   организации,   а  также  иностранных  коммерсантов,   если   они  осуществляют  действия,  предусмотренные  Указом, на территории Республики Беларусь.                       Сфера действия Указа № 373          Рассматривая  положения  Указа № 373 и те новации, которые были  им   внесены,   прежде   всего   необходимо   уточнить,   на   какие  взаимоотношения распространяет свое действие данный Указ.       И  в  названии  Указа  №  373,  и  в абзаце первом части первой  подп.1.1  отмечается, что Указ № 373 распространяет свое действие на  заключение   договоров   и  исполнение  обязательств  на  территории  Республики Беларусь. Следовательно, возникает вопрос: регламентирует  ли  Указ  №  373 отношения только на территории Республики Беларусь,  т.е.  прежде  всего  в рамках заключения и исполнения так называемых  «национальных»  договоров,  или  положения  Указа  также  регулируют  внешнеэкономические  (внешнеторговые)  договоры с участием субъектов  Республики  Беларусь и в случаях, если они совершаются и исполняются  вне пределов территории Республики Беларусь?       Однозначный   ответ   на  данный  вопрос  дать  нельзя.  Однако  необходимо   отметить,  что  применительно  к  экономике  Республики  Беларусь  нормы Указа № 373 «интересны» не только в рамках отношений  между  субъектами  Республики  Беларусь,  но  и  в  рамках отношений  белорусских субъектов с иностранными лицами.       Внешнеэкономические сделки и обязательства в силу ст.1124 ГК РБ  («стороны  договора  могут при заключении договора или в последующем  избрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению  к   их   правам  и  обязанностям  по  этому  договору,  если  это не  противоречит    законодательству»)   могут   регламентироваться   не  законодательством Республики Беларусь, а иностранным правом. Поэтому  ограничения,  которые  устанавливаются  в  Указе  №  373,  могут  не  распространяться  на  внешнеэкономические  сделки,  но  только в том  случае,  если  данные  ограничения  рассматривать  как  ограничения,  относящиеся   не  к  правоспособности  белорусских  субъектов,  а  к  содержанию  сделки. Поскольку в силу положений ГК РБ о международном  частном  праве правоспособность лица регулируется его личным законом  (ст.1103,  1111),  т.е.  законодательством  Республики  Беларусь - в  отношении  лица  Республики  Беларусь,  а содержание сделки может не  регулироваться правом Республики Беларусь (ст.1124, 1125).       Однако   ст.1100   ГК  РБ  указывает,  что  возможность  выбора  сторонами  применимого  права  и  регламентации  внешнеэкономической  сделки  иным  по  сравнению  с законодательством Республики Беларусь  правом не затрагивает действия императивных норм (примечание)  права   Республики   Беларусь,   регулирующих    соответствующие   отношения   независимо от подлежащего применению права.       Исходя из изложенного, вполне возможно, что при правоприменении  нормы  Указа  №  373  будут  рассматриваться  как императивные и при  осуществлении   определенных   действий   за   пределами  Республики  Беларусь,  но  с  участием  белорусских субъектов, а раз так, то вне  зависимости   от   права   внешнеэкономической   сделки  белорусские  субъекты,   участвующие   в   таких   сделках,   будут  «ограничены»  рассматриваемым законодательным актом. Окончательный ответ на данный  вопрос может дать Правительство РБ.                         Период действия Указа № 373          Указ  № 373 носит временный характер: ограничения данного Указа  установлены на период с 1 августа 2005 г. по 31 декабря 2008 г.       При  этом  нельзя  не  отметить,  что,  несмотря на то что Указ  принят   15   августа   2005   г.,   он  приобрел  обратную  силу  и  распространяет  свое  действие  на  отношения,  которые  возникли  с  1 августа 2005 г.       Однако  необходимо указать, что в соответствии с подп.1.3 Указа  №  373  договоры  и  обязательства,  заключенные  (но не обязательно  начаты  исполнением)  до  вступления  в  силу  Указа,  исполняются в  порядке,   установленном  законодательством,  действовавшим  до  дня  вступления  в  силу Указа, в течение не более одного года, без права  продления  срока  их  действия.  Тем  самым  законодатель Республики  Беларусь   не  потребовал,  как  это  предусмотрено  ст.392  ГК  РБ,  приведения уже заключенных договоров в соответствие с вновь принятым  законодательным актом.       Таким  образом, ранее заключенные договоры еще в течение одного  года  со  дня вступления в силу Указа № 373 (т.е. до 31 июля 2006 г.  включительно)  могут исполняться на условиях, предусмотренных такими  договорами.                     Запрет на совершение договоров мены          Абзац  второй части первой подп.1.1 Указа № 373 предусматривает  запрет  на  заключение  на  территории Республики Беларусь договоров  мены,   тем  самым  в  указанный  период  договоры  мены  признаются  незаконными.       В  соответствии  со  ст.538  ГК  РБ  по договору мены каждая из  сторон  обязуется передать в собственность другой стороне один товар  в   обмен   на   другой.   При   этом  к  договору  мены применяются  соответственно  правила  о  купле-продаже,  причем  каждая из сторон  признается  продавцом  товара,  которой  она  обязуется  передать, и  покупателем товара, который она обязуется принять в обмен.       Следовательно, исходя из буквального толкования Указа № 373, он  устанавливает  запрет  лишь на обмен товара на товар, но не на обмен  товара  на  работу  (подряд),  товара  на  услугу, работы на работу,  услуги  на  услугу,  товара  на  передачу  имущества  в  пользование  (аренду),  передачу  имущества в пользование на передачу имущества в  пользование. Указанный вывод объясняется тем, что описанные договоры  не   являются   договором   мены,  так  как  понимает  этот  договор  гражданское законодательство Республики Беларусь.       Договоры,  которые  будут  иметь  описанный в предыдущем абзаце  предмет,  относятся к так называемым непоименованным договорам, т.е.  договорам,  чьи  условия не урегулированы в законодательстве, однако  данные договоры также могут совершаться белорусскими субъектами. Это  объясняется  тем,  что  в  соответствии  с  подп.1  п.1  ст.7  ГК РБ  гражданские  права  и обязанности могут возникать как из договоров и  иных сделок, предусмотренных законодательством, так и из договоров и  иных  сделок,  хотя  и  не  предусмотренных законодательством, но не  противоречащих    ему.    Тем    самым   белорусский   законодатель,  солидаризируясь  с  общемировым  подходом,  указывает  на  то, что и  белорусская   правовая   система   не   содержит  закрытого  перечня  договорных обязательств (обязательственных прав).       К   не  поименованным  в  праве  Республики  Беларусь  сделкам,  используемым   активно  в  имущественном  обороте  иных  стран  и  в  международном  торговом  обороте,  относятся, в частности, агентский  договор  (договор агентирования) или, например, договор консигнации.  Причем,   по   нашему  мнению,  такие  договоры  могут  совершать  и  белорусские  субъекты, при этом не только во внешнеторговом обороте,  но  и  в  национальном  обороте, т.е. во взаимоотношениях с участием  лишь белорусских лиц.       Непоименованными  договорами  в праве Республики Беларусь также  являются  смешанные  договоры,  общее  определение  которых дается в  гражданском  законодательстве. В соответствии с п.2 ст.391 ГК РБ под  смешанным   договором   понимается  договор,  в  котором  содержатся  элементы  различных  договоров,  предусмотренных  законодательством.  Причем  к  отношениям  сторон  по  смешанному договору применяются в  соответствующих   частях   правила  о  договорах,  элементы  которых  содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения  сторон  или  существа смешанного договора. Следовательно, в качестве  одного  из видов смешанных договоров можно указать на договор обмена  товара  на  услуги  либо  договор обмена работы на товар. При этом к  части   данного   договора,  связанной  с  поставкой  товара,  будут  применяться  условия  договора купли-продажи, а к части, связанной с  выполнением  работ  или  оказанием  услуг,  - соответственно условия  договора подряда или договора возмездного оказания услуг. Однако, на  наш  взгляд,  подобный  договор,  безусловно, нельзя отождествлять с  договором  мены,  так как еще раз обращаем  внимание,  что  согласно   ГК РБ (п.1 ст.538) под  последним  понимает договор, в силу которого  каждая  из  сторон обязуется передать в собственность другой стороне  один товар в обмен на другой.       В   то   же  время  для  подобного  толкования  рассматриваемых  отношений   желательно,   как  отмечено  выше,  наличие  разъяснения  Правительства Республики Беларусь, так как контрольные органы вполне  могут   расширительно   толковать  понятие  «договор  мены».  (Хотя,  возможно,  рассмотренные  в  настоящей  части  виды  договоров будут  контрольными  органами  отнесены  не  к  абзацу второму части первой  подп.1.1  Указа № 373, а к абзацу третьему данной части. Но по этому  поводу надо сказать, что рассматриваемые договоры по своей природе и  не  предусматривают  «поступление  в  установленном порядке денежных  средств организации, индивидуальному предпринимателю».)                 Запрет на прекращение обязательства новацией           Абзац  второй  части  первой подп.1.1 Указа № 373 устанавливает  запрет  на прекращение обязательств по возмездным договорам новацией  без поступления в установленном порядке денежных средств организации  или индивидуальному предпринимателю.       В  соответствии  же  со  ст.384  ГК  РБ под новацией понимается  прекращение    обязательства    соглашением    сторон    о    замене  первоначального  обязательства,  существующего  между  ними,  другим  обязательством  между теми же лицами, предусматривающим иной предмет  или  способ  исполнения.  Тем  самым  в  белорусском  праве  новация  определяется    исключительно    через    замену   одного   предмета  обязательства  на другой, одного способа исполнения на другой, но не  как  замена  одного  вида  обязательственных  отношений  на  другой,  например замена договора купли-продажи договором займа и даже замену  договора  купли-продажи  договором  обмена товара на работу (услугу,  товар), о которой, скорее всего, и идет речь в Указе № 373.       Исходя  из  изложенного,  в случае внесения изменений в договор  купли-продажи  таким  образом,  что  он  становится договором обмена  товара  на  работу  (услугу),  можно  говорить  о том, что указанное  действие  не  является  новацией,  так как не относится к ней в силу  права  Республики  Беларусь. Однако в этом случае контрольные органы  могут   либо  признать  рассматриваемую  сделку  не  соответствующей  законодательству,   по   причине   того  что  она  не  предусмотрена  законодательством  (хотя  в  этом  случае  можно  возразить, так как  запрет  на  такие  сделки  также не установлен), либо «расширительно  истолковать»  понятие  новации  и  определить  указанную  сделку как  новацию.       Кроме  того,  необходимо  отметить, что Указ № 373 предусмотрел  запрет   на   новацию  исключительно  по  возмездным  договорам  вне  зависимости от вида таких договоров.       В  соответствии  же  со  ст.393  ГК РБ под возмездным договором  понимается  договор,  в  силу которого сторона должна получить плату  или  иное  встречное предоставление («удовлетворение») за исполнение  своих  обязанностей,  т.е.  за передачу имущества, выполнение работ,  оказание услуг, передачу денег и т.д.       Безвозмездным  же  признается договор, по которому одна сторона  обязуется  предоставить  что-либо  другой  стороне,  т.е.  исполнить  определенную  обязанность  в пользу другой стороны, без получения от  нее платы или иного встречного предоставления. В предпринимательском  имущественном   обороте,   как   правило,   все   договоры  являются  возмездными.  Что  же  касается  имущественного  оборота в целом, то  право  Республики  Беларусь  выделяет как договоры, которые являются  безвозмездными по своей природе, так и договоры, которые являются по  своей  природе возмездными, и, наконец, договоры, которые могут быть  в зависимости от воли сторон как возмездными, так и безвозмездными.       К   безвозмездным   договорам,  безусловно,  относятся  договор  дарения и договор безвозмездного пользования имуществом. Договоры же  купли-продажи  и  аренды  всегда  являются  возмездными   договорами   (т.е. не бывает купли-продажи  без обязанности покупателя по  оплате  переданного ему товара, в ином случае - это договор дарения, либо не  существует  договора  аренды  без обязанности арендатора по передаче  арендной  платы арендодателю, иначе это не договор аренды, а договор  безвозмездного   пользования).  Что  же  касается  договоров  займа,  хранения  или  поручения,  то  они могут быть как возмездными, так и  безвозмездными  в  зависимости  от  соглашения сторон. Однако в этой  ситуации  необходимо  помнить, что согласно п.3 ст.393 ГК РБ договор  предполагается  возмездным, если из законодательства, содержания или  существа  договора  не  вытекает  иное.  Например,  если  в договоре  поручения  в  рамках  предпринимательского  оборота, т.е. с участием  коммерческих  организаций  и  (или) индивидуальных предпринимателей,  напрямую  не  указано,  что он является безвозмездным, то, даже если  вознаграждение   поверенного  не  оговорено  в  договоре  поручения,  поверенный  все  равно  имеет  право  на  вознаграждение (п.1 ст.862   ГК РБ).       При  этом  надо сказать, что в силу п.3 ст.394 ГК РБ в случаях,  когда  в  возмездном  договоре цена не предусмотрена и не может быть  определена  исходя  из  условий договора, исполнение договора должно  быть  оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно  взимается  за  аналогичные  товары, работы или услуги. Тем не менее,  если,   например,   в  договоре  комиссии  не  указано  комиссионное  вознаграждение,   это  не  означает,  что  данный  договор  является  безвозмездным,   в   силу   того   что   природа  договора  комиссии  предусматривает  обязательную возмездность данной сделки; неуказание  размера комиссионного вознаграждения не мешает комиссионеру взыскать  с  комитента  цену  своей  услуги  исходя  из  аналогового метода ее  определения.             Запрет на предоставление взамен исполнения отступного          Абзац  второй  части  первой подп.1.1 Указа № 373 устанавливает  запрет   на   предоставление   взамен   исполнения   отступного  без  поступления  в  предусмотренном порядке денежных средств организации  или индивидуальному предпринимателю.       В  соответствии  со  ст.380  ГК  РБ  обязательство  может  быть  прекращено  по  соглашению  сторон предоставлением взамен исполнения  отступного  (уплатой  денег,  передачей  имущества  и т.п.). Размер,  сроки и порядок предоставления отступного устанавливаются сторонами.       В  рассматриваемом  Указом  №  373  случае  речь  идет о замене  исполнения  денежного обязательства передачей имущества, выполнением  работ, оказанием услуг и т.д.       При  этом,  действительно,  отступное  как  способ  прекращения  обязательств  было  впервые  введено  в  ГК  РБ  1998  г. для замены  первоначального  предмета  исполнения  обязательства другим. То есть  кредитор  в  период  исполнения  обязательства,  а  иногда  и  после  истечения  указанного  в  обязательстве  срока  может  передать  при  наличии его воли вместо одного объекта гражданского права другой.       Отличие  отступного от новации заключается именно в прекращении  любой  юридической  связи между сторонами обязательства. В рамках же  новации  первоначальное обязательство действительно прекращается, но  на его месте возникает новое обязательство между теми же сторонами.       Рассматривая  запрет,  установленный  Указом  №  373, нельзя не  отметить,  что  Указом  запрещено  не  любое  отступное,  а лишь то,  которое  предусматривает неполучение организацией или индивидуальным  предпринимателем  на территории Республики Беларусь денежных средств  (по  денежному обязательству). Если же, например, поставщик, который  недопоставил  товар  покупателю, заплатит стоимость недопоставленной  продукции, то такое отступное не попадает под действие Указа № 373.     02.09.2005 г.     Ян Функ, кандидат юридических наук, доцент     Журнал «Главный Бухгалтер. ГБ» № 33, 2005 г.          Примечание.   Императивная  норма  -  норма  права,  содержащая  выраженную  в определенной, категорической форме диспозицию, правило  поведения  управомоченной  стороны, которое не может быть изменено в  процессе исполнения.     Для более детального изучения см. Пособие     От редакции: С 1  октября  2006 г. в  подпункт  1.1  пункта 1  Указа  Президента Республики  Беларусь  от  15.08.2005  № 373  «О некоторых  вопросах   заключения   договоров  и  исполнения   обязательств   на  территории  Республики  Беларусь»  на  основании  Указа   Президента  Республики Беларусь от 24.08.2006 № 523 внесено дополнение.