Судебная практика: Решением хозяйственного суда удовлетворены исковые требования закрытого акционерного общества, город Москва, и признано недействительным решение инспекции Министерства по налогам и сборам о взыскании экономических санкций, налогов и неналоговых платежей

           ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ УПРАВЛЕНИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАДЗОРА       И ОБОБЩЕНИЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЫСШЕГО ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА                        РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ     РЕШЕНИЕМ ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА УДОВЛЕТВОРЕНЫ   ИСКОВЫЕ ТРЕБОВАНИЯ ЗАКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО   ОБЩЕСТВА, ГОРОД МОСКВА (ДАЛЕЕ - ЗАО), И ПРИЗНАНО   НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ РЕШЕНИЕ ИНСПЕКЦИИ МИНИСТЕРСТВА   ПО НАЛОГАМ И СБОРАМ О ВЗЫСКАНИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ   САНКЦИЙ, НАЛОГОВ И НЕНАЛОГОВЫХ ПЛАТЕЖЕЙ          При  рассмотрении дела судом установлено, что ЗАО во исполнение  договора  мены  поставило  республиканскому  унитарному  предприятию  (далее  -  РУП)  мазут  топочный.  В  счет  поставленного мазута РУП  отгрузило ЗАО продукцию собственного производства.       При  проведении проверки ИМНС пришла к выводу, что ЗАО получило  на  территории  Республики  Беларусь  доход  в  размере  выручки  от  указанной  бартерной  операции через незарегистрированное постоянное  представительство.       Основанием    исчисления    экономических    санкций    явилось  осуществление ЗАО финансово-хозяйственной деятельности на территории  Республики  Беларусь без регистрации постоянного представительства в  установленном  законодательством Республики Беларусь порядке. Данное  заключение  было сделано сотрудниками ИМНС на том факте, что в офисе  ОДО  «А»,  расположенном  на  территории  Республики  Беларусь, были  обнаружены  бухгалтерские документы ЗАО, а также осуществление такой  деятельности  через  граждан  Республики  Беларусь  А.,  П.  и Д. на  основании  выданных  им  доверенностей,  которыми  были уполномочены  представлять    интересы    ЗАО    во    всех    государственных   и  негосударственных  организациях  и  учреждениях,  с  правом  подписи  договоров   и   других   документов.  Граждане  Республики  Беларусь  выполняли функции по ведению финансово-хозяйственной деятельности.       Удовлетворяя  иск,  суд  первой  инстанции исходил из того, что  вывод  ИМНС  об  осуществлении  ЗАО  хозяйственной  деятельности  на  территории  Республики  Беларусь  через постоянное представительство  неправомерен.  Три  физических лица, работающих у истца по временным  договорам,  не  являются  обособленным подразделением, офис ОДО «А»,  где были обнаружены бухгалтерские документы истца, не может являться  представительством,  поскольку  он не находится в собственности и не  арендован истцом.       В  пункте 4 статьи 5 Соглашения между Правительством Республики  Беларусь   и   Правительством  Российской  Федерации  «Об  избежании  двойного   налогообложения  и  предотвращении  уклонения  от  уплаты  налогов  в  отношении  налогов  на  доходы и имущество» от 21 апреля   1995  года  определено  понятие  постоянного представительства - это   «лицо, имеющее полномочия заключать контракты от имени предприятия и   обычно  использует  эти полномочия при условии, что его деятельность   не ограничивается видами деятельности, упомянутыми в пункте 3».       Кассационная  инстанция  отменила  решение суда исходя из того,  что  изложенные  в  решении  выводы суда не соответствуют материалам  дела  и фактическим обстоятельствам и что суд неправильно истолковал  акты законодательства.       По жалобе истца председатель хозяйственного суда принес протест  на   постановление   кассационной   инстанции   в  коллегию  Высшего  Хозяйственного  Суда  Республики  Беларусь  по  проверке  законности  решений  хозяйственных судов (далее - надзорная коллегия), в котором  просил  постановление  кассационной  инстанции отменить и оставить в  силе решение суда первой инстанции.       Надзорная  коллегия Высшего Хозяйственного Суда установила, что  судебные   акты,  принятые  по  делу,  подлежат  отмене,  а  дело  -  направлению на новое рассмотрение.       При  этом суд первой инстанции сделал вывод об отсутствии факта  осуществления  ЗАО  предпринимательской  деятельности  на территории  Республики   Беларусь   без  выяснения  и  надлежащего  исследования  фактических   обстоятельств   по  делу,  не  выяснив,  какие  именно  документы  ЗАО  были  обнаружены управлением Департамента финансовых  расследований  Комитета  госконтроля  Республики  Беларусь  (далее -  УДФР) в офисе ОДО «А».       Надзорная  коллегия Высшего Хозяйственного Суда в постановлении  указала,   что   при   новом   рассмотрении  спора  суду  необходимо  истребовать     первичные    документы    по    осуществлению    ЗАО  предпринимательской  деятельности на территории Республики Беларусь,  которые  были  обнаружены  и  изъяты УДФР в офисе ОДО «А», и дать им  соответствующую  оценку.  В том случае, если судом будет установлено  наличие  представительства  ЗАО  на  территории Республики Беларусь,  суду  также  необходимо  дать оценку доводам истца о неправомерности  применения   к  нему  санкций  за  безлицензионную  деятельность,  о  необходимости  учета  понесенных  им  затрат при получении дохода на  территории   Республики   Беларусь,   что   не   нашло  отражения  в  постановлении кассационной инстанции.       При  новом  рассмотрении дела в Высшем Хозяйственном Суде ЗАО в  иске было отказано.       Основанием  для  отказа в удовлетворении иска послужило то, что  фактически  в офисе ОДО «А», расположенного на территории Республики  Беларусь, находится представительство истца, не зарегистрированное в  установленном  порядке, но осуществляющее хозяйственную деятельность  на  территории Республики Беларусь. Подтверждением этому явились как  документы,  изъятые  в офисе ОДО «А» инспектором УДФР области, так и  показания  свидетелей. Кроме того, ответчик представил для обозрения  суду   ряд   подлинных   документов,   относящихся  к  хозяйственной  деятельности,  из  числа  изъятых  у  истца  как  в  натуре, так и с  компьютерной  распечатки,  что  подтверждает наличие в офисе ОДО «А»  бухгалтерских      и      иных     документов,     относящихся     к  хозяйственно-финансовой деятельности ЗАО.       Суд  не  принял  во внимание доводы истца в части того, что его  действия  подпадают  под  юрисдикцию Соглашения между Правительством  Республики   Беларусь   и  Правительством  Российской  Федерации  от   21  апреля  1995  года об избежании двойного налогообложения, в силу  которого   действия  истца  не  подпадают  под  понятие  постоянного  представительства,  так  как  в силу пункта 2 подпункта «в» статьи 5  указанного  Соглашения  под постоянным представительством понимается  наличие  на  территории  другого государства конторы, что фактически  имелось в действительности.     Подготовлено  Управлением обеспечения надзора  и обобщения судебной практики  Высшего Хозяйственного Суда     02.09.2004 г.     Для более детального изучения см. Пособие