Судебная практика: Без вины виноват, или о некоторых особенностях практического применения законодательства о труде

БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТ, ИЛИ О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ПРАКТИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ТРУДЕ

Фабула дела

2 февраля 2003 г. между работником и нанимателем (государственным научным учреждением) был заключен трудовой контракт, согласно которому работник принят на работу в качестве сотрудника одного из структурных подразделений нанимателя. В процессе осуществления своих обязанностей работник привлекался к выполнению определенных заданий в составе временных научных коллективов (далее — ВНК), за что получал вознаграждения, предусмотренные заключенными договорами. В соответствии с условиями трудового контракта выплата заработной платы и иных средств должна была производиться нанимателем не позднее 20-го числа каждого месяца. Выплата нанимателем заработной платы работникам осуществлялась в рамках заключенного с обслуживающим банком договора, согласно которому подлежащие оплате денежные средства перечислялись на открытые в банке карт-счета работников (пластиковые карточки).

10 января 2006 г. работник обратился к нанимателю с письменным заявлением о досрочном расторжении трудового контракта по соглашению сторон с указанием даты увольнения — 13 января 2006 г. Наниматель не возражал против расторжения контракта и даты, предложенной работником в заявлении об увольнении. Согласно приказу нанимателя работник был уволен именно 13 января 2006 г. Однако денежные средства, подлежащие выплате ему при увольнении, он фактически получил только 21 января 2006 г.

Учитывая просрочку выплаты причитающихся при увольнении денежных средств, работник обратился в суд с иском о взыскании среднедневного заработка согласно ст.78 Трудового кодекса РБ (далее — ТК) и возмещении морального вреда.

Позиция работника (истца)

Истец заявил требование о взыскании с ответчика среднедневного заработка за весь период просрочки в размере 281 072 руб. и 1 500 000 руб. в качестве возмещения морального вреда. Для определения размера заявленного требования (281 072 руб.) истец все полученные от нанимателя денежные средств за два последних рабочих месяца разделил на количество рабочих дней в указанном периоде и умножил на период просрочки, состоящий из 8 дней (т.е. с 14 по 21 января 2006 г. включительно). При определении периода просрочки истец указал, что смог фактически получить денежные средства через банкомат только лишь 21 января 2006 г.

На наш взгляд, необходимо более детально остановиться на суммах, полученных истцом за последние два месяца работы, предшествующие увольнению, а также на их правовой природе. Истцом для определения размера среднедневного заработка были взяты за основу полученные в ноябре и декабре 2005 г. суммы, которые составили соответственно 1 098 505 и 452 252 руб. или всего 1 550 757 руб. При этом за ноябрь истцу были выплачены заработная плата в сумме 788 505 руб. и вознаграждение за участие в работе ВНК в размере 310 000 руб. За декабрь размер заработной платы составил 412 252 руб. Кроме заработной платы истцу в этом же периоде была выплачена материальная помощь в сумме 40 000 руб. Таким образом, истцом для определения среднедневного заработка была принята сумма 1 510 757 руб. (без учета выплаченной материальной помощи), которую он разделил на 43 рабочих дня (в ноябре — 21 рабочий день, в декабре — 22), в результате чего получил среднедневную заработную плату в размере 35 134 руб. (1 510 757 / 43). Как уже указывалось выше, истец при определении размера заявленных требований умножил размер среднедневного заработка (35 134 руб.) на количество дней просрочки (8 дней).

В качестве обоснования заявленных исковых требований истец ссылался на часть первую ст.77, ст.78 и 246 ТК, а также на ст.60 Конституции Республики Беларусь.

Позиция нанимателя (ответчика)

Ответчик не согласился с доводами истца в части размера среднедневной заработной платы, периода просрочки и, соответственно, количества дней, подлежащих оплате, а в отношении требования о возмещении морального вреда — в полном объеме.

Что касается порядка расчета размера среднедневного заработка, то ответчик посчитал необоснованным включение в состав заработной платы работника полученного в ноябре вознаграждения в сумме 310 000 руб. за участие в работе ВНК. В качестве обоснования данной позиции ответчик ссылался на требования подп.5.3 п.5 приложения 2 (примечание) к постановлению Минтруда РБ от 10.04.2000 № 47 «Об утверждении условий и порядка исчисления среднего заработка, сохраняемого за время трудового (основного и дополнительного) и социального (в связи с обучением) отпусков, выплаты денежной компенсации за неиспользованный трудовой отпуск и в других случаях, предусмотренных законодательством, а также перечня выплат, учитываемых при исчислении среднего заработка» (далее — постановление № 47).

В части периода просрочки ответчик выразил свое несогласие в связи с включением истцом в данный период двух выходных дней (14 и 15 января 2006 г.), а также 19, 20 и 21 января 2006 г.

В отношении двух выходных, включенных истцом в период просрочки, ответчик ссылался на п.22 приложения 1 к постановлению № 47 (далее — п.22 постановления № 47), согласно которому «общая сумма, причитающаяся к выплате по среднему заработку, определяется путем умножения среднедневного (среднечасового) заработка на количество дней (часов), подлежащих оплате». Как следовало из заключенного между работником и нанимателем контракта, выходные дни не подлежали оплате работнику. Исходя из данной нормы, по мнению ответчика, суд должен был исключить из периода просрочки выходные дни.

Последние же из указанных дат (19, 20 и 21 января 2006 г.), по суждению ответчика, должны быть исключены из периода просрочки по следующим причинам.

В судебное заседание ответчиком были представлены копии платежного поручения и приложения к нему, направленные в обслуживающий нанимателя банк для зачисления заработной платы на карт-счета сотрудникам. Платежное поручение содержало отметку банка о принятии платежного документа к исполнению 19 января 2006 г. Так как платежное поручение было представлено в банк в указанную дату, ответчик считал ее как дату надлежащего исполнения обязательства перед работником. При этом ответчик указывал на тот факт, что предприятие финансируется из государственного бюджета, в связи с чем ответчик не имеет свободных оборотных средств для осуществления расчетов с уволенными сотрудниками в день увольнения.

В части заявленного истцом требования о возмещении морального вреда ответчик мотивировал свое несогласие тем, что со стороны истца не представлено доказательств нравственных и физических страданий, причиненных в результате несвоевременного расчета в связи с увольнением. Это, по мнению ответчика, противоречит требованиям п.16 постановления Пленума Верховного Суда РБ от 28.09.2000 № 7 «О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда», согласно которому «с целью обеспечения требований разумности и справедливости для каждого конкретного случая суду следует учитывать степень нравственных и физических страданий потерпевшего исходя из тяжести (значимости) для него наступивших последствий и их общественной оценки». Кроме того, ответчик посчитал необоснованной ссылку истца на ст.246 ТК, так как указанной статьей предусмотрено возмещение морального вреда только в определенных случаях, а именно: 1) увольнения без законного основания; 2) увольнения с нарушением установленного порядка увольнения; 3) незаконного перевода на другую работу. Согласно требованиям трудового законодательства просрочка осуществления расчета в связи с увольнением работника не является нарушением установленного порядка увольнения и не может служить основанием для возмещения морального вреда.

Позиция суда

После изучения представленных сторонами доказательств суд посчитал необходимым конкретизировать некоторые обстоятельства рассматриваемого спора и направил запрос в обслуживающий ответчика банк с целью получения сведений о дате зачисления на карт-счет (пластиковую карточку) истца денежных средств по платежному поручению, представленному ответчиком, а также дате снятия истцом причитающихся денежных средств.

Из представленной банком справки следовало, что денежные средства, перечисленные ответчиком по платежному поручению от 19 января 2006 г., были зачислены банком на карт-счет истца лишь 20 января 2006 г. и фактически получены истцом на следующий день, т.е. 21 января 2006 г.

Исходя из полученных и истребованных в ходе разбирательства по делу доказательств, суд согласился с доводами ответчика в отношении необоснованности включения истцом вознаграждения за участие в работе ВНК в состав заработной платы, принятой для расчета среднедневного заработка. Суд также согласился с позицией ответчика в части возмещения морального вреда. В остальной части заявленные исковые требования судом были удовлетворены.

Комментарий автора

Мы не ставим целью настоящей публикации обсуждение правомерности и законности вынесенного судом первой инстанции решения по спору, а предлагаем свою точку зрения на проблему, которая, на наш взгляд, актуальна для многих государственных предприятий.

Как уже указывалось выше, при выплате работнику причитающихся при увольнении сумм наниматели обязаны руководствоваться действующим законодательством. Для определения границ действия определенного нормативно-правового акта считаем целесообразным провести некоторый правовой анализ на примере постановления № 47.

Согласно абзацу первому постановления № 47 данный документ принят в целях реализации ст.81-85 ТК. Указанные статьи регулируют общие принципы исчисления среднего заработка в различных случаях. В частности, ст.82 ТК содержит общие правила «исчисления среднего заработка за время выполнения государственных и общественных обязанностей и в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом». Согласно части второй ст.82 ТК «порядок исчисления среднего заработка определяется Правительством Республики Беларусь или уполномоченным им органом». Постановление № 47 принято во исполнение постановления Совета Министров РБ от 04.04.2000 № 455, согласно которому Министерству труда было предоставлено право на принятие нормативных правовых актов, разъясняющих (детализирующих) некоторые нормы ТК.

Очевидно, что условия и требования норм, предусмотренных в ст.81-84 и особенно в ст.85 ТК, требуют издания отдельного правового акта, содержащего детализации и разъяснения. Из вышеизложенного прямо следует, что Министерству труда предоставлено право принятия нормативного акта, содержащего нормы детализирующего характера, но обязательные к применению всеми субъектами правоотношений. Таким образом, при определении размера среднедневного заработка работника и общей суммы, причитающейся работнику в случае несвоевременного расчета нанимателем, необходимо руководствоваться нормами постановления № 47.

Согласно п.22 постановления № 47 «общая сумма, причитающаяся к выплате по среднему заработку, определяется путем умножения среднедневного (среднечасового) заработка на количество дней (часов), подлежащих оплате». В споре, приведенном выше, в качестве примера из судебной практики со стороны нанимателя была предпринята попытка исключить из периода просрочки выплаты причитающихся при увольнении сумм выходных дней. При этом, как уже указывалось ранее, наниматель (по делу — ответчик) ссылался как на требования п.22 постановления № 47, так и на условия трудового контракта с истцом, согласно которым выходные и праздничные дни не подлежали оплате. В части применения указанной нормы в юридических изданиях выражались мнения о включении выходных дней в период просрочки при взыскании сумм, подлежащих оплате в связи с увольнением, т.е. применение календарного принципа исчисления периода просрочки.

На наш взгляд, п.22 постановления № 47 исключает двойную трактовку применения изложенных в нем норм по следующим причинам. Указанная норма содержится в гл.3 постановления № 47, которая устанавливает «порядок исчисления среднего заработка, сохраняемого за время выполнения государственных и общественных обязанностей, определения размера выходного пособия и в других случаях, предусмотренных законодательством». Иные нормы постановления № 47, кроме как п.22, не содержат определения порядка расчета общей суммы, причитающейся к выплате по среднему заработку. В связи с чем можно сделать вывод, что данная норма не имеет двойной трактовки и применима ко всем случаям выплаты среднего заработка, в т.ч. и за просрочку расчета при увольнении. Исходя из этого, считаем, что при расчете среднего заработка для выплаты за просрочку расчета при увольнении включение в период просрочки дней, не подлежащих оплате (т.е. выходных или праздничных дней), является необоснованным. На наш взгляд, единый подход в рассмотрении вопроса упростил бы правоприменительную практику при разрешении трудовых споров, количество которых, к сожалению, не уменьшается. Однако, как уже указывалось выше, в настоящей статье изложено частное мнение автора по существу рассматриваемой проблематики. Издание официальных разъяснений и детализаций определенных норм действующего законодательства возложено на компетентные органы, в данном случае на Министерство труда и социальной защиты РБ.

30.08.2006 г.

Юрий Проданец, юрист

Журнал «Главный Бухгалтер. Бюджетные организации» № 5, 2006 г.

Примечание. С 1 мая 2006 г. приложения 1 и 2 к постановлению № 47 действуют в новой редакции, утвержденной постановлением Минтруда РБ от 27.03.2006 № 37, и называются Инструкция о порядке исчисления среднего заработка, сохраняемого в случаях, предусмотренных законодательством.

Для более детального изучения см.: 1. Пособие

2. Судебную практику